15 октября 2018, 21:53

Белый бунт. Кому выгодно, что скинхеды и антифа превратили Нью‐Йорк в поле битвы

Читать 360tv в

Разбитые окна, призывы убивать, вспыхивающие тут и там стычки между крепкими ребятами в масках — так в эти выходные выглядел один из районов крупнейшего мегаполиса США. Что превратило улицы Нью-Йорка в арену разборок между правыми и левыми радикалами и кому это выгодно?

Тихая улица, тусклый свет фонарей, ночь, Нью-Йорк. Вдруг тишину прерывают яростные крики. «Убивайте больше нацистов», — скандирует группа демонстрантов в черных худи и лицевых масках. Еще несколько минут — и люди в черном вступят в ожесточенную схватку с мужчинами в хаки и бейсболках со слоганом «Сделаем Америку опять великой». Выходные в США выдались горячими.

Реклама

Массовой дракой закончилось выступление журналиста и ультраправого политика Гэвина МакИннеса в политическом клубе «Метрополитен», аффилированным с Республиканской партией.

Антифа против «Гордецов»

Яркий оратор и колумнист, МакИннес когда-то давно основал издание Vice, позже успел побывать актером, комиком и писателем. Поклонники называют его «крестным отцом хипстеров», противники — «фашистским клоуном». В Нью-Йорке, одном из самых мультикультурных городов США, люди консервативных взглядов считаются меньшинством, однако ему удалось организовать небольшую, но колоритную группу радикальных сторонников президента Дональда Трампа Proud Boys («Гордецы»).

Членов этого сообщества нередко называют расистами и белыми супремасистами, хотя в нее входят люди разных национальностей. Они любят модную одежду, стрижки, «трамповские» красные бейсболки и известны своей ненавистью к «глубинному государству», социалистам и «штурмовикам социальной справедливости в черном», составившим большинство протестантов.

«Люди в черном» обычно называют себя антифашистами, но к ним уже давно приклеилось емкое сокращение — антифа. В большинстве своем это молодые анархисты и леворадикалы, всегда готовые к открытой конфронтации с теми, кого они считают нацистами и расистами. Так случилось и в этот раз. Накануне выступления в клубе разбили окна, на его стенах нарисовали анархистские граффити. А после демонстрации начался настоящий «экшен».

Стычкам между непримиримыми врагами не помешало даже присутствие усиленных полицейских патрулей — по свидетельству очевидцев, они старались не вмешиваться в происходящее. Сначала антифа скандировали и задирали сторонников МакИннеса, потом все смешалось, и вот уже по всему району начались драки, одного из левых радикалов повалили на тротуар и начали избивать ногами. Колоритная деталь: сам МакИннес на безопасном расстоянии размахивал самурайским мечом, пока полицейские не попросили его покинуть место конфронтации.

Несмотря на обилие фото и видеороликов, никто не был задержан. Однако власти Нью-Йорка решительно настроены покарать праворадикалов. Губернатор штата Эндрю Куомо в воскресенье призвал ФБР расследовать деятельность Proud Boys и обвинил Дональда Трампа в поступках, которые привели к «разжиганию ненависти и насилия».

Американская история Х

Представители городских властей на всех уровнях не скупятся на громкие заявления и обвинения в адрес республиканцев, якобы поддерживающих белых расистов, помешанных на ненависти и насилии. Влиятельная правозащитная организация SPLC уже идентифицировала трех из нападавших на активистов-антифа как членов ультраправых группировок скинхедов, находящихся в ее списке экстремистских организаций.

Не помогли Proud Boys и дальнейшие события выходных. В Портленде члены группы участвовали в демонстрации сторонников Трампа, которая столкнулась с активистами движения Black Lives Matter и местными антифа. Леворадикалы публично сожгли флаг США и залили оппонентов струей из перцового баллончика, что привело к ожесточенной массовой драке. Полиция опять не стала вмешиваться, хотя позже сообщила о наличии у ряда демонстрантов кастетов, дубинок, ножей и даже огнестрельного оружия.

Кто бы первым ни начал драку, беспорядки легко становятся обоюдоострым оружием политического пиара. Стычки между радикалами разного толка сопровождают уличные демонстрации в США уже более полувека, но в эпоху стабильности на них мало обращают внимание. Однако стоит американской демократии зайти в тупик, как кулачные бои активистов попадают на главные страницы новостных сайтов и газет.

Сейчас кажется смешным, что еще лет 10-15 назад Россию в западных СМИ описывали чуть ли не как мировой центр скинхедского движения. Сейчас российские ультраправые скинхеды — это реликт, а вот в США бритоголовые так никуда и не исчезли.

Они крайне малочисленны, но их роль в политике многократно важнее реального количества, ведь нет лучшего средства измазать оппонента в грязи, чем обвинить его в связях с ультраправыми. За последние годы обвинения в расизме озвучивались слишком часто и уже поднадоели части избирателей, но поддержка правых радикалов по-прежнему остается черной меткой для любого крупного политика.

Больной вопрос

Слияние патриотизма с национализмом и расизмом остается самым стыдным и больным вопросом американской общественной жизни. И хотя среди «гордецов» МакИннеса есть и темнокожие, и азиаты, в конечном счете их риторика и действия играют на руку могущественным врагам их кумира — президента Трампа. Ведь их противники, защищающие от нападок мигрантов, мусульман, геев и другие меньшинства, выглядят в глазах общественности более благородно.

Неслучайно опытный карьерист и член Демократической партии — губернатор Куомо — с легкостью связал главу Белого дома и уличную потасовку — демократы еще не забыли, как президент США не смог артикулировать свою позицию во время беспорядков в Шарлотсвилле, когда марш белых националистов закончился гибелью одного из контрдемонстрантов.

Во время президентской кампании Трамп умело использовал ксенофобские настроения, не переходя определенных границ. Во время его правления их постоянно нарушают либо его слишком агрессивные сторонники, либо противники, то обвиняющие президента в США в создании концлагерей для нелегальных мигрантов, то нападающие на своих оппонентов во время публичных мероприятий.

К сожалению, радикалы становятся все более значимой частью публичного аспекта американской политики — и шум уличных драк уже долетает до высоких кабинетов.

Реклама

Реклама