30 декабря 2020, 16:17

«Беда схимонаха». Что священники думают о Сергии, его проповедях и аресте

Читать 360tv в

Бывший схиигумен Сергий арестован. В последние месяцы вокруг его личности ходит много разговоров в церковных кругах, ведь когда-то он был популярным проповедником и любимцем народа. Но потом, по сути, создал секту внутри Церкви. По просьбе «360» священники поделились личным мнением о самом Сергии и об уголовном деле, заведенном против него.

Николай Бабкин

Священник

Реклама

Бывшего отца Сергия (Николая Романова) знали в Екатеринбурге как доброго пастыря. Многие его помнят за духовную помощь, и поддержку, и добрые дела. Но, к сожалению, со временем характер его проповедей сильно изменился, они стали очень политизированными.

Хороший пастырь превратился в политического блогера, который вместо призывов людей к покаянию, к Христу стал призывать к каким-то экстремистским действиям с целью переустройства государства и Церкви

На фоне пандемии ситуация и так напряжена, люди напуганы и боялись закрытия храмов. Схимонах обманывал паству, что все церкви закрыты, а священники, следующие санитарным нормам, прислуживают Антихристу. Поучая других, схиигумен забыл о собственных монашеских обетах. Великая схима, которую он принял, предполагает абсолютное отстранение от мира ради молитвы, а не выступления на YouTube.

Церковь наша терпела, ждала покаяния. Дело дошло до церковного суда, что закончилось впоследствии его жестоким сопротивлением, захватом монастыря. Вместо покаяния он отгородился от всего мира и продолжил свою экстремистскую деятельность.

Каждый священнослужитель давал присягу. Когда бывший отец Сергий ворвался в монастырь, он нарушил священническую присягу, совершил каноническое преступление. «Кто и каким бы образом ни отступал от Церкви — в ересь, в раскол, в самочинное сборище, он теряет причастие благодати Божией», — говорил священномученик Иларион Троицкий.

Для меня эта ситуация трагическая. Любой раскол — язва на теле Церкви, которую нужно врачевать любовью и милосердием. Что сейчас и пытается сделать епархия со своей стороны, пытаясь организовать духовную помощь и поддержку для тех, кто остался в этой обители.

К сожалению, не всех [удастся вернуть в Церковь]. Надеюсь, люди начнут ходить на исповедь и причащаться, общаться с другими верующими, не отделяя себя от Церкви Христовой. Тогда будет шанс вернуться в церковное общение. Но об этом пока рано говорить, учитывая ситуацию в Среднеуральском монастыре.

Когда Церковь говорит об уходе монаха от мира, это не означает, что человек должен отгородиться от всех живущих и считать всех вокруг себя врагами. Церковь — это не гетто, которое нужно создавать, ограждать высокими стенами и ставить на охрану казаков. Церковь — это духовная лечебница, двери которой должны быть открыты.

Мне видится проблема в утрате понимания соборности как свойства Церкви. Люди каждый раз на службе поют «Символ веры», но не все осознают, что соборность — это единство христиан в Церкви, а не вокруг какого-то батюшки. Ты можешь любить священника, он может быть твоим духовником, но он тоже порой ошибается.

Я искренне сочувствую всем, кто любит бывшего отца Сергия, но его арест не означает конец света. Если с пастырем что-то происходит, это происходит с ним, а не со всей Церковью

Андрей Лоргус

Священник, ректор Института христианской психологии

Что касается его публичных выступлений, они, конечно, вызывают отвращение и полное неприятие с церковной точки зрения. Это не церковный человек так говорит, это говорит человек сердитый, агрессивный, обличающий.

Это репутация такого агрессивного проповедника. Таких немало, он не один. Это репутация выскочки

Ничего нового он не сказал. Он повторяет, что говорили и говорят многие другие проповедники. Он это говорит агрессивно, с эпатажем, вызовом. И, кроме прочего, меня лично удивляет его внешний облик. Человек в схиме, иногда в разноцветной, он в лесу почему-то стоит, в лесу проповеди читает. Это не дело схимонаха. Если он законный схимонах, его дело молчать и в келье сидеть, молиться.

Что касается канонического дела. Это, конечно, недоразумение, потому что ночной штурм монастыря — это выстрел против Церкви, потому что, во-первых, ночью — ночью только Сатана выступает. Это была ошибка — планировать такие действия на ночь.

Во-вторых, скандал, битва, побитые люди. Это, конечно, удар против Церкви. Эффект будет антицерковный. Это агрессия, это война.

Денис Батарчук

Священник, религиовед

Беда схимонаха Сергия не в том, что он стал высказывать какие-то радикальные суждения, не в том, что он стал радикализироваться, не в том, что пытался возродить движение царебожников так называемое. Даже не в том, что он являлся активным ковид-диссидентом. А в том, что он перешел на личности.

Когда человек говорит созвучными словами — это его оценочное мнение и может восприниматься как угодно. Когда человек переходит на личности, в частности на главу государства и святейшего патриарха Кирилла, вот тут он зашел за флажки. Перейдя на персоналии, он стал подсуден.

В православии радикально настроенных людей достаточно много, среди которых он был не то чтобы авторитетом, но к его мнению люди прислушивались. Мое оценочное суждение состоит в том, что я не уверен, что Сергий (Романов) — это прямо проект одного человека.

Думаю, за ним стоят какие-то люди. Они стоят и внутри Церкви, и внутри, так сказать, мирян, и внутри людей, которые имеют вес во власти

Он настолько стал смелым, потому что рассчитывал на всестороннюю поддержку. Наверное, рассчитывал, что его будут отстаивать, защищать и так далее. Здесь он ошибся, потому что, перейдя на личности патриарха и президента, вряд ли он найдет поддержку.

История перемелется, и через некоторое время о ней будет вспоминать ограниченное количество заинтересованных лиц. Сергий, может, и являлся неким выразителей мыслей определенного количества прихожан, но он не был ни богословом, ни миссионером, ни проповедником.

Был еще случай с епископом Диомидом, который возвысил свой голос против и экуменического движения, и, в частности, патриарха Кирилла как главы межконфессионального общения. Его быстро запретили, и широкая общественность о нем забыла. Думаю, нечто подобное будет и с бывшим схиигуменом Сергием.

Реклама

Реклама