• Маскарад Наполеона. Как проходят балы XIX века в современной России

    Историк Олег Соколов страстно любил эпоху Наполеона — вплоть до того, что называл себя «сиром» и организовывал балы в стиле XIX века. Видео с одного из таких балов сегодня набирает тысячи просмотров — убийство, совершенное Соколовым, привлекает интерес. Комментаторы пытаются связать его чудовищный поступок с реконструкциями, находя признаки психологических проблем в любви к позапрошлому веку. Совершенно напрасно. Балы наполеоновской эпохи сегодня привлекают многих людей — они интересны и красивы, а их организация требует больших знаний. «360» рассказывает, кто в наши дни возвращает XIX век и сколько это стоит.
    Маскарад Наполеона. Как проходят балы XIX века в современной России

    Очарование сильной личности, обаяние гения или дух героической эпохи завораживают и через сотни лет после событий, повлиявших на мировую историю. Возможность почувствовать себя крестоносцем Фридриха II, прекрасной дамой рыцаря короля Артура, оруженосцем Ричарда Львиное Сердце или духовником Изабеллы Кастильской привлекает многих современных россиян. Они называют себя реконструкторами и считают важным восстановление любимой эпохи до мелочей. В этом смысле им, конечно, сложнее, чем хоббитам, гномам и прочим эльфам ролевых кампаний, костюмы которых дают место фантазии.

    Бережное отношение к истории и нюансам эпохи отличает всех реконструкторов. Эту субкультуру сложно понять равнодушным к истории, но, познакомившись с ней однажды, уже никогда не станешь относиться свысока. Слишком много труда, сил и любви вложено в сражения, ролевые сцены и, конечно, балы.

    В связи с убийством, совершенным историком-наполеонистом Соколовым, внимание сейчас приковано к балам и реконструкциям, связанным с эпохой Бонапарта. Разумеется, в Сети циркулирует нехитрая мысль, что, наигравшись в императора, поклонники его эпохи массово следуют в ближайший бедлам, где с треуголкой на голове выдают себя за реинкарнацию Его Императорского Величества. Это в лучшем случае, а в худшем — их ловят на Мойке с ужасной ношей в рюкзаке.

    Максимальная точность

    Как рассказала «360» реконструктор исторического общества «Северный вокзал» Элеонора, балам бонапартистов предшествует скрупулезная работа с историческими источниками. Костюмы шьют по выкройкам того времени, разучивают танцы, модные в той эпохе, прорабатывают сценарий, основанный на реальных событиях.

    «Это люди, которые изучают историю и хотят ее оживить. Все из нас понимают, что на 100% мы никогда не попадем, потому что люди другие, но мы стараемся хотя бы немного изобразить. Представляем не в комичном виде, а стараемся максимально точно воспроизвести [особенности того времени]», — объяснила Элеонора.

    Она предложила не называть реконструкцию субкультурой. По ее словам, это ученые люди, которые облекают историю в наглядные формы. Причем наполеоника — исключительно петербургская тема. В Москве она пока не прижилась.

    «Есть подразделения военной реконструкции, есть гражданская. Они между собой сложно пересекаются, как правило. Военные не танцуют, а любят скакать и всякие военные маневры. Это не просто напялил мундир и сел на лошадь — люди подготовленные, тренирующиеся. Военная реконструкция — всегда риск», — сообщила Элеонора.

    Она подчеркнула, что реконструкция — это не сектантство, а хобби, которым люди наслаждаются с единомышленниками. Наполеоника — один из самых ярких периодов XIX века и эпоха самой красивой военной формы. Но и дорогой. На создание костюма обычно тратят 100-200 тысяч рублей.

    «Мы платим за балы сами, входные билеты от двух до семи тысяч условно. Если раньше нам музеи предоставляли в обмен на какой-то бартер, что мы у них там поработаем, то сейчас они хотят денег. Мы скидываемся, планируем, общаемся перед этим. Это наш вид отдыха», — сообщила участница сообщества.

    Практикуются и конные походы, и балы в красивых нарядах.

    Изысканное собрание

    Публицист и член военно-исторического клуба Вольфганг Акунов в беседе с «360» назвал общество реконструкторов изысканным. Конечно, многое зависит от финансовых возможностей и знакомств. Если бал проходит в музейной обстановке, то посторонних туда не пустят. Но балы проводят в самых разных местах. Например, один состоялся в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца.

    «Бывало, и в Доме журналистов на Арбате отмечали. Приходим пообщаться с друзьями, расслабиться, послушать старинную музыку, романсы и стихи. Как в офицерском собрании в реальных вооруженных силах Российской империи», — сообщил публицист.

    Движение реконструкторов популярно и за рубежом. Акунов припомнил, что в 2013 году члены клуба ездили в Лейпциг.

    «Это для инсайдеров. Люди, которые многие десятилетия занимаются одним общим делом в свободное время, они друг друга знают. Поскольку это стоит денег, то люди складываются. Обычно это делается в складчину. Цены зависят от масштаба мероприятия», — добавил он.

    Сказка под живую музыку

    Поклонник наполеоновской эпохи и частый гость на московских балах Евгений Топчу рассказал, что на собраниях реконструкторов мало профессиональных танцоров, но много увлеченных любителей. Они предпочитают классическую музыку, а не современную «разрушающую».

    «Там классическая музыка, она очень успокаивает, и это общество трезвых людей. Кавалер является кавалером, а дама — дамой. Гендерное разделение чувствуется сразу, в этом есть своя культура. Туда не приходят в штанах — все в платьях, все по-настоящему. Это красиво, под живую музыку очень приятно танцевать, а не делать какие-то хаотичные движения», — подчеркнул Топчу.

    Он особенно ценит наполеоновские балы за улыбающихся людей: там нет агрессии, не возникают непредсказуемые ситуации и нет драк.

    «Я прихожу на бал и знаю, что до конца буду отдыхать: отключусь от внешнего мира, от него отдохну, погружусь частично в сказку. Что касается пошлости — это исключено», — подчеркнул участник балов.

    По его словам, человек «с улицы» при желании может попасть на бал. В одной только Москве ежемесячно проводится несколько собраний. В последнее время подобное времяпрепровождение становится все более популярным. И это, по словам Евгения, неспроста. Людям хочется нравственного социального общения. С другой стороны — балы реконструкторов отнюдь не проходной двор. Нужны костюм и деньги на билет.

    «Исторический бал в ГУМ стоил тысячу рублей — с фуршетом, три часа длился, людей было битком на балу. Венский бал обойдется минимум 10 тысяч рублей. В среднем входной билет стоит от тысячи до пяти тысяч рублей», — рассказал Евгений.

    Он добавил, что есть узкий круг любителей эпохи, которые одеваются на бал в туалеты определенного периода времени. «У нас наряды, например, 1830 года. То есть период до и после на этом балу не котируется», — уточнил Евгений Топчу.

    По его мнению, наполеоновские балы вполне могли называться суворовскими или кутузовскими. Ведь это время победы русского оружия. Но, видимо, бренд французского императора раскручен лучше.

    «Есть люди, которые хотят возвеличить себя как императора и любят маскарад Наполеона. Ассоциации — император, величественный человек. Возможно, люди не могут найти себя в других конкретных моментах, мало кто одевается в Суворова — он был довольно народным человеком», — признал Евгений Топчу.