• Главная поддержка в неволе. Почему нехватка священников в СИЗО — большая проблема

    В московских СИЗО не хватает священников и церковных служб. Заключенные жалуются, что посещать храмы им удается раз в несколько месяцев, а иногда в полтора года. В РПЦ надеются, что проблема скоро решится. «360» узнал, что делают служители церкви в изоляторах и почему их работа настолько важна.
    Главная поддержка в неволе. Почему нехватка священников в СИЗО — большая проблема

    Больше всего жалоб, рассказал «Известиям» член ОНК Борис Клин, поступает из СИЗО №4, куда недавно поместили обвиняемого в хищениях бизнесмена Василия Бойко-Великого. Помощник начальника УФСИН Москвы по работе с верующими диакон Кирилл Марковский подтвердил проблему с посещением богослужений. В том же изоляторе «Медведь» богослужения проводятся раз в неделю, по субботам.

    «Действительно, бывает, что по несколько месяцев заключенные в СИЗО не могут попасть на службу в храм. По моим подсчетам, для участия в богослужении выводят раз в четыре месяца», — сообщил он.

    По правилам, в храм заключенных каждой камеры водят только вместе. И если кто-то из арестантов находится на допросе, остальным приходится ждать следующего раза.

    Когда-то в столичных изоляторах служили не менее 70 священников. Сейчас ситуация изменилась: по данным издания, в каждом СИЗО не хватает по 10 служителей.

    «Годы идут, некоторые из них состарились и по состоянию здоровья не могут ходить в СИЗО. Другие стали настоятелями храмов, в том числе строящихся, и у них просто нет времени. Поэтому мы обратились к патриарху Кириллу с просьбой провести ротацию среди священников для послушания в СИЗО Москвы», — отметил диакон.

    Пресс-секретарь патриарха Кирилла священник Александр Волков сообщил, что запрос рассматривается столичными церковными властями. Скорее всего, просьбу удовлетворят в ближайшее время. Однако, считает Волков, увеличением численности священнослужителей проблему редких богослужений не решить.

    «Даже если священник есть, он не всегда может вовремя попасть в изолятор. Как мне известно, священники иногда ждут несколько часов на проходной, пока придет сопровождающий сотрудник СИЗО, а это связано с отсутствием необходимых кадров в изоляторах», — подчеркнул священник.

    Замглавы ФСИН Валерий Максименко заявил радиостанции «Говорит Москва», что ограничений на посещение храмов у заключенных нет. А представители их службы не раз просили епископа Красногорского Иринарха и других митрополитов увеличить количество священников.

    Работа священника в СИЗО

    Старший священник храма Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырской тюрьме протоиерей Константин Кобелев рассказал «360», что служение в СИЗО ограничено тем, что заключенные находятся в руках следователей до начала слушания дела в суде. Если нет особого разрешения следователя или судьи, то священникам запрещено с ними общаться.

    «Во многих регионах страны так и происходит. Подозреваемые и обвиняемые не встречаются с батюшками, не могут попасть в тюремные храмы. Лишь по доброй воле руководство столичного УФСИН России и ряда других регионов организует им встречи с теми священнослужителями православными, мусульманскими, иудейскими, которые закреплены за соответствующими СИЗО», — сообщил протоиерей.

    Порядок посещения тюремных храмов, или возможность встречаться со священниками ограничивает закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». В частности, на одно и то же богослужение не могут приходить арестанты из разных камер или фигуранты одного дела.

    «Также бывает посещение камер по просьбе тех людей, которые там находятся. Бывают обходы всех камер изолятора, которые здесь есть. В Бутырской тюрьме в 2005 году мы служили раз в неделю, потом два, три. Сейчас нас 10 священников, служим четыре-пять раз в неделю», — добавил отец Константин.

    Но со всеми тюремными ограничениями и очередности из двух тысяч желающих на службу попадают только несколько человек. И это, по мнению протоиерея, гораздо большая проблема, чем нехватка служителей. Ведь церковная помощь невероятно важна для заключенных, находящихся в стрессе и шоке.

    И священник, и психолог

    Того же мнения придерживается и зампредседателя ОНК Москвы Ева Меркачева. В беседе с «360» она пояснила, что психологов, которые помогают справиться со стрессом, в СИЗО нет. Поэтому их роль выполняют служители церкви. Если бы не они, считает правозащитница, число суицидов было бы выше, а количество людей, которые попали в психушку из СИЗО, тоже выросло бы. Чем выше была должность заключенного, чем больше у него было ученых званий и наград, тем больший стресс он переносит. Меркачева считает ситуацию недопустимым «падением с высоты».

    «Священники выполняют миссию поддержки человека в неволе, потому что мало кто готов к месту заключения. Не ведем речь о рецидивистах, которые бывали, знают, что это такое. Я видела ученых, которые сходили с ума. Конечно, все зависит от психики, от стрессоустойчивости, но в основном этих людей поддерживают, конечно же, священники и религия», — сказала правозащитница.

    Самый тяжелый период в заключении — его первый месяц. Именно в это время многие вспоминают, что они крещеные или принадлежат к другой вере. Чаще других заказывают религиозную литературу в библиотеке, начинают проситься в тюремные храмы.

    «На сегодняшний день у нас есть такие храмы во многих изоляторах. Если это не полноценный храм, то это обычно из камер делают молельную комнату», — добавила Меркачева.

    Поэтому, уверена она, нужно увеличивать количество служителей церкви в СИЗО. Чтобы люди месяцами не ждали, когда в изоляторе, где содержатся по две тысячи арестантов, подойдет их очередь. Некоторые проводят в СИЗО годы, и только общение со священниками помогает им не сломаться.