facebook_pixel
  • 28 сентября 2020, 15:13

    Меры для восстановления экономики продумали в России. План амбициозный, но выполнимый

    Правительство утвердило общенациональный план восстановления экономики. Судя по документу, власти продолжат тренд коронакризисных мер, реализованных в апреле–июне 2020 года. Они станут базой для будущих финансово-экономических программ государства. Документ весьма амбициозный. Однако эксперты считают, что шансы на реализацию у него неплохие.
    Меры для восстановления экономики продумали в России. План амбициозный, но выполнимый

    Впервые в России реализуют масштабную государственную программу, в которой уже осуществленные меры поддержки не считаются законченными, а становятся базой для дальнейшего восстановления и развития экономики и реализации следующих мероприятий, сообщил «Коммерсантъ».

    План правительства выглядит амбициозным. Во втором квартале 2020 года усилия направят на остановку спада ВВП, восстановление докризисных уровней в рознице и сфере услуг. К июню 2021 года планируются снижение безработицы, возврат к позитивной динамике нефтегазового ВВП и стабилизация реальных доходов граждан не ниже уровня 2019-го. К концу года ожидается стабильный рост доходов домохозяйств, ВВП вырастет не менее 3% к году, а безработица упадет ниже 5%.

    Стимулы роста

    Для реализации плана власти хотят использовать последствия пандемии и пострадавшие отрасли как основу для экономического роста. Например, закрытие внешнего туризма задействовать для планомерного развития внутреннего. А снижение ввоза товаров легкой промышленности — для импортозамещения в этой сфере. Поэтому большой акцент, пояснил «360» член Российского союза промышленников и предпринимателей Олег Прексин, делается на поддержке малого и среднего бизнеса.

    «Если мы увидим реальную поддержку малого и среднего предпринимательства до уровня, когда проект становится самодостаточным и к нему начинают проявлять интерес доминирующие в стране экономики, если мы поддержим малый и средний бизнес и массово будем вкладывать средства государства в развитие инфраструктуры, занятости и повышение доходов, — да, это сработает», — уверен Прексин.

    По его мнению, вложения в легкую промышленность и внутренний туризм могут поддержать развитие экономики. Но большим стимулом станет развитие транспортной инфраструктуры — дорожного и железнодорожного строительства. Этот момент тоже предусматривается в плане. До 2021 года предполагается несколько быстрых и крупных инвестиций в эту сферу.

    Конкуренция вместо теплицы

    Общая стоимость плана оценивается в 6,4 триллиона рублей. Сумма серьезная, но около половины уже освоили в рамках коронакризисных мер поддержки бизнеса и населения в апреле–июне 2020 года. А оставшееся выделят преимущественно не в виде прямого финансирования отраслей, а через субсидирование — поддержку и развитие программ льготного кредитования.

    Другой вариант — предоставление госгарантий, то есть компенсаций потерь предпринимателей при вложении в те или иные проекты. К примеру, государство может обеспечивать закупки продукции бизнес-проектов в течение определенного срока, создавая гарантированный спрос.

    «Если государственные гарантии будет получать частный сектор, а это не что иное, как давно известное государственно-частное партнерство, где речь идет о субсидировании тех блоков в проектах, риски по которым не готов взять на себя частный сектор, но которые важны для общеэкономического развития страны. Если это произойдет, мы с вами увидим прорыв в экономическом развитии с темпами роста не только в 3%, но и значительно выше», — убежден Прексин.

    Отказ от протекционизма и дотаций сформирует в России здоровую конкурентную среду вместо тепличных условий для некоторых отраслей промышленности. Бизнесу придется работать в условиях жесткой конкуренции с внешним рынком, с альтернативными поставщиками товаров и услуг. А это обеспечит качество выпускаемой на внутренний рынок продукции и откроет дорогу для экспорта в другие страны. В долгосрочной перспективе мера приведет к снижению кредитных ставок и развитию этой сферы господдержки.

    «Что мне нравится, что предполагается пакетное, комплексное применение предлагаемых мер в рамках общенационального плана восстановления экономики. И, что самое важное, развитие постоянного конструктивного диалога с бизнесом через такие ведущие организации, как РСПП, Торгово-промышленная палата, „Опора России“, „Деловая Россия“. И диалог с финансовыми организациями — Ассоциацией российских банков и Ассоциацией банков России», — заключил Прексин.

    База для дополнений

    По итогам коронакризиса спад ВВП в России оказался ниже, чем в Европе. Темпы восстановления, сообщил «360» директор Центра исследований структурной политики НИУ ВШЭ Юрий Симачев, будут зависеть от второй волны COVID-19. Помимо прочего, пандемия порождает неопределенность, ухудшает ожидания предпринимателей и тормозит инвестиции.

    «Поэтому я думаю, что потребуются еще какие-нибудь дополнительные меры, если будут ставить задачу, что все уже к концу года должно вернуться на тот уровень, который был. Хотя, с моей точки зрения, это совершенно не обязательно, потому что главное — спланировать вдолгую, чтобы вот этот возврат, отход от кризисного уровня был достаточно плавным и устойчивым», — сказал он.

    Тренд на общее улучшение ситуации в экономике можно сохранить, но как быстро она вернется на докризисный уровень, пока говорить сложно, считает эксперт. Скорее всего, принятый план — это модель. И если произойдут ухудшения, правительство сможет на ее основе принимать дополнительные меры.

    «Надо рассматривать ситуацию в сопоставлении с другими странами, насколько в этом смысле политика будет эффективна и результативна по сравнению с другими экономиками. Мне кажется, что она достаточно эффективна в том плане, что государство хотя бы пытается слушать бизнес. Это и сами представители бизнеса подтверждают, что представители министерств в онлайн-режиме постоянно общаются, выясняют, что происходит, происходит подстройка-регулирование», — отметил Симачев.

    Цифровизация в социалке

    Изменения затронут практически все сферы жизни страны. Дерегуляция и перевод коммуникаций на цифровые платформы снизят прямой контроль государства и расширят возможности использования понятия «государство как сервис». Новая схема надзора изменит сложившиеся административные и деловые практики как в бизнес-среде, так и внутри госаппарата. Кроме того, нововведения предоставят новые возможности развития для социальной политики.

    «Цифровизация действительно затронула широкие слои общества, многие услуги стали более доступными, более простыми, меньше связанными с какими-то очередями. <…> Пандемия ускорила ряд направлений, связанных с цифровой трансформацией бизнеса, с переходом к дистанционному режиму работы там, где это нужно, там, где это эффективно», — отметил Симачев.

    Через цифровые сервисы власти оказывали населению поддержку во время пандемии. Опыт показал, что даже в масштабах страны эти меры удалось реализовать технологично и эффективно.