facebook_pixel
  • 19 августа 2019, 15:44

    Расправа без мести. Что общего между убийством под Ульяновском и стрельбой в школах

    Подросток в ульяновском селе Патрикеево зарубил топором всю свою семью, а после свел счеты с жизнью. Точные причины пока не известны, но уже говорят о влиянии игр, одиночестве, обиде на окружающих. По такому сценарию обычно происходят массовые убийства в школах.

    Расправа без мести. Что общего между убийством под Ульяновском и стрельбой в школах

    Шестнадцатилетнего Тимура все знали как спокойного и позитивного парня, отличника. Он должен был перейти в 11-й класс, готовился к поступлению, участвовал в олимпиадах. В ночь на 18 августа он зарубил топором мать, малолетних брата и сестру, дедушку с бабушкой, а потом покончил с собой. Тимур оставил предсмертную записку, в которой говорил, что убьет бабушку и деда из жалости, потому что знает, что их расстроит его поступок.

    Сложно не сравнивать это преступление с классическим сценарием стрельбы в школе. Сорвавшийся подросток устраивает массовую расправу над людьми, которых видит каждый день и которые, как он считает, его не понимают. А потом, не находя выхода, сводит счеты и со своей жизнью. Но корректно ли ставить этот случай в один ряд со школьными убийствами?

    «Расширенное убийство»

    Психиатр Александр Федорович в разговоре с «360» отметил, что главной общей чертой убийства в Патрикееве и случаями массовых расправ в школах является «расширенное убийство», которое завершается суицидом. Психиатр пояснил, что часто подросток понимает, что его убьют, и либо сознательно на это идет, либо убивает себя сам, как это было в Керчи и Патрикееве.

    Другой общий мотив — «идея расширения», то есть идея воздействия на большие массы людей. Профессор криминалистики Анатолий Кустов предположил, что такое поведение может быть способом заявить о себе, особенно с учетом версий о том, что Тимур ревновал мать к младшим брату и сестре. «Он точно сталкивался со всем этим в интернете, он много этому уделял времени. Это повлияло на его психику», — сказал он.

    В то же время в ситуациях со школьными расправами чаще всего главным мотивом подростков оказывается месть — одноклассникам, учителям, родителям или всем вместе. Случай с убийством в селе Патрикеево очевидного мотива мести, по словам психиатров, не имеет. Здесь прежде всего подозрение падает на психическое расстройство, возможно, не вызванное внешними факторами.

    С этим согласен и Александр Федорович. «Разница в том, что в Ульяновске, скорее всего, была какая-то идея бредовой концепции, которая привела к трагическим последствиям. В случае со школьными убийствами, наверное, можно говорить о мести, об акте агрессии. В Ульяновске же он писал письма, голосовые сообщения оставлял о своих чувствах, о том, как он переживает. Здесь есть включенность», — добавил он.

    Врач-психиатр и психотерапевт Елизавета Жесткова объяснила, что люди в нормальном психическом состоянии неспособны на убийство. Часто причину пытаются искать во внешних источниках — жестоких фильмах, видеоиграх и соцсетях. Но Жесткова подчеркнула: когда речь заходит об убийстве, «это больше внутренняя проблема, чем внешняя».

    «Общество действительно стало более агрессивное, дети смотрят фильмы, видят, что можно делать в плохом смысле, но вот такие крайние формы — нельзя в такой степени повлиять извне», — заключила она.

    Фантомное множество

    Все собеседники «360» отметили, что число подобных преступлений постоянно увеличивается. Александр Федорович склонен связывать такую тенденцию у подростков с отсутствием идеологической базы внутри государства. «У нас нет общей воспитательной доктрины, внутри которой каждый молодой гражданин будет понимать ценность человеческой жизни, ценность своего бытия. Он должен понимать и осознавать не то, что это трагедия, а что вообще-то так не делают. Такой идеи — об убийстве — вообще не должно быть в голове», — сказал он.

    В то же время каждое массовое убийство — и школьную стрельбу, и бытовую расправу — широко освещают в новостях и обсуждают в соцсетях. Мы чаще стали читать о них — и складывается впечатление, что такие преступления происходят постоянно. Это не так, отметила Елизавета Жесткова. «В первую очередь это стало больше освещаться. Возможно, стало более доступно оружие — я, конечно, говорю не про кухонный нож. Но количество психических расстройств и психически больных людей не увеличивается. Оно всегда примерно одинаковое», — заключила она.

    Александр Федорович также считает, что из-за активных обсуждений подобных случаев в интернете люди неизбежно сталкиваются с мнением, поддерживающим и оправдывающим преступника. Такие люди и мнения могут повлиять на нестабильную психику подростка. «Кроме всего прочего, эта тенденция поддерживается средствами массовой информации, потому что, обсуждая такие случаи, интернет позволил людям думать о том, что такие вещи могут остаться безнаказанными», — подытожил психиатр.