• Танец ценой в 30 тысяч рублей. Как работает закон о неуважении власти и общества

    Суд впервые оштрафовал жительницу Брянска за выраженное неуважение к обществу. Танец у памятника Курган Бессмертия обошелся ей в 30 тысяч рублей. Закон о неуважении власти и общества вступил в силу 29 марта, и с тех пор в России возбудили 17 дел по этой статье.
    Танец ценой в 30 тысяч рублей. Как работает закон о неуважении власти и общества

    Слушания проходили в Советском районном суде Брянска. Ответчица пояснила, что увлекается танцами. 28 апреля они с подругой пришли на площадку у Кургана Бессмертия в Центральном парке города.

    «Она и ее знакомая поднялись на Курган Бессмертия, где она стала танцевать направление танца реггетон, при этом ее знакомая производила съемку всего происходящего на принадлежащей ей мобильный телефон», — сказано в решении суда. Утром девушка выложила ролик у себя в Instagram, а через несколько дней ей пришлось объясняться в полиции. Против нее возбудили административное дело по новому закону о неуважении общества.

    На заседании ответчица признала вину, пояснив, что не хотела оскорбить память участников Великой Отечественной войны. А просто намеревалась записать видео в красивом месте. В итоге ее признали виновной и наказали на 30 тысяч рублей.

    25 июня в Кемерове на ту же сумму оштрафовали инвалида III группы из города Осинки. Мужчина разместил на своей странице «ВКонтакте» неуважительное высказывание о президенте. 17 июня та же участь постигла продавщицу Светлану Бакшееву из расположенного в Архангельской области Котласа. Женщина позволила себе нелестное высказывание в адрес местного губернатора Игоря Орлова, который назвал протестующих против строительства мусорного полигона в Шиесе «шелупонью».

    Адвокат международной правозащитной организации «Агора» Станислав Селезнев сообщил «360», что всего в Архангельской области возбудили пять таких дел. Четыре — за оскорбление губернатора.

    Дел будет больше

    Селезнев рассказал, что сейчас правозащитникам «Агоры» известно уже о 17 аналогичных делах, возбужденных за неуважение к государству, обществу или властям по части 3-й статьи 20.1 КоАП «Мелкое хулиганство». И, по его мнению, их будет становиться только больше.

    Проблема в том, добавил Селезнев, что в законодательстве отсутствуют четкие критерии того, что именно следует однозначно считать проявлением неуважения. Есть только указание на информацию, выраженную в неприличной форме, оскорбляющую человеческое достоинство и общественную нравственность. Поэтому он считает, что без привлечения экспертов — филологов, лингвистов и психологов — невозможно установить, есть ли в деле состав правонарушения.

    «Однако не все правоприменители, не все суды полагают, что необходимо экспертное исследование, и выносят постановление, руководствуясь своими взглядами на эти понятия», — пояснил Селезнев.

    Юрист по международному праву и доцент ВШЭ Глеб Богуш считает, что дел станет больше, но в основном они будут «такими курьезными». Танец может быть пошлым, некрасивым, но оскорбить он способен только того, кто его исполняет. К тому же оскорбление и неуважение — очень оценочные понятия.

    «Сейчас вообще очень модно на все обижаться, оскорбляться. Опасность в том, что нет конкретного свершения. Невозможно прописать в законе, какой танец оскорбительный, а какой нет. Есть более-менее устоявшиеся критерии. Хотя та же ненормативная лексика — она тоже условна. Одни и те же слова могут употребляться в разных контекстах. Это может быть конкретная характеристика человека, а могут быть просто эмоции», — сообщил он.

    А как в мире?

    В Европе же, по его словам, давно сложилась практика, позволяющая гражданам высказывать даже шокирующие и жесткие слова в адрес власти, связанные с обвинениями в преступлениях, и даже использовать бранную лексику. Если эти заявления обусловлены действиями органов власти, то Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) регулярно указывает на необходимость терпимого отношения к ним со стороны критикуемого.

    «Нам известно о нескольких решениях ЕСПЧ, в которых привлечение людей к ответственности национальными судами, в частности, в Испании, во Франции и Сербии, признавалось незаконным. Суд выносил решения, что в тех случаях были нарушения граждан на свободу высказывания, и признавал привлечение к ответственности не соответствующим европейской конвенции», — подчеркнул правозащитник.

    Немецкий журналист Евгения Кригер рассказала «360», что в Германии распространены штрафы за жесткую критику и оскорбления, в том числе властей. «Дело в том, что в Германии уголовно наказуемо кого-либо предавать остракизму или критиковать, унижать. Лично я, как журналист, знаю случаи, когда человек за комментарий в Facebook получил штраф в размере девяти тысяч евро», — добавила она.

    Юрист Богуш уточнил, что ЕСПЧ не пересматривает решения национальных судов, а определяет, была ли нарушена конвенция, и постановляет первой инстанции исправить ошибки. В конституциях почти всех стран есть статья, гарантирующая свободу слова и свободу самовыражения. И параллельно существуют законы, предусматривающие ответственность за неуважение или оскорбление представителей власти, например, в Турции. Однако дело, по его мнению, не в самом законе, а в практике его применения.