facebook_pixel
  • 20 декабря 2019, 15:21

    «Был одурманен или связался с группировкой». Отец — о лубянском стрелке

    Отец Евгения Манюрова, устроившего 19 декабря стрельбу возле здания ФСБ на Лубянке, рассказал, что практически не принимал участия в жизни сына. Однако некоторые странности в его поведении в последнее время замечал: Евгений увлекся оружием и начал говорить с восточным акцентом.

    «Был одурманен или связался с группировкой». Отец — о лубянском стрелке

    Отец рассказал, что сын был спокойным и необщительным человеком, которого очень сложно было разговорить. В родном городе у него не было друзей — раньше был один, но затем они поругались и прекратили общение. Сам Евгений рассказывал, что все его приятели живут в Москве, но о ком именно он говорит, отец не знал. Мужчина отметил, что сын рассказывал о своей работе — якобы он устроился в охрану в посольство Арабских Эмиратов.

    «Он начал разговаривать вот так, будто бы кавказец какой, террорист. Я говорю: „Да ты по-русски разговаривай“, а он — с акцентом. Это было год назад, от силы полтора», — рассказал отец.

    Знал он и об увлечении сына стрельбой. Евгений начал заниматься ей лет пять-шесть назад, стал ходить в тир, и постепенно увлечение переросло в манию.

    «Он фанатически этим занимался», — заключил отец.

    О том, что его сын устроил стрельбу в центре Москвы, мужчина узнал от сотрудников ФСБ, которые приехали к нему в квартиру после произошедшего.

    «Мне супруга позвонила бывшая, сказала, что уже поздно, а Женя не вернулся домой — обычно он в это время уже приходит. А потом — фээсбэшники приехали, в два часа», — объяснил он.

    Отец отметил, что не ожидал такого поступка от сына. Он предположил, что Евгений был либо «одурманенным», либо попал в какую-то террористическую группировку.

    «Террористов-то сколько у нас сейчас, оружия сколько на руках», — сказал мужчина.

    Евгений родился в 1980-м году, через год после знакомства родителей. Уже в 1981-м пара развелась и мальчик остался жить с бывшей супругой и ее матерью.

    «Я не принимал участия абсолютно никакого, ну первое время они и не пускали. Алименты платил, а знаться — не знались. В детстве — совсем ничего, подрос когда, бывало, позвонишь ему, с днем рождения поздравишь. Он сам никогда нам не звонил», — рассказал отец.

    Последний раз мужчины виделись на похоронах бывшей тещи — пенсионерка умерла в апреле этого года. Перед этим отец и сын встречались четыре года назад, на похоронах второй бабушки стрелка.