Убийство Дины Махияновой: что известно, подробности, фото | 360°

Все новости

15 августа 2022, 20:00

(обновлено: 23 сентября 2022, 17:21)

Один закон — тысячи жизней. Жестокое убийство в Башкирии напомнило о проблеме домашнего насилия

Адвокат Давтян: жертв домашнего насилия спасут только охранные ордера

Читать 360tv в

В Башкирии местный житель жестоко зарезал бывшую супругу. Он 14 раз ударил женщину ножом на глазах у подруг, а затем скрылся. Убитая не раз жаловалась в полицию на побои и угрозы убийством, но дебошира только поставили на учет. Защититься от подобных преступлений жертвы домашнего насилия смогут только после принятия отдельного закона о профилактике. Без него у правоохранителей просто нет механизмов воздействия на агрессоров

В ночь с 12 на 13 августа 37-летний житель Белорецка напал на бывшую жену, 31-летнюю Дину Махиянову. Мужчина подкараулил экс-супругу у ее дома и 14 раз ударил ножом. От полученных ран она скончалась на месте.

Реклама

Дина Махиянова работала начальником отдела агропромышленного развития администрации Белорецка, в ночь убийства она возвращалась с празднования дня рождения вместе с подругами. Подозреваемый скрылся с места преступления, но затем пришел в полицию с явкой с повинной.

Реклама

Против мужчины завели уголовное дело по статье об убийстве, его взяли под стражу на два месяца — до 13 октября 2022 года.

Мотив — ревность

В Следственном комитете заявили, что 37-летний житель Белорецка напал на бывшую жену из ревности: не так давно супруги развелись, подозреваемый был этим недоволен. У пары остались двое сыновей — шести и тринадцати лет.

Мать убитой Зайра Хамуллина рассказала изданию «Башинформ», что семья изначально была против отношений дочери. Мужчина стал ухаживать за Диной, когда та училась в 11-м классе в Уренгое, и родителей смущала их разница в возрасте — он был старше на шесть лет. И уже тогда, по словам матери, был очень ревнивым.

«Дина же красавица, общительная, вот и ревновал. Мы пытались объяснить, что так нельзя, — не слушал и не слышал. Он сам мне говорил, что Дина идет по улице, а навстречу какой-то парень, так его трясти начинает от ревности», — рассказала Хамуллина.

Официально пара, по словам матери, развелась еще в 2010 году, но мужчина не хотел отпускать супругу. В итоге родился второй сын. Хамуллина уверена, что муж шантажировал ее дочь детьми, обещал исправиться ради них, но продолжал терроризировать семью. Якобы даже не разрешал Дине видеться с подругами, так как ревновал и к ним тоже.

Все изменилось, когда Дина устроилась на работу в администрацию, уверена Хамуллина. До этого убитая работала на ферме мужа, причем весь бизнес, по словам матери, она тянула на себе, пока супруг прохлаждался.

«И тут начался тотальный контроль, он даже заставлял ее по WhatsApp показывать, где и с кем она. Залетал к ней и в офис, устраивал сцены ревности при коллегах. На ходу останавливал ее машину, отбирал телефон и проверял переписки», — рассказала она.

Глава администрации Белорецкого района Андрей Иванюта написал на своей странице во «ВКонтакте», что последние несколько месяцев Махиянова жила с детьми у родителей — о ее проблемах с супругом на работе знали.

Многолетние побои и угрозы

Мать убитой рассказала, что дочь неоднократно жаловалась и на побои, и на угрозы со стороны мужа. По словам Хамуллиной, они написали 13 заявлений в полицию, но ни по одному из них так и не завели уголовное дело.

«[Он ей] и ребра ломал, и водой обливал. И ему все сходило с рук, потому что Дина годами молчала, скрывала факты побоев, потому что он ей угрожал: „Пожалуешься, получат и они (дети — прим. ред.)“. <…> Уголовных дел не возбуждали — отказ и все. „Вас же не убили“, — говорили мне. Тринадцать заявлений у прокурора лежит», — сказала мать Дины Махияновой.

Адвокат, руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян объяснила, что такое отношение полиции очень характерно для дел о семейно-бытовом насилии, особенно если речь идет об угрозах.

Если, например, угрозы были высказаны по телефону, это не преступление. Сотрудники полиции так и говорят: «Если вам по телефону угрожают, ничего страшного. Вот когда с ножом будут угрожать, тогда и напишете»

Мари Давтян.

«То есть общее отношение сотрудников полиции к этой проблеме как было, так и остается негативным — они не особо хотят заниматься этими делами, называют это все бытовухой. Поэтому, к сожалению, ежегодно у нас тысячи таких дел, примерно схожих с этим», — объяснила она.

Статус «семейного дебошира»

«Башинформ» со ссылкой на пресс-службу МВД подтвердило, что Махиянова не раз обращалась в полицию, в том числе из-за преследований и угроз расправой. Подозреваемого даже привлекали по административным статьям за побои и мелкое хулиганство, а с февраля поставили на учет как «семейного дебошира». Мари Давтян объяснила, что такая мера не имеет никакой профилактической силы и не может защитить жертву домашнего насилия.

«Максимум, чем это грозит, — периодически с ним будет разговаривать участковый о том, что „ай-ай-ай, этого делать нельзя“. Это абсолютно бестолковая мера, которая только нагружает лишней работой сотрудников полиции вместо того, чтобы дать им какие-то эффективные ресурсы», — подчеркнула она.

Единственный действенный механизм против домашних тиранов, по мнению Мари Давтян, — это охранные ордера или защитные предписания. В российской практике их нет, хотя авторы законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия настаивают на их введении уже много лет.

Пока не будет охранных ордеров, это будет продолжаться. По большому счету, сейчас от преследования в такой истории защититься законным путем невозможно

Мари Давтян.

Российские адвокаты и правозащитники борются за принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия с 2016 года, однако в Госдуме его многократно отклоняли. Сейчас, по словам Мари Давтян, никакого движения по нему все еще нет.

Читайте также:

0

0

0

0

0

0

Реклама

Реклама