10 июня 2020, 09:07

Жизнь темнокожих в России. Три истории о быте и расизме

Читать 360tv в

Вот уже две недели в США продолжаются протесты, вызванные гибелью Джорджа Флойда. Похоже, это убийство стало последней каплей для американцев, которые устали от предвзятого отношения к людям с другим цветом кожи. «360» пообщался с жителями России, имеющими африканские корни, и выяснил, как в стране обстоят дела с расизмом.

«Я сталкивалась с расизмом»

Рассказывает Елена Ханга, телеведущая

Реклама

Я родилась в России, в Москве. И жила здесь лет до 25. Потом я уехала в США на стажировку и прожила больше 10 лет в Нью-Йорке. Потом вышла замуж и вернулась в Москву, где и живу последние 18 лет.

Да, я сталкивалась с расизмом в России. Но надо понимать, что есть большая разница между государственным расизмом в США и бытовым расизмом здесь. У стран разные истории

Елена Ханга.

В Штаты завозили из Африки рабов, темнокожие долгие годы были лишены гражданских прав. У нас же в принципе расизм как система сформироваться не мог, так как просто не было представителей черной расы. В США сегодня афроамериканцев 13%, а в России нет даже подобной статистики людей африканского происхождения.

Я родилась в 60-е годы. Афророссиян по всей Москве можно было сосчитать по пальцам. Практически все знали друг друга. Но после Всемирного фестиваля молодежи и студентов, после создания Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, после того, как стали приглашать представителей Африки учиться в СССР, естественно, между иностранцами и местными начались романы. Рождались дети. Чаще всего эти дети оставались в Союзе. Теперь молодым людям африканского происхождения никто не удивляется.

https://www.instagram.com/p/B-oewP0j9dw/

Но многие сталкиваются, например, с отказом в съеме квартиры, с оскорблениями. Парень с девушкой могут полюбить друг друга, но родители могут оказаться против их брака из-за цвета кожи.

При этом лично я с каким-то особым отношением со стороны полиции не сталкивалась. Но надо понимать, что все публичные люди в привилегированном положении. А если спросить африканских студентов, которые живут где-нибудь на отшибе, не удивлюсь, что у них проблемы были.

Так, лет 10 назад мне неожиданно позвонили ребята-африканцы. Они просили о помощи, забрать из какого-то обезьянника. Мне удалось их выручить. Я спросила, откуда у ребят мои контакты.

Оказалось, у многих африканских студентов на тот момент был мой номер. Они им обменивались с условием, что можно звонить, только если попадешь в очень тяжелую ситуацию

Елена Ханга.

Я тогда работала на телеканале НТВ. Это говорит о том, что молодые люди все-таки чувствовали себя неспокойно, если в кармане носили мой номер на всякий случай.

Сегодня, с одной стороны, страна стала гораздо образованнее, мы знаем больше об афроамериканской культуре. В России любят джаз, рэп есть спортивные кумиры, артисты… С другой стороны, по сравнению с советскими временами проявлений бытового расизма, публичных оскорбительных высказываний, драк, даже с летальным исходом, стало больше, потому что стало больше темнокожих россиян и приезжих.

«Четкое деление на черных, белых, азиатов»

Рассказывает Джина, модель

Я родилась в России. Когда была совсем маленькая, несколько лет с семьей жили в Мали — это Африка. Жили мы в столице, городе Бамако. Позже в России я сталкивалась с расизмом.

После достаточно большого перерыва, получив медицинское образование, решила вернуться в модельный бизнес. В первом же агентстве на кастинге девушка Наталья, как сейчас ее помню, посмотрев на меня, заявила: «Ну… Ты сможешь работать только там, где нужны будут девушки твоего типажа — исключительно мулаты и черные».

В принципе, на кастинге, если нет конкретного запроса, всех рассматривают по параметрам: рост, объемы. Но некоторые рассматривают исключительно по национальности. Я сталкивалась с этим много раз. Агенты часто даже не отправляют на жирные заказы, если у них не прописано, что нужна именно темнокожая модель.

https://www.instagram.com/p/B0z6r-LA9jg/

От агента Наташи я, конечно, ушла. Очень плодотворно работала после этого во всех направлениях. Зачастую, даже когда заказчик хотел видеть блондинку с голубыми глазами, в итоге с удовольствием брали меня, потому что не упирались в тему национальности и видели типаж.

