facebook_pixel
  • 11 марта 2021, 15:50

    Певицу Manizha затравили из-за таджикских корней. Но она все равно наша

    В соцсетях обрушились с критикой на певицу Manizha, которая представит Россию на Евровидении. На этот раз причиной для возмущений стало не творчество артистки, а ее национальность: некоторые пользователи сочли Манижу Сангин «недостаточно русской», а ее песню Russian Woman из-за этого и вовсе оскорбительной. Но специалисты уверены, что делить людей на «русских» и «нерусских» не стоит.

    Российскую участницу Евровидения-2021 Manizha уже критиковали за вокальные данные и постановку номера, который она представила на голосовании. Теперь комментаторы перешли на происхождение девушки.

    Сейчас Манижу Сангин обвиняют в том, что она не должна представлять Россию на международном музыкальном конкурсе, так как является уроженкой Таджикистана. Между тем девушка всю жизнь прожила в России, прекрасно владеет языком и имеет российское гражданство. Но комментаторов это не останавливает.

    За певицу даже пришлось заступиться таджикской диаспоре: там напомнили, что родители Манижи были советскими людьми, «где не было ни таджикскости, ни русскости».

    Русская или нет?

    Ведущий научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии Российской академии наук Елена Филиппова рассказала «360», что в России существует большая проблема с тем, что понятия «русский» и «россиянин» смешались в сознании людей.

    «Во всех нормальных странах название страны обозначает жителя этой страны. То есть француз — это житель Франции, британец — это житель Великобритании, а у нас слово „россиянин“ по какой-то причине вызывает у части народа отторжение, а слово „русский“ не нейтральное культурно», — уверена Филиппова.

    Российская правозащитница, председательница комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина добавила, что некоторые слова в языке, в том числе и слово «русский», оказались монополизированы, их значения исказились. Филиппова объяснила это нежелательным слиянием культурной и политической принадлежности, которое произошло в России.

    К сожалению, есть вполне хорошие слова, которые монополизированы мерзавцами: слово „русский“, слово „патриот“. В быту слова изменили свой смысл, они превратились не в объединяющее группу понятие, а в отделяющее от других людей. Главный признак — мы особенные, мы не они

    Светлана Ганнушкина.

    Одной из причин подобной риторики эксперты называют поведение российских властей. Филиппова отметила, что представители власти любят говорить о «народах России», что и приводит к подобному разделению. Практически во всех государствах мира народ один — французы, британцы, немцы, американцы. В России же единого народа нет во многом из-за того, что людям постоянно напоминают о том, что страна объединяет десятки «разных народов», «народов Севера» и так далее.

    Кто такие россияне

    «У нас нет „включающего“ определения, каким должны быть „россияне“. Весь дискурс многонациональности, того, что в России живет больше ста наций и народов, — это все чушь, потому что народ один — это россияне», — уверена Филиппова.

    При этом эксперты сходятся в том, что критериев «русского» человека не существует. Это вопрос самоидентификации, самоопределения. Если сам человек соотносит себя с Россией, с ее культурой, с социумом, то он русский. Никакие другие критерии и ориентиры — цвет кожи, разрез глаз или что-либо еще — не являются показательными.

    У меня для таких случаев есть пример. Кто больше русский, чем Пушкин, и кто больше француз, чем Дюма? Хотя у обоих есть большая доля африканской крови

    Светлана Ганнушкина.

    Ганнушкина добавила, что русского человека может определять и так называемый культурный код — язык и культура, носителем которой он является. Manizha, вне зависимости от отношения к ее творчеству, может называть себя носительницей русской культуры, так как большую часть жизни она прожила в России, здесь получала образование и формировала себя как личность.

    «Если бы русские держались каким-то узким кругом, маленькой группой и не пускали бы больше никого, это служило бы генетическому вырождению, но тогда бы мы могли вот так ограничивать. Но русские всегда включали в себя другие культуры», — уверена Ганнушкина.

    Филиппова выразила уверенность в том, что исправить ситуацию можно только образованием и прекращением государственной риторики о «разнообразии народов», заменив ее «разнообразием культур».