• Отмена полетов — удар по бизнесу. Как трагедия с Superjet скажется на авиакомпании «Азимут»

    После катастрофы Sukhoi Superjet 100 в Шереметьево «Аэрофлот» отменил 50 рейсов, выполняемых на этой модели самолета. Авиакомпания «Азимут», имеющая монопарк из таких лайнеров, была вынуждена отменить рейс из Новосибирска и заменить самолет в Краснодаре. Как ситуация вокруг SSJ100 скажется на молодом, но важном для юга России перевозчике, — в материале «360».
    Отмена полетов — удар по бизнесу. Как трагедия с Superjet скажется на авиакомпании «Азимут»

    В ночь на 13 мая Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Азимут» не смог улететь из Краснодара в Челябинск. По словам пассажира Сергея Жеребина, лайнер двигался в направлении взлетно-посадочной полосы, однако так и не взлетел. Командир воздушного судна предупредил о проведении работ по устранению технических неполадок, но завершить их не удалось. Пассажиров пересадили на другой борт, и они благополучно долетели до Челябинска.

    В тот же день, 13 мая, авиакомпания отменила рейс А4 220 по маршруту Новосибирск — Ростов-на-Дону, который должен был выполняться на самолете Sukhoi Superjet 100. Сначала его несколько раз переносили с 04:45 по московскому времени на более позднее время. Затем приняли решение об отмене. Всем пассажирам переоформили билеты на другие рейсы или вернули деньги.

    «Азимут» — перевозчик юга России, базирующийся в аэропортах Краснодара и Ростова-на-Дону. Авиапарк компании состоит из девяти Sukhoi Superjet 100. За ближайшие три года перевозчик рассчитывает приобрести еще семь таких лайнеров.

    Представитель «Азимута» пояснил «360», что перевозчик не будет отказываться от SSJ100 — их программа стратегического развития связана именно с этими самолетами. Авиакомпания работает в штатном режиме, все рейсы выполняются по расписанию. Вся предполетная подготовка проводится согласно авиационным требованиям.

    «Мы относимся к этому следующим образом: сломалась машина, в сервис отвез и дальше катаешься в ней. Вы же не перестаете ее эксплуатировать после поломки, правильно? И самолеты ломаются — любых типов, у любых компаний. Это искусственно созданный ажиотаж в интернете и паника. Самый опасный вид транспорта — автомобильный, а самый безопасный — авиационный», — добавила представитель перевозчика.

    Между тем «Аэрофлот» за неделю после авиакатастрофы с SSJ100 отменил около 50 рейсов, выполняемых этим типом лайнеров. По данным «Коммерсанта», 8 мая было отменено пять парных рейсов из Шереметьево и обратно, 9 мая — 12 рейсов, 10 мая — 14, 11 мая — еще 14. После этого отмены прекратились.

    5 мая Sukhoi Superjet 100 «Аэрофлота», вылетевший из Москвы в Мурманск, вернулся в Шереметьево из-за технических неполадок. Во время жесткой посадки у лайнера подломились стойки шасси, корпус упал на ВПП, после чего у него загорелись двигатели. В результате авиакатастрофы спастись смогли 33 пассажира и четыре члена экипажа. 41 человек погиб.

    Два фактора

    Главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров пояснил, что после произошедшей трагедии внимание общественности приковано к полетам Superjet. При этом никто не следит за эксплуатацией самолетов других авиапроизводителей. Зато любую задержку или отмену SSJ100 тут же объясняют неисправностью. Хотя причина может крыться совсем в другом.

    «Все эти дни мы слышим про отмены рейсов. Так вот, по закону, отмены не могут быть связаны с неисправностью воздушных судов, там должны быть другие обстоятельства. При неисправности авиакомпания обязана предоставить резервный борт и рейс состоится. Возможно, у „Азимута“ из-за плотного графика не нашлось самолета на замену, или они посчитали, что это экономически нецелесообразно», — пояснил эксперт.

