Сергей Безруков

- Сережа, я очень благодарна тебе, что ты пришел ко мне в первую мою программу, но нам с тобой надо определиться как я буду к тебе обращаться.

- Я думаю, что тебе вполне возможно обращаться ко мне Сергей, Сережа. Сергей Витальевич, так обращаются ко мне в театре, и это я думаю вполне нормально, поскольку я являюсь художественным руководителем, конечно же есть определенный статус. Как говорят, со стороны  говорят , есть статус, поэтому обязательно нужно, чтобы к тебе обращались - Сергей Витальевич. Я терплю, конечно, очень сильно, но соглашаюсь с этим.

- А каково это было стать Сергеем Витальевичем?

- Ну, Сергей Витальевичем я стал с детства, буквально родился и уже Сергей Витальевич, потому что папа Виталий, и конечно, я Сергей Витальевич. Что касается взросления определенного, когда ты в 41 год Сережа, то конечно, это уже опасно. Есть что-то в этом такое, в 41 год Сережа, нет все-таки в 41 надо быть уже Сергеем Витальевичем.

- Хорошо, в Америке к тебе бы обращались – Сергей. А Сергей Витальевич – это уже взрослый человек. Хотелось ли взрослеть в таком смысле "Сергей Витальевич, можно к вам на прием?"

- Конечно, я иногда стесняюсь. В этом есть какой-то момент стеснения, потому что все обращаются Сергей Витальевич. Иногда меня называют "шеф". Что тоже очень мне приятно иногда, быть шефом. Шеф, шеф, ну что-то из мультфильма, или из "Бриллиантовой руки "ШЭЭЭФ! Мне надо согласовать с шефом!!!" Это конечно, забавно и смешно, но постепенно привыкаю. Это определенная форма общения, уважительная и , действительно, я не помню, чтобы художественных руководителей звали просто по имени. И всегда по имени, отчеству. Может быть из-за того что эти люди все взрослые. Взрослые с уже огромным таким, колоссальным опытом театральным, и Олег Павлович, и Марк Анатольевич Захаров и Сан Саныч Калягин, это все, как раз, те самые небожители. Потому как до сих пор у меня отношение к ним как к тем самым учителям, тем самым великим артистам. До сих пор.

- Когда ты возглавил театр, предполагал ли ты, что это будет настолько сложно в каких-то человеческих, административных моментах? И, вообще, предполагал ли ты, что работа худрука так не проста?

- Не простая, это действительно огромный коллектив и здесь нужно стать командой. А когда команда собирается из двух коллективов, еще из трех коллективов, потому что, поначалу, это был Московский областной дом искусств. И здесь базировались 2 театра. На малой сцене – камерный театр, а на большой сцене базировался Театр драмы имени Островского. Это три коллектива, и попытаться объединить эти три коллектива воедино, в один коллектив это было сложно, потому что это все люди, это сложившиеся отношения. Это коллективы, у которых не все так просто.  Есть люди, которые любят свое дело, есть люди, которые не любили свое дело и занимались им. Надо, чтобы люди любили то дело, которым занимаются. То есть, те люди, которые занимаются театром, они должны любить театр в первую очередь. Отбор был именно такой, нужно было собрать команду, которая любит театр.

- Тебе известно, что многие твои коллеги возглавили театры. И там доходило буквально до самосожжения и кровопролития. Как тебе удалось избежать, скажем так, открытой революции? Потому что приходит человек, и начинает все перестраивать…

- Здесь такого и не могло быть, потому как если бы я "до основания, затем"…Поскольку я человек театра и я театральный человек, и люблю классические репертуары, классические театры. Я не стал здесь менять репертуар настолько, чтобы он видоизменился так что, сплошные эксперименты, которые, наоборот, отталкивают зрителя. Нет, я наоборот, я за классический театр.

- Мне кажется дело не в экспериментах, а в людях. Наверняка есть люди, которые просто не соответствуют, как это говорится, занимаемым должностям.

- Конечно, были разные люди. Были люди, которые до сих пор по судам ходят, отстаивают свою правоту, хотя они не нужны театру и есть абсолютная профнепригодность. Я за то, чтобы люди занимались любимым делом, и владели профессией. Мне кажется это безнравственно, получать зарплату, государственные деньги, не имея в руках профессию. Я понимаю, что рудовой кодекс так устроен, что ты порой обязан взять на работу человека профнепригодного.

- А как с этим быть?

- Я не знаю, тут хочется хоть какой-то защиты государства. Почему мы должны брать на работу человека, который профнепригоден и который будет получать государственные деньги? Это безнравственно!

- Это проблема очень многих руководителей, балластная часть коллектива существует в каждом театре. А тогда возникает такой вопрос, если бы сейчас тебе предложили возглавить театр, ты с такой же легкостью бы согласился, или нет?

- Да, я с такой же легкостью согласился и соглашаюсь каждый год, понимая, что контракт мой на 4 года, и если его продлят, я так же с радостью соглашусь еще на 4 года.

- А если не продлят, или предложат более федеральный театр?

- Я найду работу, если что.

