facebook_pixel
  • 19 октября 2021, 23:16

    Странам предложили отказаться от угля. Экологии это хорошо, но экономике плохо

    Директор фонда энергетического развития Сергей Пикин оценил мировые шансы по отказу от угля

    В Великобритании пройдет климатический саммит, но котором премьер-министр Борис Джонсон намерен призвать все развитые страны к отказу от угля. Европа уже начала медленный переход к более экологичной добычи энергии. Однако, как объяснили эксперты, это приведет к снижению экономического роста.

    Странам предложили отказаться от угля. Экологии это хорошо, но экономике плохо

    По сообщениям Bloomberg, климатический саммит пройдет в Глазго с 31 октября по 12 ноября. На нем ожидается появление около 120 мировых лидеров, а Борис Джонсон на нем намерен призвать страны к отказу от угля и переходу к более экологичной энергии.

    «Мы хотим, чтобы мир к 2030–2040 годам отказался от угля для развитых стран. Мы хотим убедиться, что все перестанут использовать автомобили с двигателями внутреннего сгорания, работающими на углеводородном топливе», — сказал Джонсон.

    Председатель КНР Си Цзиньпин, чья страна является одним из крупнейших источников выбросов в мире, не приедет на саммит. Президент Бразилии Жаир Болсонару тоже отказался от визита. Премьер-министр Индии Нарендра Моди, чья страна стала третьим по величине источником выбросов в мире, еще не подтвердил свое присутствие.

    На анонимной основе официальные представители двух стран G20 заявили, что переговоры уже столкнулись с проблемами. Сообщается, что члены G7 пытаются навязать решения другим странам, не стремясь найти консенсус.

    Индия, например, страдает от серьезных перебоев в подаче электроэнергии и зависит от угля, поэтому ее власти раскритиковали меры по борьбе с изменением климата, ранее предложенные членами G20. Она сейчас не в состоянии отказаться от угля.

    Возможно ли отказаться от угля?

    Директор фонда энергетического развития Сергей Пикин в разговоре с «360» отметил, что уголь является самым загрязняющим видом топлива, выбрасывающим много углекислого газа в атмосферу. Например, Китай называют одним из главных загрязнителей планеты. Во многом он стал таковым из-за того, что доля угля в энергетическом балансе страны является доминирующей.

    «Отказаться от угля реально, и Европа к этому идет. У них по плану последние угольные электростанции закроются в начале 2030-х годов. Германия в следующем году выведет из эксплуатации последние блоки атомных станций», — рассказал эксперт.

    Однако у Китая такой процесс займет больше времени, в лучшем случае они станут углеродно-нейтральными к 2060 году.

    Эксперт по энергетике финансового университета Станислав Митрахович отметил, что использование угля варьируется от страны к стране. В Великобритании он дает буквально 1% от потребления, в США — 20%, а в Китае — более 50%. Отказаться от угля можно, перейдя на газ или другие ресурсы, но нужно понимать, что за это придется платить.

    «Если уходить от угля, то нужно быть готовым к снижению уровня потребления, потому что в Китае стали отказываться от него и при этом пытались поддерживать текущий уровень жизни. У них ничего не получилось. Пришлось останавливать предприятия. Хотите жить без угля? Готовьтесь уменьшать потребление или экономический рост, или уровень производства», — подчеркнул Митрахович.

    В январе 2021 года тогдашний замминистра энергетики Анатолий Яновский в интервью для «Русской газеты» также рассказал о сложностях по отказу от угля.

    Он объяснил, что если мир поддерживает идею об устойчивом энергетическом развитии, то любой вклад в достижение этой цели должен цениться, включая переход к «чистым» угольным технологиям. Например, в Китае, Индии и Вьетнаме планируется построить более 1000 угольных электростанций, работающих на принципах высокой эффективности и низкой эмиссии.

    По его словам, те страны, что решили вывести из эксплуатации угольные электростанции, в основном закрыли маломощные устаревшие предприятия. А это особого эффекта на экологию не имеет.

    «Если действительно хотите устойчивого энергетического будущего, надо двигаться к нему не в формате звонких лозунгов, а в контексте реальных проблем социально-экономического развития разных стран — и не забывать при этом, что любые энергетические технологии „чистыми“ не являются. Например, на нефтегазовый сектор ТЭК приходится более 50% выбросов метана, на угольный сектор — около трети», — сказал Яновский.

    Какие есть альтернативы?

    Энергетические альтернативы есть, но, как подчеркнул бывший замминистра, каждая из них имеет свои недостатки. Например, для создания солнечных батарей требуется большое количество токсичных и взрывоопасных веществ. А для создания аккумуляторов придется увеличить добычу лития, что тоже негативно скажется на экологии.

    Атомная энергия приводит к таким проблемам, как сложность в захоронении, переработке и утилизации радиоактивных отходов. Пикин в разговоре с «360» отметил, что ветровая энергия тоже оставляет большой след, потому что она производится из тех материалов, которые нужно добыть и создать.

    Большинство стран это понимают, поэтому даже в Германии после 2030 года продолжат работать около 15 угольных электростанций общей мощностью почти 20 ГВт. По словам Яновского, Польша, Румыния, Словения, Хорватия и Болгария вообще не задумывались об отказе от угля. В первой стране власти не планируют закрывать угольную госкомпанию PGG вплоть до 2049 года.

    По мнению Митраховича, наиболее оптимальным вариантом для стран было бы иметь микс газовой, атомной, ВИЭ и, где возможно, гидроэнергетики. Особенно он подчеркнул удобство газа.

    «От него выбросов меньше, чем от угля, при этом газовая генерация позволяет менять уровень производства. Если вам нужно больше энергии — вы увеличиваете, если надо меньше — уменьшаете. А еще его можно использовать в работе солнечных и ветровых станций», — сказал эксперт.

    Ранее президент России Владимир Путин заявил на пленарном заседании ПМЭФ, что газ — это самый оптимальный и самый востребованный продукт на достаточно большой, длительный период перехода к «зеленой» энергетике. Его слова передало РИА «Новости».

    Он также отметил, что российский газ является самым чистым в мире, потому что «Газпром» добывает только 11% своего газа с помощью гидроразрывов пласта, тогда как США таким способом добывает более 70% своего газа.

    «А гидроразрыв пласта — это, с точки зрения экологии, катастрофический способ добычи. Там десятки и сотни тонн химикатов, наносится прямой ущерб экологии», — сказал президент.

    А то, что добывается на «Северном потоке — 2», качается напрямую из-под земли.