Расизм в России есть. У людей в голове есть очень четкое деление на черных, белых, азиатов и так далее. При этом тебя могут назвать негром и даже не понять, что в этом такого

Джина.

Пришла к тому, что теперь очень долго и подробно рассказываю людям, что так делать нельзя. В процессе разговора многие понимают свои ошибки. С полицией у меня никаких проблем нет, повышенного внимания не чувствую. За всю жизнь, наверное, два раза проверили паспорт.

А вот от охраны в некоторых торговых центрах повышенное внимание чувствуется. Когда заходишь, за тобой присматривают чуть пристальнее. Наверное, им кажется, что, как в американском фильме, все темнокожие — воры.

Думаю, последнее время люди в России стали чуть толерантнее. Уже больше смотрят друг на друга как на людей, как на профессионалов, как на интересных личностей, не разделяя друг друга по внешним данным.

«В ответ на имя я просто услышал гудки»

Рассказывает Фарук, бариста, репетитор физики и математики, модель

С рождения живу в России. В 2010 году поступил в университет в Москве и переехал в столицу из Магнитогорска, Челябинская область. У меня русская мама, а отец родом из Нигерии. Он переехал в Магнитогорск в 90-е. Тяжелые годы, провинция — отец рассказывал суровые истории: и ловили, и избивали.

Я же попал в эпоху, когда отношение россиян к темнокожим стало нейтральным. Родился в конце 1993 года. Не могу сказать, что меня как-то притесняли. По меркам темнокожих я вообще достаточно светлый. В 90-е я был маленьким мальчиком, который не был кому-то интересен как объект для агрессии. Когда уже стал подростком, агрессия к темнокожим, на мой взгляд, переключилась на других — на выходцев с Ближнего Востока и с Кавказа. Я замечал, что по отношению к ним агрессии было больше.

https://www.instagram.com/p/B1G4b4hHFUe/

Моя знакомая мулатка, правда, из Магнитогорска рассказывала, что сталкивалась с расизмом. В школе ей было тяжеловато, но у меня такого опыта не было. Я с детства занимался спортом, баскетболом, был высоким, атлетической комплекции. Возможно, это было тем фактором, который позволил избежать неприятностей. Плюс, наверное, здесь действительно важен пол. У мальчиков все решалось фразой «пойдем выйдем».

Пару раз были забавные ситуации с поиском квартиры, когда находил какое-то объявление, звонил по нему, общался с человеком, а потом… Бывало, умышленно не представлялся, а человек забывал спросить мое имя, когда же узнавал, терялся. Один раз в ответ на представление я просто услышал гудки

Фарук.

Было и такое, когда знакомая пыталась найти жилье через риелтора, которого предупредили, что девушка будет не одна. И вот когда риелтор увидела меня… она опешила. «Вижу вас и понимаю, что в квартиру, которую мы идем смотреть, попросили заселить только славян», — сказала она. В итоге звонок в дверь, открывает взрослый мужчина, который смотрит на нашу троицу… С большим неодобрением смотрит на меня и начинает расспрашивать. Рассказываю, что родился в Магнитогорске, приехал учиться, учусь в Бауманке. Тогда у человека отношение поменялось.

На работе никаких инцидентов не было. Единственное, как у темнокожей модели, работы у меня меньше. Расизма здесь я не вижу. Россияне хотят на рекламных плакатах видеть подобных себе, в этом есть логика, но не расизм.

С полицией у меня никогда проблем не было. Остановили один раз, сильно удивились хорошему русскому языку и потеряли интерес. И то это было в Магнитогорске. В Москве меня не останавливали ни разу. При этом есть знакомый — русский с сирийскими корнями. Вот его останавливают.

Когда писали про протесты, вызванные убийством Джорджа Флойда в США, я задумался, а как это отразилось на мне как на темнокожем, живущем в Москве? Да никак! Да, в России есть расизм. Просто в США эта история накаляется давно. У нас — нет. Но призадуматься стоит. Думаю, на эту тему лучше даже поговорить с выходцами из Узбекистана или Таджикистана, с Кавказа. Можем оказаться в ситуации, схожей со Штатами, только в отношении других меньшинств.

Реклама

Реклама