facebook_pixel
  • 20 июля 2018, 19:46

    Эксперт назвал «академической возней» условие «Нафтогаза» по мировому соглашению с «Газпромом»

    Коммерческий директор украинского «Нафтогаза» Юрий Витренко написал на своей странице в Facebook, что «мировое соглашение» с «Газпромом» может быть достигнуто лишь в случае уплаты 12 миллиардов долларов российской стороной во внесудебном порядке. Член комитета по энергетической стратегии Торгово‐промышленной палаты России Рустам Танкаев пояснил ИА НСН, что это «условие» не имеет никакого отношения к реальной жизни и вся «эта возня носит академический характер».

    По данным европейских специалистов, к 2020 году ГТС прекратит свое существование, а украинский транзит прервется по чисто техническим причинам.

    В реальной жизни главным является вопрос существования и работоспособности газотранспортной системы Украины. В течение последних пяти лет Украина вкладывает в поддержание работоспособности и ремонт газотранспортной системы всего 10% от необходимой суммы, которые не позволяют поддерживать работоспособность системы достаточно долго

    Рустам Танкаев

    «В прошлом году Киев предпринял ряд действий, чтобы получить компрессорные станции на замену, но все им отказали. Они попросили у США, там тоже отказали, потому что они уже однажды получали под это дело деньги и эти деньги были разворованы», — напомнил
    эксперт.

    По его словам, украинское правительство находится в реальном дефолте и у него нет никаких шансов на получение средств для поддержания своей ГТС в работоспособном состоянии. Только в этом контексте вопрос о мировом соглашении и транзите приобретает очень небольшое значение.

    «У Европы нет выхода, они вынуждены запускать „Северный поток — 2“ и вторую очередь „Турецкого потока“, при этом они могут говорить что угодно относительно того, что будет продолжаться транзит газа через Украину. Вероятность этого низка», — резюмировал Танкаев.


    18 июля председатель правления «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил, что компания готова рассмотреть предложения российской стороны по заключению мирового соглашения по спорам с «Газпромом».