• Конец близко: что мы знаем о грядущем финале «Игры престолов»

    Сериал в жанре боевого фэнтези стал одним из самых дорогостоящих и в то же время любимых зрителями проектов в истории телевидения, но сможет ли он перейти из разряда сенсации в статус настоящей классики жанра? Размышляет колумнист «360».

    Восемь лет в эфире, два года ожидания и шесть эпизодов. Еще несколько дней — и десятки миллионов фанатов «Игры престолов» по всему миру наконец узнают, что ждет их любимых героев в конце пути.

    «Игра престолов» с самого начала играла не по правилам и нарушала все возможные законы индустрии, чтобы создать их заново. Именно с нее, по мнению многих критиков, начался сериальный бум: молодежь, с легким презрением относившаяся к бесконечно тянущимся ситкомам и теледрамам, вдруг подсела на старую как мир историю о запретной любви, предательстве, интригах и грандиозных битвах, чей исход может решить судьбу человечества.

    Кинокомпания HBO в полной мере пользовалась успехом проекта и поистине мастерски нагнетала напряжение, для чего были применены все известные приемы — от спрятанных в нескольких странах копий Железного трона до раздачи призов и совместной акции с Красным Крестом по сдаче крови.

    Наконец, сезон рекламировали аж три трейлера, позволившие самым краешком глаза взглянуть на мир Вестероса перед финальной схваткой. Сняты ролики были мастерски: хотя каждый из них разобрали по кадрам, спойлеров нашли до обидного мало, а новых теорий о судьбе персонажей настрогали выше крыши.

    На этом фоне постоянные появления звезд сериала на известных телешоу только раздражают аппетит. То сыгравшая Дейенерис Эмилия Кларк заявит, что забыла концовку, то воплотивший на экране летописца вымышленного мира Сэмвелла Тарли актер Джон Брэдли намекнет, что его героя слопает дракон.

    Пожалуй, самой вызывающей стала выходка Арьи Старк, в миру Мэйси Уильямс: она якобы случайно рассказала, что ее героиня гибнет уже во второй серии нового сезона. Заявление было сделано в эфире одного из вечерних шоу, и, потрясенная своей ошибкой, Уильямс выбежала за кулисы. Правда, только ради того, чтобы вернуться с ведущим и под общий смех поздравить зрителей с 1 апреля.

    Можно не сомневаться: HBO сделает все возможное, чтобы фанаты не узнали ни одного серьезного поворота сюжета финальных эпизодов. Впрочем, самые отчаянные усилия не смогут помешать уже сейчас дать прогноз, что ждет нас в конце эпического путешествия по землям Вестероса и, главное, взойдет ли «Игра престолов» на трон главного события в мире фэнтези, доселе прочно занятый «Властелином колец».

    Пламенный финал

    Мы точно знаем, что всего, за что ругали и хвалили сериал, в этот раз будет еще больше, а это означает множество откровенных сцен, жестоких убийств и грандиозных битв.

    Чтобы переплюнуть прошлые сезоны, авторам придется серьезно постараться. Чего стоит только взрыв здания Великой септы Бейлора королевой-матерью Серсеей Ланнистер. В чудовищном пожаре погибли сотни людей, среди которых были не только фанатичные сектанты Его Воробейшества, но и представители самых благородных семейств Вестероса, включая жену короля Томмена Маргери. Многие поклонники сериала радовались, когда Томмен сменил на престоле садиста Джоффри, отравленного на собственной свадьбе. Однако трагическая гибель жены от рук Серсеи помутила его разум и привела к гибели.

    Воистину страшная сцена, но нам обещают как минимум еще одну. Напомним, что Серсея уничтожила Септу с помощью запасов «дикого огня», которые хранились в подвале здания. Журналисты изучили пилотный сценарий первой серии «Игры престолов» и нашли подсказку, что разрушающий все на своем пути огонь вернется и будет поистине страшен.

    В первой сцене по сценарию, который позже был полностью переделан, выясняется, что Серсея украла и сожгла перо, оставленное ее мужем Робертом Баратеоном на статуе Лианны Старк. Перо еще сыграет важную роль — оно появилось в последнем тизере «Игры престолов». А увлечение королевы огнем указывает на ее пироманию.

    Напомним, что «дикий огонь» — это аналог реально существовавшей горючей смеси сырой нефти, серы, масла и некоторых других добавок. Этот средневековый напалм эффективно использовала Византийская империя, чьи боевые корабли были оснащены подобиями современных огнеметов. По версии журналистов, Серсея обрушит это пламя на вражеский флот, но уничтожит не только его, но и почти всю Королевскую Гавань.

    Будет ли финал настолько пламенным, достоверно не известно, но не стоит забывать об оригинальном названии серии книг, на которых основан сериал: «Песнь Льда и Огня». Льда и холода тоже будет вдоволь. Одной из самых главных тайн «Игры престолов» остается личность главного злодея — Короля Ночи, ведущего армию белых ходоков на завоевание мира живых. В черновом сценарии эти ледяные зомби умели разговаривать, но в итоге авторы сериала сделали их еще страшнее: теперь это бездушные ходячие мертвецы, умеющие только убивать.

    Исполнитель Короля Ночи словацкий каскадер Владимир Фурдик напомнил, что ранее была показана сцена превращения человека в ледяного монстра, и сообщил, что в новом сезоне безжалостный Король будет преследовать одного конкретного человека.

