• Словесная схватка: ссора Иосифа Пригожина и Сергея Шнурова как новый вид рэп‐батлов

    Иосиф Пригожин и Сергей Шнуров второй день подряд пишут друг другу едкие стихи. Добродушный на вид издатель поп-музыки и жесткий, как подошва сапога, рокер — что могло столкнуть таких разных людей? Все дело в русском языке и его границах. Насколько допустим мат в творчестве, хорошо ли, когда звезды ругаются, и появится ли у нас новый вид рэп-батлов? Разбирается колумнист «360».
    Словесная схватка: ссора Иосифа Пригожина и Сергея Шнурова как новый вид рэп‐батлов | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»


    Они словно из двух разных миров. Музыкального продюсера Иосифа Пригожина любят сравнивать с главным героем мультфильма «Шрек». Он сам не отрицает сходства и даже примерил на себя образ добродушного зеленого великана в телешоу «Точь-в-точь». К бессменному фронтмену группы «Ленинград» Сергею Шнурову намертво приклеилась кличка Шнур. Вечно небритый и острый на язык, он известен своими музыкальными экспериментами. Столкнуть их вместе кажется какой-то намеренной провокацией, ведь они по определению ни о чем не смогут договориться. Но их публичный конфликт оказался вовсе не таким, как ожидалось, и с каждым своим витком привлекает все большее внимание. Кажется, наши селебрити начали говорить о серьезных вещах, пусть и не в самой серьезной форме.

    Кратко о споре

    Десять миллионов рублей и 80 тысяч лохов — Пригожин не любит размениваться на мелочи. На днях он предложил в двести раз увеличить штраф за мат в публичных местах и назвал десятки тысяч поклонников Шнурова «лохами». Все потому, что на концертах «Ленинграда» якобы любят петь три буквы, обозначающие пенис, а фанаты в этот момент подпевают.

    Заявление громкое, не оставшееся незамеченным. Шнуров ответил, как он в последнее время любит, в стихотворной форме на «страницах» своего Instagram-аккаунта. Без употребления матерных слов, но с весьма едкими в отношении Валерии — звездной супруги Пригожина. «Раз на русском языке петь плохо, буду слушать я теперь Валерию. Там все чистенько, ну, прям как в каземате», — иронизирует рок-музыкант. Муж Валерии в долгу не остался и тоже в Instagram написал рифмованное послание Шнуру. «Хороший ты парень, Серега! Цветаеву знаешь и Блока. Но матом торговать сейчас — мода. Так почем опиум для народа?» — риторически вопрошает он.

    Позже Пригожин еще раз прошелся по творчеству оппонента, отметив, что мат якобы стал «трендом» и «символом русского языка». В ответ он получил еще одну едкую эпиграмму от Шнура, отметившего что высокие штрафы позволят материться только олигархам, вот только такая задача вряд ли по силам «Иосе».

    «Лучше не скажешь»

    Пригожин и его жена — одни из столпов гламурной попсы, которая раньше была основой музыкального репертуара телеканалов, да и сейчас нередко там появляется. Шнуров, наоборот, гораздо чаще мелькает в роликах Youtube — в эфире его если и покажут, то «запикают» самое интересное. Зато песни Шнура часто поют на корпоративах, в караоке и на дружеских встречах.

    Поэтому спор между двумя такими масштабными фигурами российской сцены — нечто большее, чем ссора ради хайпа. Представления о том, что такое культура и что в ней допустимо, у них совершенно разные: Пригожин, как ни крути, представляет старшее поколение, а Шнуров, хоть и сам уже четверть века на сцене, в данном случае отдувается за молодых.

    В советские времена мат в искусстве был так же невозможен, как эротика или критика коммунизма. В девяностые, наоборот, обилие матерной ругани захлестнуло все — от страниц желтой прессы до сценариев перестроечных фильмов. Последним оплотом «нравственности» оставалась музыка, которая шла в эфире федеральных каналов. Правда, со временем «старые песни о главном» стали надоедать даже регулярно смотревшим их пенсионерам.

    Сейчас установился «матерный» баланс: мат в СМИ уже практически не встречается, зато рэперы и другие «неформатные» музыканты, а также блогеры и авторы Youtube-каналов матерятся от души. Их можно понять — о некоторых вещах высказаться без мата не то чтобы сложно, просто нельзя. Как отметил другой представитель поп-сцены, композитор Виктор Дробыш: «Когда мне весело, я Шнура пою без купюр, условное „Ехай…“. Тут лучше не скажешь».

    Батл для взрослых

    Допустимость мата в творчестве — очень серьезный вопрос, и у каждого на него свой ответ. Русская матерная ругань известна своей глубиной и красотой оборотов, нередко слова из нее заимствуют носители других языков. Но обилие мата на улицах и в общественном транспорте может утомлять. Раздражают и попытки бесталанных музыкантов повысить успех своих треков с помощью грубых словечек. Все мы с младых ногтей знаем, как емко и кратко звучит русский мат, но использовать его красиво умеют совсем немногие.

    Взять любого нашего рэпера — мат в устах Face или Johnyboy звучит жалко и претенциозно. То ли дело автор поэмы «Москва — Петушки» Венедикт Ерофеев или Егор Летов. Впрочем, это личное мнение автора и вкусовщина — именно поэтому спорить об ограничениях на мат можно и нужно. И хорошо, когда этим заняты творческие люди, непосредственно заинтересованные в предмете разговора. Будут за мат запрещать концерты и штрафовать еще строже — Шнур лишится больших площадок и окончательно уйдет в андеграунд. А если не будут, то травоядная «обезжиренная» попса со временем окончательно канет в небытие.

    Интересен и формат, в котором спорят Шнур и Пригожин. «Словесный батл» — несколько неуклюже назвал его последний. И правда, стихотворная переписка через Instagram больше всего напоминает такие модные прошлым летом рэп-батлы. Только без присущей им агрессии, почти без мата и скорее иронично, чем жестко. Пожалуй, так и должен выглядеть спор двух взрослых, уважаемых представителей шоу-бизнеса.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.