31 июля 2018, 18:53

Горючий ладан

Читать 360tv в

Цены на топливо — вопрос не столько политический, сколько экономический. Однако если речь заходит не о цене на пару сотен топливных баков для частных автомобилей, а о многих миллионах транспортных средств и целых промышленностях, то это уже большая и даже очень политика.

Все крупные войны и заметные конфликты новейшей истории всегда были связаны с проблемами добычи и сбыта колоссального количества топлива. Поэтому с беспокойного пульса цен на горючее чувствительные пальцы политиков и боссов государственных администраций никогда не сходят. Стоит ослабить контроль и «анархичный» рынок тут же требует свои жертвы.

Реклама

Бывший вице-премьер Александр Дворкович, ушедший из правительства в мае, попытался объяснить, почему вдруг заметно поднялись цены на все популярные виды автомобильного топлива. Все дело, оказывается, в «пересменке» правительства — тот самый контроль на целый месяц был если не упущен, то, во всяком случае, значительно ослаблен. Потенциал роста цен на топливо накапливался годами. Ежедневное управление тонким инструментом сбалансированной системы сдержек и противовесов было упущено. Заинтересованные компании немедленно этим воспользовались. «Свободное плаванье» оказалось не очень долгим, но все же успело внести свои рыночные коррективы. Находись правительственная администрация в мае в режиме своей рутинной работы, по мнению Дворковича, рост цен можно было бы сгладить, динамику ослабить и настоять на компенсационных вариантах. Тогда весь процесс растянулся бы на куда более длительный срок. Все бы прошло незаметно и, главное, безболезненно. Но так уж сложились обстоятельства. Вследствие этого бензин подорожал на 8%, а дизельное топливо — на 8,5%, в разы обогнав официальную инфляцию.

Реклама

Авторитетные эксперты утверждают, что дело тут не только в контроле и даже не столько в удешевлении национальной валюты, сколько в стремлении, как продавцов, так и производственников, соотнести внутренние и экспортные цены. Иными словами, сблизить цены горючего, продаваемого на внутреннем рынке, с ценами на тот же товар для внешних продаж. Ослабление контроля, о котором сказал бывший вице-премьер, дало редкую возможность для коммерческих структур несколько продвинуться в этом направлении.

Но вот что вдруг обнаружилось – Россия входит в десятку стран с самым дешевым бензином.

Агентство Bloomberg информирует о том, что в Венесуэле литр бензина продается за $0,01. Это самый дешевый в мире бензин для населения. Однако его иной раз там просто не бывает. Якобы даже образуются чудовищные очереди на колонках.

Далее следуют Иран ($0,28) и Кувейт ($0,35). За ними – Нигерия ($0,41), Египет ($0,43), Саудовская Аравия и Малайзия (по $ 0,54), Индонезия ($ 0,67), ОАЭ ($ 0,68) и, наконец,  Россия ($ 0,72). Два года назад бензин у нас в пересчете на доллары стоил 0, 59. Правда, заметный рост тогда произошел почти во всех странах, кроме Венесуэлы.

Все эти государства имеют прямое отношение к добыче и к переработке нефти.

Список же самых «дорогих» стран с ценами на бензин по мере убывания выглядит вот так: Гонконг ($ 2,09), Норвегия ($ 2,02),  Нидерланды ($ 1,93), Греция ($ 1,91), Италия ($ 1,91), Дания ($ 1,90), Израиль ($ 1,86), Португалия ($ 1,83), Финляндия ($ 1,79) и Франция ($ 1,78).

Дорогой бензин в Германии, Румынии, Болгарии, Чехии, Венгрии, Польше и теперь в странах Балтии. Поэтому все чаще слышны голоса о том, что экологические проблемы требуют перехода на такое чистое «топливо», как электроэнергия (для электромобилей). Дело на самом деле в том, что развитые и их сателитные страны, не добывающие нефть на своих территориях, попадают в политическую зависимость от транснациональных корпораций, участвующих в добыче и переработке нефти. Те проводят собственную политику с правительствами стран, где залежи и добыча нефти есть, и с теми, где ресурсов нет, а потребителей много. В этом активно участвуют и транспортировщики «черного золота», и владельцы хранилищ горючего и банки, предоставляющие многомиллиардные кредиты. Можно только представить себе, насколько сложна схема взаимоотношений между участниками мирового топливного рынка и в каком драматичном «климате» формируются цены. Без грандиозных сотрясений и даже политических катаклизмов здесь дело не обходится.

Но это – о большом, которое не всякому дано понять. А вот о малом, то есть о нас, о покупателях топлива для своих машин.

Дело ведь не только в цене бензина, а в том, какую долю дохода люди на него тратят. Мы в этом списке занимаем тридцать третье место. По средним подсчетам, если заправлять машину каждый день, то нам придется расстаться с почти 3% ежедневного дохода. Менее всего из личного бюджета тратят венесуэльцы, за ними вплотную следуют американцы и жители крошечного Люксембурга. Даже ирландцы, в этом смысле, нас опережают более чем на 20 позиций. Иными словами, несмотря на то, что у нас в сравнении с европейскими странами один из самых дешевых бензинов, каждый его литр потребителю на внутреннем рынке обходится дороже, чем даже в тех странах, где бензин чрезвычайно дорог – ведь и средние доходы их населения значительно выше, чем у нас.

Речь идет о так называемой доступности топлива. Если, например, средний доход в том же «кукольном» Люксембурге составляет 291 доллар в день, то даже при высокой цене на бензин владелец машины тратит всего 0,43% от того, что ему в тот же день «капает». Дороже всех приходится платить швейцарцам, канадцам и ирландцам. Но и у них процент затрат по этому расчету поднимается лишь до 0,80% от ежедневного дохода.

Существует еще один параметр, определяющий доступность топлива для среднего человека. Это позиция, которую занимает бензин или дизельное топливо в общем списке затрат среднего потребителя. Тут нас обгоняют только жители Мексики, Греции и Канады. Оказывается, в среднем в год мы заправляем в автомобили 333 литра, на что и уходят те заметные проценты нашего среднего дохода.

Цифры, разумеется, усредненные, но произвести простейшие расчеты сможет каждый.

Стоимость бензина влияет и на все остальные цены, потому что входит в перечень затрат на каждый товар. Приведенные выше данные носят все же относительный характер. В действительности всё значительно сложнее, чем банальный автомобильный расчет статистиков и экспертов. Вот поэтому эта тема столь драматична.

Само слово «бензин» в Европу пришло из арабского языка, которое было с ним относительно созвучно. Любопытно то, что переводилось оно очень романтично: «яванское благовоние». В одном из переводов его еще называли «горючим ладаном».

Аромат его вряд ли так приятен, как специфический дух, исходящий от денег, которыми за него всегда платили, платят и будут платить. Причем чем дальше, тем больше. Это как раз те самые резвые, горячие скакуны, которые долго сдерживать не сумеет ни одна даже самая крепкая длань.

Андрей Бинев, журналист, аналитик

Авторы:

Реклама

Реклама