- Я не сомневаюсь!

- Я люблю этот театр, потому как стоял у истоков, я придумал Московский губернский театр.  Не потому что я себя бью в грудь, я в этом смысле не люблю "якать", мне это категорически не нравится и в других людях, когда я, я, я… Неприятно выглядеть, как вроде похвалился, да ни в коем случае! Дело в том, что когда что-то создаешь свое, такое родное, близкое, во что ты влюблен, то ты этим дорожишь. И очень важно, чтобы это развивалось, очень важно уделять этому внимание.

- Сережа, расскажи, пожалуйста, про эксклюзив твоего театра. К сожалению, пока эксклюзив, почему "к сожалению", наверное, ты прояснишь.

- Потому что в нашей стране не так как должно уделяют внимание людям с ограниченными возможностями. К сожалению, людям незрячим порой сложно увидеть, увидеть в буквальном смысле этого слова, спектакль, посмотреть балет или оперу, или в кинотеатр попасть сложно, потому как для них не специального оборудования. После того как мы тогда работали над "Реальной сказкой", это было твое конкретно предложение, сделать тифлокомментирование здесь в Губернском театре.

- Надо прояснить для зрителя, что такое тифлокомментирование.

- Расскажи, потому что это была целиком и полностью твоя идея.

- Я в двух словах проясню, что тифлокомментирование в театре, это специальное сопровождение в театре для людей слепых, незрячих, или с частичными потерями зрения. И вот, Сергей принял такое решение, и в своем Московском губернском театре сделал этот совершенно потрясающий подарок людям. Это не пришло сверху, это было решено в стенах именно этого театра, и совсем недавно на спектакле "Пушкин" у нас было 27 незрячих людей, которые благодарили очень тебя.

- Сложно, потому как они не привыкли ходить в театр. Не привыкли, потому что этого никогда не было в нашей стране. И очень сложно пытаться убедить их, что это теперь возможно. И для них это совершенно уникальное событие, потому что они потом благодарили, и говорили о том, что они действительно "увидели" спектакль. Это живая энергия, живая. Они слышат, им комментируют все, что происходит на сцене, но они не отвлекаются от происходящего. И получается так, что они, люди незрячие, "увидели" спектакль.

- На сайте официальном у тебя есть прямая речь твоя, там какая-то совершенно фантастическая история, что тебя забрали из роддома с "фингалом" под глазом! Что же там произошло?

- Не знаю, подрался, наверное, не помню. Может, тогда я уже начинал драться. Вот так вот взял и подрался. Не знаю.

- А ты дрался в детстве? Честно?

- Нет.

- А потом?

- И потом, только в кино.

- Но, зато в кино, как это потрясающе, какие драки!

- В детстве не дрался и, поэтому в кино "оторвался"!

- Хорошо, но есть еще какая-то трогательная история с твоим папой? Потому что, когда он родился, он тоже хулиганил, расскажи эту историю?

- Ну, я не буду рассказывать эту историю в эфире…

- Ну, а если деликатно рассказать?

- Деликатно тоже не буду. Но это было сложное время, это был 42 год, это война и отец родился в деревне, в деревне Белавино.  Тогда, если дети рождались, то под образа клали, потому как, ну приберет господь бог, значит приберет. Если выживет, то выживет. Сложное было время, есть нечего было. Отец выжил. Да, положили под образа, а он выжил. 42 год. Так что отец родился в Белавино , мама в Лысково, рядом с Белавино. Так получилось, что они дальние, дальние родственники с моей мамой. Она, по-моему, троюродная племянница. Так что это уникальный случай, когда отец был уже женат, потом развелся. И бабуля моя привезла фотографию моей будущей мамы Наташи, говорит, посмотри вот на эту девушку, нравится тебе? Потому что бабуля увидела, что отцу очень плохо. Это после развода было такое состояние очень нехорошее. И она говорила: "Виталик, ты погибнешь, тебе нужно жениться". И получается, бабуля моя сосватала моему отцу мою маму.

- Ну, это судьба…

- А там были глаза олененка практически. Тогда было модно рисовать такие линии, глазки так подводить. Я смотрел потом эту фотографию, действительно, она была похожа на олененка.

- Сережа, я хочу сказать, что у твоей мамы огромное любящее сердце. И такое счастье, что они встретились, и поэтому появился вот такой сын.

- Это правда. Сколько ей пришлось, конечно, пережить, опять же, отец, я…

- А вот дед? Дед же прошел войну, да?

- Да. Оба деда прошли войну.

- И вот сейчас такое время, я считаю, что оно немного странное, потому что с одной стороны люди относятся с огромным уважением к людям, которые прошли войну. А с другой стороны возникают такие моменты, когда люди говорят: "Ну сколько можно, это все фальшивый пафос…" Я же знаю, что ты искренне к этому относишься. И что истории твоего деда, они живут в твоем сердце. И когда ты читаешь стихи, участвуешь в каких-то мероприятиях, ты делаешь это от всей души. И вот совсем недавно, к 70летию победы, ты исполнил одну песню, за которую я тебе особенно признательна. Я хочу тебя поблагодарить, за то, что эта песня, как я поняла, посвящена моему сыну Андрюше.

