facebook_pixel
  • 06 марта 2021, 09:20

    Скопинского маньяка сделали звездой. Почему жестокие истории так интересны людям?

    После 17 лет тюрьмы на свободу вышел Виктор Мохов, известный как скопинский маньяк. Всего за пару дней его имя облетело все соцсети и СМИ. Появились даже сообщения об участии бывшего заключенного в ток-шоу. Такое повышенное внимание к опасным преступникам объясняется довольно просто: в каждом человеке одновременно есть как жестокость, так и беспомощность.

    В 2000 году Мохов похитил и закрыл в подземном бункере двух школьниц. Освободили Екатерину Мартынову и Елену Самохину только спустя три года и семь месяцев. Все это время мужчина держал девушек в своем доме в Скопине, бил, насиловал и морил голодом. Одна из пленниц трижды была беременна от своего мучителя: два мальчика родились в бункере, а последний малыш появился на свет мертвым уже на свободе. Мохов отбирал детей у девушки и подкидывал в жилые дома.

    Скопинский маньяк вышел на свободу 3 марта, отсидев в тюрьме 17 лет. Он сразу же поехал в Москву, чтобы якобы сняться в одном из ток-шоу. Никаких подробностей про программу или телеканал пока не сообщалось. Но сам Мохов заявил, что привез из столицы «мешок денег». Источник kp.ru уточнил, что речь идет о сумме от 2,8 до трех миллионов рублей.

    После Москвы Мохов отправился в Скопин, где решил остановиться в гостинице. Номер мужчине не предоставили, поэтому ему пришлось вернуться в свой дом. Все перемещения скопинского маньяка активно обсуждались в соцсетях и освещались прессой. Всего за несколько дней история Мохова и его жертв набрала большую популярность.

    От агрессора к жертве и обратно

    Повышенное внимание к подобным преступлениям и маньякам объясняется жестокостью, которой очень много в бессознательном каждого человека, пояснила «360» клинический психолог Лариса Осинкина.

    В нашем бессознательном этой жестокости очень много. Просто мы научились ее приручать и цивилизованно с ней справляться. Но если мы задумается о снах, которые мы видим, то даже здоровый человек сможет вспомнить сновидения, где за ним кто-то гнался, может быть, даже с ножом. Это история про то, что эта жестокость дремлет в каждом из нас

    Лариса Осинкинаклинический психолог.

    Когда появляются истории, что кто-то выпустил эту агрессию и не справился с ней, то каждый начинает думать о последствиях выхода своей жестокости. Еще одним важным аспектом является наличие жертв у маньяка.

    «Жертва маньяка — это колоссальная беззащитность. В каждом из нас эта беззащитная часть тоже присутствует. Многим из нас тяжелее быть в контакте с этой беззащитностью частью, чем с агрессивной. Когда мы слушаем эти истории про маньяков и их жертв, мы присоединяемся поочередно то к агрессору, то к жертве», — отметила психолог.

    Она добавила, что идентификация с агрессором выступает в качестве механизма зашиты от крайней беспомощности. При этом это все происходит на бессознательном уровне. Слушая истории про преступников, человек может войти в контакт со своей же беспомощностью, спроецированной на другого. Осинкина подчеркнула, что абсолютно в каждом из нас есть и жертва, и агрессор. Но большинство людей могут находить баланс между ними.

    «Силы нашего эго достаточно, чтобы мы не оказывались ни в той, ни в другой роли. Кому-то проще оказаться в роли жертвы, но идентификация с агрессором у него тоже всегда есть. Недаром говорят про треугольник Карпмана, в котором переход от жертвы к агрессору, от агрессора к спасателю, от спасателя к жертве совершает каждый участник этого треугольника», — рассказала она.

    Подражательные преступления

    История скопинского маньяка никак не сможет повлиять на людей со здоровой психикой, считает клинический психолог.

    «Если психика хороша, крепка и здорова, она даже этим не заинтересуется. Для расшатанной психики это может, конечно, стать триггером. С другой стороны, для расшатанной психики триггером может стать что угодно. Даже мультфильм какой-нибудь, где кто-то подерется», — подчеркнула Осинкина.

    По словам специалиста, наиболее уязвимыми для рассказов о подобных жестоких преступлениях являются подростки. Психика молодых людей наименее устойчива и более подвержена различным деформациям. Кроме того, история Мохова может использоваться и в качестве примера для подражания.

    «Это не спровоцирует того, кто не был склонен к агрессии изначально, но подражательно это может вызвать волну таких же преступлений», — предупредила психолог.

    Осинкина напомнила, что в криминальных хрониках не раз появлялись сообщения о подражательных преступлениях.