    Самая вероятная версия личности жертвы — Джон Сноу, который после чудесного воскрешения возглавил условную фракцию добра. Гораздо сложнее угадать, кто на самом деле скрывается под личиной главного чудовища волшебного мира. Одна из самых волнующих фанатских теорий утверждает, что Король Ночи — вовсе не безымянный древний воитель, превращенный в монстра вымершей расой детей леса, а кузен Джона Сноу Бран Старк.

    Действительно, и его магические способности, и пугающий взгляд, и видения указывают на возможное перевоплощение. Но сыгравший Брана Айзек Хэмпстед-Райт в нескольких интервью с сомнением отзывался о таком неожиданном повороте. Впрочем, будем держать в уме, что сомнения актер высказывал до того, как познакомился со сценарием последнего сезона.

    Так или иначе, но главный ключ к пониманию финала дала опять же Мэйси Уильямс. В начале года она рассказала, что концовка, вероятно, понравится не всем поклонникам, потому что будет очень странной. Это значит, на Железный трон может взойти не всеобщий фаворит Джон Сноу или любимая многими фанатами Дейенерис, а кто-то третий. Либо, что будет совсем уж неожиданно, трон вообще никому не достанется или перейдет чудовищному Королю Ночи. Кажется, Мэйси в тот раз совсем не шутила и ждать можно чего угодно.

    Властелин престолов

    Конец близко: что мы знаем о грядущем финале «Игры престолов» | Изображение 1
    На фото: Джордж Р. Р. Мартин Источник фото: РИА «Новости»/Алексей Даничев

    «Игра престолов» не возникла на пустом месте. Как и в случае многих других успешных проектов, у нее есть серьезная литературная основа. Задолго до того, как пленительная смесь драматических, любовных и кровавых эпизодов вылилась на наши экраны, писатель-фантаст Джордж Р. Р. Мартин задумал создать вселенную, которая привлечет читателя не меньше легендарного цикла-прародителя современного фэнтези — «Властелина колец».

    Описавший эпическую битву за Средиземье, Джон Р. Р. Толкин (забавно, что его инициалы почти полностью совпадают с инициалами Мартина) не думал создавать блокбастер. Вдохновляясь сказаниями древних народов Европы, Толкин потратил десятилетия на создание истории выдуманного мира Средиземья. Ему было почти 70, когда изданный в США роман вдруг получил оглушительный успех — читателей потрясла оригинальная фантастика, эпические размеры описанного мира и тщательная, до мельчайших деталей, проработка сюжета.

    «Властелин колец» стал не просто очередным хитом, а основоположником жанра, которому подражают до сих пор. С 60-х годов прошлого века книги цикла продолжают переиздаваться на всех основных языках мира, став одной из жемчужин современной классики. Мало того, звезды сошлись так удачно, что экранизация режиссера Питера Джексона стала всемирно известной и коммерчески успешной кинотрилогией в истории.

    Почти три миллиарда долларов кассовых сборов, 17 статуэток «Оскара» — «Властелин колец» стал образцовым примером того, как длинный кадр может быть успешнее любой стандартной голливудской поделки. Возможно, именно этот успех держали в голове авторы «Игры престолов», запуская в производство рискованный и дорогостоящий проект.

    Сравнение «Игры престолов» и «Властелина колец» неизбежно в любом случае. Неслучайно Мартина называют американским Толкином. Он и сам не скрывает, что еще в детстве книги отца фэнтези оказали на него огромное влияние. Однако писатель настаивает, что стремится выйти за узкие рамки сформулированного его британским коллегой жанра.

    Одним из своих главных отличий Мартин считает умение сделать свою фантастику максимально реалистичной. Как и Толкин, он старается не злоупотреблять магическим и, шире, сверхъестественным — в его книгах магия лишь один из элементов сюжета, в котором сложным узором переплетены десятки линий.

    В отличие от Толкина, автор «Песни Льда и Огня» активно вплетает в свои книги канву, больше свойственную серьезной исторической прозе: во вселенной Вестероса привычная дихотомия добра и зла сменяется сложной системой отношений между персонажами, напоминающими отношения между реальными людьми. Иногда они ведут себя безупречно, но могут предать или совершить коварный поступок, причем не потому, что они карикатурные злодеи, но под воздействием внешних обстоятельств.

    Возможно, именно благодаря этому ювелирному сплаву мрачного средневекового реализма и выдумки «Песнь Льда и Огня» постепенно если не затмевает, то становится вровень с «Властелином колец». Говорить так, конечно, кощунство, но «ПЛиО» можно трактовать и как осовремененную версию «ВК», в которой короли, принцы и рыцари больше не идеальны, а летописцы, ведущие рассказ, не чураются описаний кровавых зверств и откровенных постельных сцен.

    Впрочем, станет ли «Песнь Льда и Огня» королем фэнтези, восседающим на символическом троне читательской любви и внимания, еще до конца не ясно и будет понятно только после финала сериала.

    Хоть его авторы определенно говорят, что в нынешнем сезоне будет поставлена точка, сразу после его окончания Мартин обещал выпустить шестую часть своей саги «Ветры зимы», которую фанаты ждут уже восемь лет. Именно в ней до конца будет раскрыт эпичный слоган «Зима близко». Но и это еще не все: заключительной частью цикла должна стать книга «Грезы весны», о которой известно только то, что она появится не раньше 2020 года.

    Если интерес к серии не угаснет после завершения показа телеэкранизации и книги произведут не меньший фурор, то придется признать, что «Песнь» Мартина отныне — канон фэнтези. В таком случае придется ждать наследника Питера Джексона (а может, и его самого?), готового свергнуть старого властелина жанра и водрузить Железный трон уже на вершину киномира.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.