facebook_pixel
  • 19 октября 2020, 21:03

    Постоялиц Уктусского пансионата могли принудительно стерилизовать. Они — заложницы системы, это проблема для всей России

    Несколько пациенток Уктусского пансионата для престарелых и инвалидов рассказали о том, что их принуждали согласиться на стерилизацию. Таких историй в российских психоневрологических интернатах и пансионатах для людей с инвалидностями очень много. Основная проблема в том, что в этих учреждениях нет никаких возможностей для воспитания детей, а специальных сопроводительных программ в России очень мало.
    Постоялиц Уктусского пансионата могли принудительно стерилизовать. Они — заложницы системы, это проблема для всей России

    Добровольно-принудительное согласие

    В Уктусском пансионате для престарелых и инвалидов разразился скандал: одна из-подопечных, Людмила Гусева, рассказала о том, как в 2008 году ее вынудили подписать согласие на стерилизацию. По ее словам, при отказе от процедуры ей угрожали психоневрологическим интернатом (ПНИ), где «обкалывают и очень плохо». По информации издания «Подъем», за последние 12 лет в аналогичной ситуации оказались 15 подопечных пансионата.

    Такой добровольно-принудительный формат процедуры нелегален, но доказать, что женщины подписывали документы под давлением, практически невозможно. Уполномоченная по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова рассказала о том, что по жалобе Гусевой уже начали проверку.

    По словам адвоката Тимура Маршани, проводить стерилизацию против воли женщины незаконно, а давление на подопечных, чтобы заставить их подписать согласие на процедуру, называется понуждением и тоже влечет за собой уголовную ответственность.

    «Если ультимативно сказали, что либо стерилизация, либо будет плохое отношение в стационаре, то это не просто уголовно наказуемое деяние, это лишение человека репродуктивной функции — по сути дела, геноцид», — уверен адвокат.

    Раньше информация о стерилизации — якобы по медицинским показаниям — тоже поступала, но доказать незаконность действий администрации и врачей не удавалось.

    Без права на рождение

    Стерилизация — это операция с необратимыми последствиями, которую обычно используют как вариант добровольной контрацепции женщины, которые уже родили двоих здоровых детей или достигли 35 лет. Как объяснила «360» кандидат медицинских наук, врач — акушер-гинеколог высшей квалификационной категории Елена Булычева, процедура стерилизации предполагает перевязку или перерезание маточных труб, чтобы сперматозоид не мог достичь яйцеклетки.

    Перечень медицинских показаний достаточно широк, но, как правило, это тяжелые заболевания различных систем, при которых беременность несовместима с жизнью

    Елена Булычевакандидат медицинских наук, врач — акушер-гинеколог высшей квалификационной категории.

    При этом даже при медицинском назначении необходимо согласие самой пациентки или законного опекуна на проведение операции. В пансионате, по словам пациенток, согласие выбивали угрозами. Супруг одной из бывших подопечных подобного заведения рассказал о том, что его жене сделали аборт и стерилизацию, когда он поехал в ЗАГС, чтобы получить документы о браке и забрать женщину из пансионата.

    Заложники системы

    При этом очень важно понимать, что не все подопечные психоневрологических интернатов и пансионатов для престарелых и инвалидов являются нездоровыми или недееспособными. Директор некоммерческой организации «Благое дело» Вера Симакова, которая занимается программой сопровождаемого проживания в Екатеринбурге, рассказала «360», что это могут быть обычные выпускники детских домов, которым еще не выделили квартиру.

    Из-за того, что им негде жить, они соглашаются на такие интернаты. То есть они заложники этой системы

    Вера Симаковадиректор некоммерческой организации «Благое дело».

    Сейчас Вера Симакова и НКО «Благое дело» занимаются программой сопровождаемого проживания, которая помогла бы людям из пансионатов и ПНИ, которые хотят жить самостоятельно, получить такую возможность. В этой программе уже есть люди, среди них — супружеская пара, которая с 2002 года жила в интернате.

    «Она жила в комнате с шестью девушками, а он — в комнате с шестью мужчинами. И им запретили регистрировать брак, потому что тогда им должны дать комнату семейного типа, а этой комнаты просто нет», — рассказала Симакова.

    Сейчас «Благое дело» должно найти для этих людей возможность аренды или приобретения жилья, чтоб они могли жить вне пансионата. Таких случаев, когда в специализированных заведениях просто нет ресурсов для того, чтобы люди жили полноценной жизнью, очень много.

    Сопровождаемое проживание

    Проблема рождения в ПНИ и пансионатах обусловлена тем же отсутствием условий. Татьяна Мерзлякова рассказала «360» о том, что в интернатах нельзя находиться с ребенком — эти заведения предназначены только для совершеннолетних. Жить и воспитывать ребенка там нет возможности — его даже негде содержать.

    «Эту тему надо поднимать на общероссийском уровне. Нужно выработать практику сопровождаемого проживания в отдельной квартире при сопровождении либо некоммерческой организации, либо интерната. В предыдущие годы надо было выделять место, а его просто не было», — объяснила уполномоченная по правам человека.

    При этом Татьяна Мерзлякова сказала «360», что не может быть уверена в том, что подобное не продолжает происходить в ПНИ и пансионатах и сейчас. Однако, по мнению Симаковой, рубить с плеча и обвинять во всем конкретную администрацию и врачей тоже нельзя.

    Ситуация со стерилизацией ужасна, это нарушение всех прав, но надо понимать, что, возможно, те люди, которые это делали, не представляли других вариантов и пытались таким образом защитить человека, потому что у него нет никаких ресурсов и никакой помощи, чтобы просто быть частью общества и стать матерью

    Вера Симаковадиректор некоммерческой организации «Благое дело».

    Именно поэтому, уверена Симакова, прежде всего необходимо говорить о том, как организовать жизнеустройство людей с социальными нарушениями и инвалидностью, чтобы они были включены в жизнедеятельность любого города и села, а не жили бы в закрытом учреждении.

    В последние полтора года, по ее словам, создаются тренировочные квартиры для проживания при ПНИ и пансионатах.

    «Это безумно важный момент, но даже если в учреждениях обучили, каким образом помочь людям адаптироваться без работы и без включения в культурный социум? Должен быть комплексный подход, программы занятости, социокультурной инклюзии и сопровождаемого проживания», — заключила Вера Симакова.