- Да, я спел ее, и конечно же, это песня об утрате, конечно же это – память. Песня Владимира Семеновича Высоцкого "Он вчера не вернулся из боя". Каждый, конечно, по своему ее воспринимает. И люди в зале, как раз на этой сцене….

Фрагмент телевизионного проекта "Высоцкий" ТК "Звезда", "Он не вернулся из боя".

- Мы принимали участие в "Романтике романса", и пели наши артисты военные песни, и я выбрал для себя как  раз три песни Высоцкого, посвященные войне, из военного цикла. Одна из них как раз была "Он вчера не вернулся из боя". Это конечно же, это конечно, ПРАВДА. Каждый, наверное, вспоминает, каждый понимает, что не вернуть, но тем не менее, остается память. Так же как и многих ветеранов уже нет в живых, и деда моего уже нет, и ветеранов становится с каждым годом все меньше и меньше. Но есть бессмертный полк, и я счастлив, что это, действительно правда. И кто бы чего ни говорил, потому что есть добрые, в кавычках, люди, которые пытаются усмотреть какой-то "квасной" патриотизм, какой-то  странный пафос. Да не правда это! Люди абсолютно искренне выходят с портретами своих родственников, которые воевали. И это абсолютно искренне происходит. И с каждым годом это будет все больше и больше, потому как море людей, океан людей, которые идут с портретами своих дедов, прадедов, отцов. Это настолько эмоционально! Это и есть та самая преемственность поколений, поэтому парад победы он никогда не закончится.

- Вот представь, воображение у актера ведь больше развито, я желаю тебе прожить долгую, плодотворную жизнь, ну допустим, предлагаемые обстоятельства: ты стоишь у той самой черты, вот жизнь, а вот смерть. Как у нас в спектакле "Бесконечный апрель" такая вот пленка, и мы берем, и уходим туда в свет. Скажи, хотел бы ты в своей жизни что-то переписать, не совершить каких-то ошибок, если б было возможно? Хотел бы?

- Я думаю, что, наверное, ошибки тоже даются для того, чтобы ты что-то понял. Потому что без ошибок, наверное, невозможно прожить. Ошибки совершаешь. Ошибок много. С другой стороны, понимаешь, что эти ошибки совершены для того чтобы что-то понять, и впредь их не делать. Придя к этой черте, вот у В.С. Высоцкого есть потрясающие строки: "Мне есть что спеть, представ перед всевышним. Мне есть чем оправдаться перед ним." Я думаю, что если ты за эту жизнь успел что-то такое сделать, полезного, доброго, хорошего для других, то это может быть и будет тем самым оправданием перед всевышним. Когда ты предстал перед ним и говоришь, да я много сделал ошибок, прости меня Господи, сколько я сделал ошибок… Но я сделал еще это, и вот это, и это. И чем больше ты сделал таких добрых поступков и хороших , и помог людям, тем лучше.

- Достаточно откровенный вопрос. У каждого человека в жизни бывают минуты отчаяния. Может быть даже мысли о том, чтобы закончить эту жизнь. У тебя бывали такие мысли?

- Нет, нет, нет. Так нельзя. Жизнь – это испытание.

- Нет, я спрашиваю, бывали ли такие мысли?

- Я думаю, что по молодости лет, это такой юношеский максимализм, он присущ каждому. У каждого по молодости лет бывают такие заблуждения. Сейчас в наше время, это довольно часто происходит среди молодежи. Когда вдруг за какую-то не сдачу экзамена, какие-то проблемы, человек, решает покинуть этот мир. Это страшно, это чудовищно! Оценка "неуд" или какая-то не аттестация по какому-то предмету, и проститься с этой жизнью…это испытание. Я думаю, что это недогляд, и невнимание родителей. Здесь нужно обязательно быть рядом, потому что это юношеский максимализм, и ничего не имеет общего к реальной проблеме. Все же это судьба. Ведь мы не знаем что произойдет дальше. Все, мне кажется, уже написано. Есть огромное количество путей, и ты либо попал на этот путь, либо на этот. Что-то исправить ты, наверное можешь, но в этот момент жизнь представляет собой такой навигатор. Как "Яндекс", у "Яндекса" есть навигатор, для водителей это знакомо. Потому что иногда объехать пробку возможно, проложив определенный путь. Но ты иногда проезжаешь это направление, и тогда "Яндекс" рисует тебе следующий путь, строит тебе зелененькую линию, чтобы объехать  эту пробку. И ты опять ее проехал! Хорошо! "Яндекс" опять выстраивает тебе зелененьким объезд и лучший путь, по которому ты доберешься до цели. Это очень важно, не останавливаться, и пытаться проходить все дальше и дальше.

- Бывают в жизни тяжелые моменты. Бывает усталость, депрессия, как ты справляешься с этим? Что тебя вытаскивает, как того Мюнхгаузена. Сам себя или что тебя спасает?

- Работа. Понятно, что и близкие, конечно. