facebook_pixel
  • 16 марта 2020, 14:08

    «Эмигрант» Долгополов сдал назад. Россия оказалась единственной страной, где он может заработать

    Комик Александр Долгополов, покинувший Россию несколько месяцев назад, решил вернуться на родину — за рубежом его юмор оказался невостребованным. При этом Долгополов все еще опасается «преследования». Безденежье оказалось страшнее «репрессий», которые мерещатся ему в России.
    «Эмигрант» Долгополов сдал назад. Россия оказалась единственной страной, где он может заработать

    Александр Долгополов — российский комик средней руки. На YouTube его аудитория — чуть больше 70 тысяч подписчиков, в Instagram — 112 тысяч. Два месяца назад полиция заинтересовалась его юмористической деятельностью: мужчина из подмосковного Орехово-Зуева предложил силовикам проверить творчество молодого комика из-за шутки на тему религии.

    Долгополов сразу начал активно рассказывать о заявлении на себя, ситуация получила широкую огласку — новость разносили как СМИ, так и простые пользователи.

    На самом ли деле Долгополову что-то угрожало, или его спешный и, как оказалось, непродолжительный отъезд был лишь самопиаром, сказать сложно. Но видео, в котором Долгополов взволнованно рассказывает о ситуации с готовящимся преследованием, набрало больше 300 тысяч просмотров на YouTube, а это больше, чем любой его юмористический ролик.

    Сейчас, когда комик все же решил вернуться, осознав, что за рубежом его юмор «не заходит», все сильнее кажется, что страх за собственную свободу был всего лишь фарсом и попыткой привлечь к себе внимание.

    «Я решил, что оставаться в Европе и интегрироваться в новое общество с призрачными комедийными перспективами будет для меня сейчас сложнее, чем вернуться домой и попробовать бороться за свои права», — объяснил Долгополов свое решение.

    Наследственная эмиграция

    Политическая эмиграция для России — явление давнее. Самый известный эпизод массового исхода россиян за границу случился в конце XIX — начале ХХ века. Русская интеллигенция, покинувшая страну на «Философском пароходе» и в последующие волны эмиграции, бежала от гражданской войны и чуждого режима, бежала из страны, которая рушилась на глазах. Привыкшие к красивой жизни со слугами и вечерами в салонах новоявленные эмигранты вынуждены были чистить парижанам обувь и работать шоферами, потому что совесть или страх за собственную жизнь не позволили им остаться на родине.

    Конечно, многие историки говорят, что такая картина русской эмиграции — злая карикатура советской истории, которая должна была опорочить бежавший из страны цвет нации. Но даже при том, что русские за рубежом писали гениальную музыку, как Стравинский или Рахманинов, печатались в журналах и сделали хорошую литературную карьеру, как Бунин, Замятин или Набоков, создали мощное сообщество — русские диаспоры до сих пор сохранились по всему миру, куда раскидала судьба наших соотечественников из прошлого и настоящего, — им приходилось несладко.

    Жена одного из самых богатых и утонченных князей императорской России Феликса Юсупова, чей дворец до сих пор остается востребованным музеем Петербурга, должна была работать манекенщицей в модном доме мужа. В той России, из которой уезжали Юсуповы, это было бы несмываемым позором.

    А многие менее известные эмигранты, чем гении музыки и литературы, так и не смогли прижиться на чужбине. Так бывает и сейчас с теми, кто уезжает искать лучшей жизни за границу. Собственно, на потенциальную неустроенность ссылается и сам Долгополов, объясняя, почему он все же решил вернуться. Оказалось, что российскому стендап-комику на зарубежную сцену пробиться сложно.

    Я понял, что для молодого комика сценическая комедия в Европе развита хуже, чем в России (естественно, я говорю не только о русском, но и о местных, и даже об английском языках), и ты не можешь выступать так же много, как на русском в России

    Александр Долгополовкомик.

    Авторитетно сказать, так ли это, можно только из-за рубежа. Но фантастически популярные ирландские комики Дилан Моран и Дара О’Бриэн, англичане Стюарт Ли, Билл Бейли, Алистер Макгован, Джимми Карр и Эдди Иззард, австралиец Тим Минчин и многие другие наверняка с Долгополовым не согласятся.

    Конечно, можно сослаться на то, что упомянутые комики — корифеи европейского стендапа, но все телевизионные стендап-шоу пришли к нам именно из Европы и Америки. Так что о недостаточной развитости этого рынка говорить не приходится. Вот и возникает вопрос: уж не мешают ли нашему танцору ноги?

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.