    Что же касается авиапарка перевозчика, то он состоит из одних Sukhoi Superjet 100. И в случае необходимости менять лайнеры «Азимут» будет только на такие же. С точки зрения экономики монопарк позволяет оперировать с большей выгодой и эффективностью. Зато каждая техническая или нетехническая проблема, подчеркнул Гусаров, тут же будет подхватываться медиа и все это будет обсуждаться.

    «Мне кажется, в основном отмены идут из-за того, что из-за этой паники люди просто боятся летать и стараются сдать или поменять билеты. Соответственно, когда пассажиров нет, авиакомпания просто отменяет рейс», — добавил Гусаров.

    Помимо излишнего внимания, исполнительный директор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев также упомянул тот факт, что в ряде случаев летный состав предпочитает перестраховываться и осуществлять вынужденную посадку, возвращается в аэропорт, чтобы минимизировать риски. У каждой авиакомпании есть перечень неисправностей, с которыми можно продолжать полет при выполнении особых условий, а в каких случаях запрещено.

    «Даже в том случае, если какой-то выявленный отказ относится к тем, с которыми можно продолжать эксплуатацию самолета, зачастую командиры воздушных судов принимают решение, что необходимо завершить полет, осуществить посадку, в том числе возвращаясь в пункт отправления. И в данном случае они действуют в рамках своих полномочий, какой-то критики в адрес командиров воздушных судов быть не должно», — добавил Пантелеев.

    Удар по самолету и бизнесу

    Гусаров не исключил, что катастрофа в Шереметьево и удар по имиджу Superjet могли навредить и авиакомпании «Азимут», что какая-то часть пассажиров сдает билеты на их рейсы. Однако судя по тому, что такой массовой отмены у них не наблюдается, пассажиров достаточно для выполнения полетов.

    «Возможно, у них снизилась загрузка, но так, чтоб совсем не было пассажиров, уверен, такого нет. И надеюсь, этого не произойдет. Раз летают, значит, пассажир есть. Да, конечно, несут, наверное, какие-то потери. Но „Азимут“ оперирует в своем регионе и предлагает достаточно хорошую ценовую политику. Поэтому, по большому счету, альтернативы ему на юге России нет», — заявил Гусаров.

    По мнению же Пантелеева, шумиха вокруг авиакатастрофы SSJ100 постепенно ослабевает. Сейчас в СМИ больше обсуждают отмену рейсов на этих самолетах. По законам информационного рынка, о них забудут через несколько дней. Если только тему «не подогреют» другие события: громкие заявления медийных персон, принятие решений авиарегулятором или публикация предварительных результатов расследования.

    «Если вдруг в рамках этой публикации будут отмечены какие-то дефекты, недостатки именно воздушного судна. Если же именно таких событий не произойдет, то очевидно, что из повестки дня СМИ тема уйдет и, соответственно, будоражить умы потребителей она перестанет», — пояснил Пантелеев.

    А если все же приостановят

    Если же во время расследования будут выявлены какие-то критические проблемы Superjet, то, не исключил Гусаров, Минтранс может решиться на приостановку полетов этой модели самолета. Но пока, добавил он, предпосылок для этого нет, специалисты авиаотрасли не видят причин для отказа от SSJ100. Если же это все же произойдет, то «Азимуту» с его монопарком придется непросто.

    «Сложно будет сказать, какие шаги компания может предпринять. Несомненно, она понесет серьезные потери, ведь самолеты у них только недавно приобретены. Соответственно, надо будет как-то разрывать эти контракты, смотреть, есть ли возможность разрыва, как форс-мажор. Смогут ли они быстро как-то вернуть эти самолеты, арендовать или приобрести самолеты, близкие к SSJ100 по своим характеристикам», — сказал Гусаров.

    Перевозчик, по его словам, молодой, находится в стадии отработки вложенных инвестиций. И приостановка полетов Superjet не только ударит по бизнесу, но и поставит под вопрос существование авиакомпании.

    «Компания будет вынуждена прекратить полеты и вступить в переговоры с одной стороны с потребителями, с другой стороны с арендодателями, с третьей стороны с производителем, с четвертой стороны с авиационными властями. Понятно что, скажем так, подобный сценарий явно будет неблагоприятен для перевозчика. Но на сегодняшний день я все-таки не считаю его вероятным», — сообщил Пантелеев.