05 августа 2020, 15:17

Суд присяжных становится популярнее в России. Почему самые сложные дела доверяют народу?

Читать 360tv в

Дело сестер Хачатурян рассмотрит суд присяжных. Судьбу расстрелявшего сослуживцев срочника Рамиля Шамсутдинова тоже могут решить народные заседатели. Почему именно они должны разбирать такие резонансные, неоднозначные дела и как обеспечат беспристрастность вердиктов?

Адвокаты Рамиля Шамсутдинова подали ходатайство о проведении суда присяжных. В 2019 году солдат срочной службы расстрелял двух офицеров и шестерых сослуживцев в воинской части в Забайкальском крае. Как пояснил обвиняемый, он решился на это из-за систематических издевательств и превышения должностных полномочий со стороны старших по званию.

Реклама

Зато про другое резонансное дело — сестер Хачатурян — уже известно, что его рассмотрит суд присяжных. Летом 2018 года они убили своего отца, объяснив поступок невыносимым многолетним психологическим и физическим насилием со стороны мужчины. Правда, Следственный комитет отказался переквалифицировать дело об умышленном сговоре и убийстве в самооборону.

Популярность по результату

Выбор суда — добровольное решение обвиняемого в убийстве, пояснил «360» Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия факультета права НИУ ВШЭ. По желанию он может предстать либо перед коллегией присяжных, либо перед единоличным судьей, либо перед судом из трех профессиональных судей.

Пашин подчеркнул, что возможный рост популярности судов присяжных будет зависеть от исхода дела сестер Хачатурян. В 1993 году подобный формат появился в девяти регионах России. Но когда с участием присяжных вынесли смертный приговор, число ходатайств о таком рассмотрении дел резко упало. Потом оно снова увеличилось. А теперь его популярность может вырасти еще сильнее.

«Обычно просят о суде присяжных примерно 17% тех, кто имеет на это право. Но многое зависит от опыта. Если будет оправдательный или очень мягкий вердикт, то количество желающих увеличится», — сообщил Пашин.

Объективность картины

Случаи вроде дел сестер Хачатурян или Шамсутдинова вызывают громкий резонанс из-за актуальности лежащих в их основе общественных проблем — семейного насилия, армейской дедовщины. Поэтому единственно верный вариант рассмотрения таких дел — суд присяжных, то есть фактически народный суд, убеждена замглавы Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева.

«Суд присяжных состоит из обычных людей, представителей всех слоев общества. И это позволит нам понять, что происходит в самом обществе и как мы сами это расцениваем. Как мы судим людей, которые совершают преступления по нашим законам, но в обстоятельствах, которые создали мы сами», — добавила общественница.

Нередко присяжные выносят оправдательные приговоры там, где обычный суд назначил бы наказание. Но Меркачева уверена, что принятые решения будут беспристрастными. Несмотря на шумиху в СМИ, присяжные формируют мнение на основе фактов, опросов потерпевших, подсудимых, свидетелей и экспертиз с обеих сторон. А также знакомятся со скрытыми от глаз широкой общественности обстоятельствами.

«Все это важно, чтобы обе стороны могли привести своих свидетелей, чтобы картина выстроилась максимально объективной. Суд это все изучит и на основании этой полной картины вынесет единственно верное решение. А по сути, его вынесем мы, ведь мы же делегировали в присяжные народ», — сказала Меркачева.

Общественница выразила надежду, что после дела сестер Хачатурян резонансные и сложные дела, связанные с убийствами, будут чаще доверять судам присяжных и такое рассмотрение обретет популярность. Правозащитники часто сталкиваются с ситуациями, когда характер преступлений очень неоднозначный и судьбы таких обвиняемых должны решать присяжные.

Адекватность решений

Адвокат Евгений Харламов также убежден, что подобного рода дела должны решать именно суды присяжных. Некоторые считают, что присяжных легко обмануть, оказать на них давление или воздействовать общественным мнением. Такое, конечно, случается, но повлиять на всех членов коллегии невозможно.

«Они разбираются. На них невозможно повлиять, позвонить кому-то. Как у нас в кулуарах говорят, прокурор может воздействовать, судья… Ничего подобного. На сегодняшний день они считаются самыми независимыми судьями. Это судьи из народа, и им по ушам уже не пройдешься. Это самый адекватный суд», — считает Харламов.

С 2018 года коллегии присяжных начали работать в районных и гарнизонных судах. С тех пор в Москве резко выросло число оправдательных приговоров. По мнению адвоката, это говорит о том, что профессиональные судьи нередко пережимают, проявляя излишнюю строгость. Но в правосудии важна не жесткость наказания, а его справедливость. Харламов считает, что уже пора поручать коллегиям заседателей не только резонансные, но и негромкие дела. Ведь обычные судьи выносят решения о виновности или невиновности на основе законов и внутреннего убеждения. Но они люди, убеждения у них разные и каждый человек может ошибаться.

«А когда уголовное дело рассматривают восемь присяжных — это немножечко говорит в сторону объективности. Потому что один человек может ошибиться или засомневаться, а все не смогут. Поэтому больше справедливости мы ждем от присяжных», — отметил Харламов.

Реклама

Реклама