• 02 апреля 2020, 15:38

    Коронавирус за решеткой. Тюрьмы и СИЗО могут стать рассадником болезни — их предложили немного «распустить»

    Заключенные «Матросской тишины» пожаловались на инфекцию, похожую на грипп или пневмонию. Люди болеют прямо в камерах, тесты на коронавирус им не делают. Представители ФСИН информацию опровергли. И тем не менее ситуация в тюрьмах и СИЗО может стать опасной, если вирус проберется за решетку. Правозащитники предлагают перевести часть подозреваемых под домашний арест.
    Коронавирус за решеткой. Тюрьмы и СИЗО могут стать рассадником болезни — их предложили немного «распустить»

    Заключенные «Матросской тишины» пожаловались правозащитникам на десятки случаев инфекции, похожей на ОРВИ или пневмонию. У больных кашель и повышенная температура, рассказал РБК руководитель юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров. Они находятся в камерах, среди других арестантов.

    По словам одного из заболевших, антибиотики у врачей закончились, их лечат анальгином, ибупрофеном и парацетамолом. Тесты на коронавирус никому не проводили. В ближайшее время из-за ситуации в СИЗО Федяров направит обращения директору ФСИН Александру Калашникову и в Генпрокуратуру. В пресс-службе ФСИН заявили РИА «Новости», что сведения о вспышке пневмонии в изоляторе не соответствуют действительности.

    В «Матросской тишине» есть больница, куда привозят заболевших арестантов со всей Москвы, рассказала «360» зампредседателя ОНК Москвы Ева Меркачева. Но, по данным правозащитников, в изоляторе не было большого количества больных гриппом или пневмонией, зато было много простуженных.

    «Что касается подозрения на коронавирус, то там было два человека. Но они отсиживают карантин. Тесты, насколько я знаю, ничего не подтвердили. Но ситуация меняется настолько динамично, что я не исключаю, что сегодня утром могло появиться какое-то количество людей конкретно с коронавирусом или подозрением на него», — добавила она.

    «Казарменное» положение

    Что конкретно происходит в СИЗО, правозащитники не знают: из-за коронавируса доступ в изоляторы новых арестантов, адвокатов, прокуроров, родственников и членов ОНК временно запрещен. В СИЗО введено «казарменное» положение. Сотрудники приезжают на работу с вещами на 14 дней, затем их меняют. Но если в какой-нибудь изолятор проникнет вирус, вспышка будет массовой.

    «Скученность людей большая, система вентиляции не предусмотрена, нет системы обеззараживания априори. Все едят из одного котла. Нет условий, чтобы вирус не распространялся. Если бы каждый заключенный был в отдельной камере, даже в этом случае, я уверена, он (вирус — прим. ред.) бы моментально по всему СИЗО распространился», — подчеркнула Меркачева.

    Какое-то количество инфицированных сможет принять местный госпиталь. Но аппаратов ИВЛ в нем всего несколько штук. И если разово заболеют 50 арестантов, аппаратуры на всех не хватит. А если отправлять их в Коммунарку, то придется выделять арестантам отдельный корпус, ставить решетки и охрану.

    Домашний арест и амнистия

    СИЗО и колонии — места повышенной эпидемиологической опасности, напомнил в разговоре с «360» вице-президент российского подразделения Международного Комитета защиты прав человека Иван Мельников. А у правозащитников нет уверенности, что никто из арестантов не контактировал с больными до закрытия изоляторов. Чем больше арестантов в изоляторах, тем сложнее лечить их. Персонала в госпиталях, как правило, не очень много.

    Правозащитники предлагают разгрузить изоляторы, отправив подозреваемых в ненасильственных преступлениях под домашний арест.

    «Крайне важно пересмотреть нахождение граждан в СИЗО. Особенно московских, подмосковных и других крупных изоляторов, которые забиты под завязку. Может, кого-то можно поместить под домашний арест. Человек был бы так же изолирован, но не будет находиться в СИЗО и не будет повышенного порога эпидемиологической опасности», — отметил Мельников.

    Точно так же, уверен он, можно по амнистии освобождать тех, кому осталось провести полгода или год в колонии. При условии, что человек уже раскаялся и не представляет опасности для общества. Ведь вспышка коронавируса в колонии, где содержится 2-2,5 тысячи людей, будет медицинской катастрофой. Помимо ОНК, с аналогичными предложениями выступили другие правозащитники и члены СПЧ. Но пока к их мнению не прислушались.