facebook_pixel
  • 08 октября 2021, 13:15

    Суррогат убил почти 20 человек в Оренбуржье. Контрафактный алкоголь можно победить лишь при одном условии

    Криминалист МВД Михаил Игнатов рассказал, как покончить с суррогатным алкоголем

    В Оренбургской области 17 человек смертельно отравились суррогатным алкоголем. Производители и продавцы контрафакта уже найдены. Специалисты уверены, что бороться с подделками можно, лишь сделав производство алкоголя прерогативой государства. А чтобы справиться с алкоголизмом, нужно обеспечить рабочие места и поднять уровень жизни в регионах.

    В ночь с 6 на 7 октября сразу в нескольких населенных пунктах Оренбургской области людям стало плохо после выпитого алкоголя. Медиков вызвали в поселке Красночабанском Домбаровского района и в Ясенском городском округе. Оказалось, что более 30 человек отравились суррогатным спиртным.

    Власти региона сообщили, что 17 человек спасти не удалось. Еще 16 пострадавших остаются в больнице. Следователи смогли найти место производства опасной продукции. Организатором нелегального производства и сбыта некачественного алкоголя оказался 29-летний житель Орска.

    Также были задержаны 60-летний житель села Акжарского Ясненского городского округа и 47-летняя жительница поселка Красночабанского, которые продавали смертельный контрафакт. Следствие ходатайствовало о заключении задержанных под стражу.

    Торговые сети могут пропустить суррогат

    Криминалист, бывший оперативный сотрудник МВД Михаил Игнатов рассказал «360», что сами торговые сети должны проводить проверку. Перед тем как подписать контракт, они выборочно проверяют качество продукции: берут партию товара на изучение и отправляют ее на экспертизу, где специалисты оценивают состав.

    «Если хотя бы одна бутылка окажется подозрительной, они забракуют всю партию. Это одна из форм работы, тут добросовестно должны работать торговые сети. Плюс сейчас ввели несколько акцизных марок. Но, к великому сожалению, и акцизные марки подделывают, и некоторые торговые сети, особенно мелкие, готовы взять любую продукцию, лишь бы подешевле была себестоимость», — сказал Михаил Игнатов.

    Таким образом, по словам эксперта, на прилавок может проникнуть спиртосодержащая жидкость, которая не соответствует госстандарту. В последнее время нелегального алкоголя в магазинах стало меньше, особенно по сравнению с 90-ми годами, когда каждая вторая бутылка была непонятного происхождения. Но и сейчас контрафакт иногда умудряется просачиваться на полки.

    Отдать алкоголь государству

    Михаил Игнатов отметил, что, по его мнению, существует лишь один единственный способ на 100% обезопаситься от «левого» алкоголя. Для этого государство должно полностью взять на себя производство алкогольной продукции.

    «И вот когда все ликеро-водочные заводы станут государственными и будут под единым контролем выпускать алкогольную продукцию, тогда мы прекратим травиться всяким суррогатным алкоголем. Мы будем застрахованы от того, что в торговые сети просочится какая-то „левая“ продукция», — выразил уверенность криминалист.

    Когда все крупные заводы будут под государственным началом, там при всем желании уже не получится изготовить какую-то суррогатную продукцию. Дополнительную гарантию дадут прямые поставки из таких государственных заводов в торговые сети. Так, по мнению Михаила Игнатова, можно обезопасить людей от проникновения на прилавки сомнительной продукции.

    Где больше пьют, там и подделки

    Криминалист рассказал, что найти и закрыть нелегальные цеха с поддельным алкоголем нелегко. Производители суррогата пользуются всевозможными ухищрениями, чтобы не быть разоблаченными. Во многом успех зависит от расторопности оперативных сотрудников, которые получают информацию о том, где, возможно, производят нелегальный алкоголь.

    «Подозрительные объекты требуют тщательной проверки и тщательного же осмотра. Производители контрафакта собирают бутылки из-под виски или коньяков, потом в них наливают суррогатную жидкость, по цвету похожую на тот же виски. Это может попасть на прилавок, скорее всего, это будут частные мелкие магазинчики», — пояснил Михаил Игнатов.

    Он добавил, что трудно выделить какой-то один регион страны, где было бы особенно много производителей нелегального алкоголя. Однако такое производство тесно связано со спросом, так что лидирующее положение занимают центральная часть России и Сибирь. А вот на Кавказе таких случаев намного меньше.

    Контрафакт привлекает дешевизной

    Психиатр, нарколог Алексей Казанцев в разговоре с «360» отметил, что последствия от употребления суррогатного алкоголя могут быть очень страшными. Происходит поражение зрительного нерва, что может привести к полной слепоте. Даже от небольших доз контрафакта случаются судорожные припадки, возможен летальный исход.

    По словам нарколога, умереть можно и после 30–50 миллилитров метилового спирта. Но даже после громкой истории с настойкой боярышника люди не отказываются от употребления подозрительного алкоголя. Многих привлекает дешевизна, особенно представителей маргинальных слоев общества или людей с зависимостью.

    «Человек, который редко употребляет алкоголь, пойдет в какой-то крупный магазин либо в алкомаркет, в бар или ресторан. Там просто невыгодно торговать метиловым спиртом — не те времена. При несчастном случае будет очень большой резонанс и очень большие имиджевые потери, вплоть до закрытия», — сказал Алексей Казанцев.

    Отсутствие перспектив толкает к выпивке

    Казанцев отметил, что чаще всего мелкие магазинчики, особенно в регионах, экономят и довольно часто, преимущественно вечером, стараются продавать контрафакт. Для борьбы с ними необходимо усилить работу силовым структурам, контролирующим органам и даже общественным организациям. На почве злоупотребления алкоголем часто растет и преступность.

    Алексей Казанцев рассказал, что в некоторых регионах собираются так называемые народные сходы, которые создают зоны абсолютной трезвости. Но в большей степени это зависит от культурно-массовых мероприятий, доступности спорта и возможности трудоустройства.

    «В большей степени толчком становится именно отсутствие работы, каких-либо перспектив и такая семейная форма употребления. Если в населенном пункте нет работы, мама, папа, дедушка — все пьют, то у ребенка вероятность, что он не будет пить, практически равна нулю, он пойдет по их стопам», — сказал нарколог.