• 14 мая 2020, 15:34

    Пандемия лишила американцев дешевого мяса. Пока гиганты рынка разоряются, фермеры процветают

    В США в результате пандемии мясо стало продуктом для богатых. Теперь этот товар можно найти только в специализированных лавках по завышенным ценам. Об этом пишет Bloomberg. Как так вышло и в каком состоянии сейчас американское фермерство?
    Пандемия лишила американцев дешевого мяса. Пока гиганты рынка разоряются, фермеры процветают

    Дело в том, что основная часть сотрудников крупных предприятий — люди с низкими доходами, мигранты. 44% из них — латиноамериканцы, а четверть — афроамериканцы. Они не могут позволить себе взять больничный или оплатить дорогостоящее лечение. В результате на производстве массово начали болеть люди. По данным Международного союза работников пищевой промышленности и торговли, от коронавируса скончались уже не менее 30 сотрудников американской мясной промышленности, более 10 тысяч инфицированы.

    Из-за вспышки начали закрываться такие крупные компании, как Tyson Foods и Cargil. По данным профсоюза, за последние два месяца было закрыто не менее 30 заводов. Большинство из них гиганты. Так болезнь привела к уничтожению 40% доступной говядины и свинины в США. А это, в свою очередь, отразилось на полках самых обычных магазинов.

    Возвращение к фермерству

    При этом на производство дорогого, например, органического мяса, коронавирус не повлиял. Домашний скот выращивают на органических кормах и пастбищах, затем продукт перерабатывают на относительно небольших заводах или же прямо в местных мясных магазинах. Это мелкосерийное производство. Сотрудников там не так много, а значит, дистанция между ними больше.

    Bloomberg приводит в пример ситуацию с использованием местных продуктов. Так, один из оптовиков специализируется на продуктах, которые выращивают на семейных фермах Среднего Запада. Это мясо закупается и идет для продажи ресторанам и розничным торговцам. Также оптовик имеет собственную мясную лавку.

    Соучредитель компании Дейв Рэнд в интервью изданию говорит, что благодаря его сотрудничеству с мелкими производителями клиенты не видят такого дефицита товаров, который теперь преследует крупные продуктовые сети.

    «Мы не получаем мясо от какого-либо из этих крупных игроков, поэтому в некотором смысле мы изолированы от последствий того, что сырьевая индустрия вынуждена закрывать свои заводы или сокращать обработку», — заявил Рэнд.

    Теперь владельцы ферм и мелких производств процветают. К ним стали чаще обращаться за продукцией. Майк Калликрат, владелец ранчо и небольшого мясоперерабатывающего завода в Канзасе, сказал, что его бизнес по производству говядины, свинины и птицы процветает, увеличившись более чем вдвое. Клиенты, желающие запастись дорогим мясом, по его словам, «стоят в очереди за дверью». Людям стало резко интересно, что именно они едят и как это попало к ним на стол.

    При этом такого спроса не припоминают даже сами фермеры. «Я никогда не видел ничего подобного», — говорит 64-летний Нейт Робинсон, фермер в шестом поколении. Заказы удвоились в сравнении с тем же периодом прошлого года, причем розничный спрос более чем компенсирует потери, связанные с закрытием ресторанов.

    Тем не менее Робинсон не застрахован от сбоев, с которыми сталкиваются и крупные производители. Так, один из небольших заводов, с которым он работает, временно закрывается из-за пандемии, что повлечет для фермера определенные потери. Однако, в отличие от ситуации с гигантами рынка, закрытие одного завода не нанесет колоссальный урон, так как не нарушит общую рабочую цепочку.

    Между тем потребители, столкнувшиеся с ростом безработицы и потерей дохода, встают перед трудным выбором: платить больше за мясо или как-то обходиться без него.

    «Вот еще один пример того, как пандемия коронавируса выявляет социально-экономическое неравенство в Америке, непропорционально больше затрагивая население с низкими доходами и меньшинства, нежели другие группы», — пишет Bloomberg.

    США находятся на первом месте в мире по количеству инфицированных. В стране насчитывается более 1,3 миллиона заболевших COVID-19. Уровень смертности тоже самый высокий — 84 133 человека.