22 ноября 2019, 18:45

«Жизнь детей важнее наших обид». Трансплантолог Каабак готов вернуться к работе

Читать 360tv в

Михаил Каабак — единственный в России трансплантолог, который пересаживал почки детям, чей вес меньше 10 килограммов. Неделю назад его уволили из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД). «360» поговорил с Михаилом Каабаком об особенностях его методов, дальнейшей работе и будущем детей, для которых он был единственной надеждой.

Заниматься практической трансплантологией Каабак начал в 1990 году в хирургической орденатуре Филатовской больницы. После 10 лет работы в Российской детской клинической больнице (РДКБ) перешел в Российский научный центр хирургии имени академика Б. В. Петровского (РНЦХ) на должность заведующего отделением трансплантации почки. В то время РНЦХ была одной из самых инфраструктурно развитых больниц России, у врачей было значительно больше возможностей.

«Мы стали смещать возрастную границу вниз. Если в РДКБ можно было оперировать детей с весом минимум в 15 килограммов, то возможности РНЦХ позволяли снижать этот вес до 10 килограммов, а впоследствии еще ниже», — рассказал Каабак «360».

Но когда врачи стали проводить операции детям с маленьким весом по стандартной схеме лечения, выяснилось, что потери трансплантируемых органов слишком велики.

«Через три года мы потеряли половину почек у детей, именно у маленьких. Мы очень расстроились и решили пересмотреть свои подходы к иммуносупрессии. С этого начался поиск новых медикаментозных схем», — объяснил врач.

Именно иммуносупрессия — угнетение иммунной системы, чтобы организм не отвергал новый орган, — оказалась ключом к успешному проведению операций маловесным детям.

Уникальный протокол

«С 2006 года мы используем „Алемтузумаб“, с 2010-го — интенсивную вакцинацию и с 2012 — „Экулизумаб“. Это три основных компонента нашего протокола, который позволил нам достичь 97-процентной выживаемости трансплантата через пять лет после пересадки у детей младшей возрастной группы», — рассказал Каабак.

Некоторые врачи, например, руководитель Центра трансплантации почки РДКБ Алексей Валов, говорят, что основной опыт применения «Алемтузумаба» в нуждах трансплантологии описан именно Каабаком. Однако сам уволенный трансплантолог рассказал о подобном опыте во всем мире.

«Эта практика достаточно широко распространена. В мире „Алемтузумаб“ используется достаточно широко для трансплантации, он был разработан в 80-е годы прошлого века для лечения лейкоза, а впервые применен при трансплантации почки одной из всемирно известных легенд в области трансплантации органов сэром Роем Калном», — сказал он. 

Пик популярности использования препарата пришелся на 2010-е. Сейчас такая практика распространена приблизительно в 15% трансплантационных центров в мире. Большего применения, как объяснил Каббак, нет из-за того, что для его использования нужен значительно больший опыт, а не из-за побочных эффектов или несовершенства препарата.

Планы на будущее

После увольнения доктора Каабака несколько десятков детей остались без своих операций, причем другие врачи не готовы взять на себя ответственность. Чтобы кто-то согласился проводить трансплантацию пациентам Каабака, ребенку необходимо набрать вес хотя бы до 9-10 килограммов. Но для малышей с проблемными почками это практически невозможно — болезнь не дает. Именно поэтому так важно, чтобы Каабак вернулся к своей медицинской практике.

В первую очередь нам нужно сделать трансплантацию Кузнецову Роме. Вероятно, следом придется делать трансплантацию его брату Виталику

Михаил Каабак

Сейчас Минздрав дал добро на проведение операций по протоколу Каабака, которым никто кроме него в России не пользуется, но проблема остается — негде оперировать. При этом, по словам самого врача, лучшей площадкой для трансплантации детям с малым весом и острой необходимостью в операции является именно НЦЗД, из которого и уволили Каабака.

«В НЦЗД никто из членов моей команды возвращаться не хочет. Там не будет психологического комфорта, который является необходимой составляющей долгосрочной конструктивной и продуктивной работы. Но для операции у сахалинских близнецов мы туда придем и эту операцию сделаем. Это необходимо, потому что жизнь этих детей нам важнее наших обид и каких-то амбиций», — добавил Каабак в разговоре с «360». 

Более того, в НЦЗД остался коллектив анестезиологов и реаниматологов, с которыми его команде будет «легко и комфортно в одной операционной заниматься этими детьми». Создание новой трансплантационной программы с нуля — это вопрос нескольких месяцев, а у сахалинских близнецов столько времени нет, говорит Каабак.

Нам уже Минздрав разрешил работать по нашей схеме. Сейчас речь идет исключительно о восстановлении отношений юридических, но это очень важно, потому что вся медицина, как и много всего в мире, строится на доверии

Михаил Каабак

Каабак рассказал, что пока примирения с Минздравом не произошло. Во вторник, 26 ноября, у трансплантолога назначена встреча с министром здравоохранения Вероникой Скворцовой, где речь пойдет о плане лечения и подготовке к трансплантации Ромы Кузнцова.

«Ему не могут начать рекомендованную мной вакцинацию, потому что мальчик находится в отделении реанимации, а у этого отделения нет лицензии на проведение вакцинации. Вот этот бред я буду обсуждать с министром. Не программу вообще развития трансплантации в стране, а вопросы, касающиеся Кузнецова», — заключил Каабак.

На то, что будущая встреча решит глобальный вопрос о трансплантации в России или хотя бы скандальную ситуацию с самим Каабаком, он не надеется. Но в том, что примирение с Министерством здравоохранения все же случится, уверен. Просто на это нужно время.

По официальной версии, Михаила Каабака уволили из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей ради расширения и углубления программы трансплантологии, а команду Каабака уволили как внешних сотрудников, содержание которых признали «нецелесообразным». Сам врач считает, что причиной стала именно его схема лечения, которую не одобрил Минздрав, однако в ведомстве причины увольнения не комментируют.

Реклама

Реклама