facebook_pixel
  • 24 мая 2021, 18:14

    Белоруссию назвали «воздушным пиратом» и решили закрыть ее небо. Это ударит по авиакомпаниям

    Принудительная посадка самолета Ryanair в Минске привела к протесту европейских стран и отказу Литвы от полетов над Белоруссией. В мировой практике подобные «вынужденные посадки» случались и прежде. «360» разбирался, насколько это законно, безопасно и может ли поставить под угрозу авиасообщение с Белоруссией.

    Белоруссию назвали «воздушным пиратом» и решили закрыть ее небо. Это ударит по авиакомпаниям

    Приземление Ryanair

    В Белоруссии задержали основателя признанного экстремистским Telegram-канала Nexta Романа Протасевича. Он находился на борту самолета, который направлялся из Афин в Вильнюс. Когда судно пролетало над Белоруссией, пилотам поступило сообщение от белорусской диспетчерской службы о возможном минировании.

    Практически у границы с Литвой пришла команда посадить борт в Минске. На белорусской территории самолет сопровождал истребитель ВВС страны. После посадки пассажиры прошли повторный досмотр, а саперы проверили борт и установили, что угроза не подтвердилась. Оппозиционера арестовали.

    По данным директора департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций Белоруссии Артема Сикорского, авторы сообщения о минировании самолета Ryanair, который совершил экстренную посадку в Минске, угрожали взорвать его над Вильнюсом, сообщил ТАСС.

    Сикорский уточнил, что в сообщении были выдвинуты политические требования, связанные с обострением ситуации в секторе Газа. Он подчеркнул, что Белоруссия готова предоставить всю объективную информацию об инциденте с бортом Ryanair.

    «Мы обращаемся к Международной ассоциации воздушного транспорта, Европейскому агентству по безопасности, представителям заинтересованных авиационных администраций принять участие в беспристрастном расследовании произошедшего события», — добавил он.

    Сикорский обратил внимание, что белорусские власти, в частности, приглашают Литву вместе разобраться в этой ситуации.

    «Если есть заинтересованность у авиавластей Литвы и специалистов по авиабезопасности принять наше предложение, <…> мы их приглашаем для этого прибыть в Минск», — сказал он.

    Руководство латвийской авиакомпании AirBaltic решило больше не летать над Белоруссией. Литва призвала Евросоюз закрыть воздушное пространство Белоруссии, а МИД ФРГ пригрозил последствиями со стороны ЕС из-за принуждения к посадке гражданского самолета и призвал отпустить Протасевича.

    Сажать на ближайший аэродром

    Событие вызвало большой резонанс. Обсуждают все: личность самого Протасевича, политику главы Белоруссии, возможные меры и санкции, которые могут применить к стране. Не осталось в стороне и обсуждение действий экипажа, который довольно покорно приземлился на заданном аэродроме.

    Пилот «Аэрофлота», командир аэробуса А-320 Андрей Литвинов на своей странице в Twitter рассказал, что бы сделал на месте командира, судно которого «минируют», а потом перехватывает истребитель. Пилот отметил, что в такой ситуации главная задача — спасение самолета и пассажиров. Если есть сигнал о минировании, то командир принимает решение о срочной посадке на ближайшем аэродроме.

    По словам Литвинова, в данном случае место для посадки в два раза ближе Минска было в Литве. Далее командир должен сообщить о своем решении диспетчеру. Если его принуждают к иным действиям, пилот включает сигнал бедствия и докладывает на аварийной частоте о нападении на воздушное судно.

    «Настаиваю на посадке на том аэродроме, на который было принято решение исходя из воздушной обстановки, метеопрогноза, годности аэродрома, минимума и т. д. Если возникает реальная угроза, то следую за истребителем, но на земле требую консула и СМИ. Отказываюсь от дальнейшего выполнения задания в связи со стрессовой ситуацией и еду в гостиницу», — написал в Twitter Литвинов.

    Позже в интервью 47news.ru пилот пояснил, что военные самолеты поднимают в случае перехвата нарушителя или если есть информация, что воздушное судно перевозит запрещенные предметы вроде оружия и наркотиков. Тогда груз не должен долететь до конечного пункта. Если нет реакции, то уже идут на перехват. Однако так не поступают в случае минирования.

    Опасно или не очень

    Бывший командир воздушного судна, специалист по безопасности полетов Александр Романов пояснил «360», что по всем международным нормам экипаж не имеет права игнорировать сообщение о чрезвычайной ситуации на борту. Экстренную посадку нельзя назвать безопасным маневром, но профессионалу он под силу.

    «Да, перестроиться, перенастроить автоматику — на это нужно время. Но если пилот достаточно подготовленный и опытный, то проблем быть не должно. Особенно если он знает аэродром, на котором нужно совершить посадку. У меня был подобный опыт: на рейсе Токио — Москва пассажиру стало плохо, и я сел в Новом Уренгое», — рассказал Романов.

    Иного мнения придерживается заместитель главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Дмитрий Дрозденко. Он выразил уверенность, что ситуацию, когда самолет летит неподготовленным маршрутом, да еще и в сопровождении истребителя, можно назвать опасной и для пассажиров, и для самого воздушного судна.

    «Это международный акт пиратства. Трудно игнорировать требования приземлиться, когда рядом истребитель в воздухе. Американцы то же самое делали, когда у нас остался Сноуден. Из России летел борт президента Боливии Эво Моралеса. Его также посадили в Европе — просто выгнали президента и осмотрели самолет», — напомнил Дрозденко.

    Мировое пиратство

    И это не единичный случай, когда мировые державы позволяли себе сажать тот или иной борт. Кандидат политических наук Сергей Марков в разговоре с «360» напомнил случай, когда украинские власти без объяснения причин подняли в воздух истребители и заставили сесть самолет «Белавиа» под угрозой расстрела.

    Так Украина пыталась заполучить некую флешку, которую, по мнению силовиков, вез оппозиционер, несогласный с методами действующей власти. Цифровой носитель с возможной угрозой национальной безопасности государства (так потом поясняли свои действия силовики) не нашли, а вот более ста пассажиров не смогли вовремя прилететь в Минск.

    Тогда, в 2016 году, мировая общественность не увидела в действиях Украины ничего особенного. Никто не призывал закрывать небо или вводить санкции. Как, впрочем, и в случае с посадкой в Австрии самолета президента Боливии.

    Небо под замком

    Сейчас европейские страны готовят или уже вводят ограничения для авиасообщения с Белоруссией.

    «Закрытие неба чревато прежде всего тем, что будет нарушено авиасообщение Минска со всеми остальными городами мира, кроме тех, кто откажется присоединиться к этому запрету. Я думаю, что Международная организация гражданской авиации не захочет принимать это решение. Категорически будут против Китай и Россия, скептично отнесутся и другие страны, независимые от США», — предположил Сергей Марков.

    По мнению политолога, решение о прекращении полетов могут принять конкретные национальные организации авиаперевозчиков. То есть из Минска нельзя будет летать в Евросоюз, США и в страны, которые являются их союзниками. Но закрытое небо — это неэффективный способ давления, учитывая мощных союзников Белоруссии, которые всегда окажут поддержку стране.

    «Что касается авиакомпаний, то они сделают все, чтобы такого запрета не было. Потому что они прекрасно понимают — власти Белоруссии никакой угрозы авиасообщению не несут, и даже если такое повторится, то ничего страшного не произойдет. А вот [при ограничении] потери будут большие, придется проводить другие маршруты, чтобы обогнуть страну», — сказал эксперт.

    Он отметил, что по большому счету все понимают — уровень агрессивности того же киевского режима на порядок выше белорусских властей. Так что это чисто политическое преследование, никак не связанное с безопасностью, и авиакомпании сделают все, чтобы спокойно продолжать летать над Белоруссией.

    «А вот национальные ассоциации могут запретить своим авиакомпаниям летать над, в и из Белоруссии. Но сейчас между Минском и Москвой пустили „Ласточку“. Значит, будут летать через Москву», — заключил Сергей Марков.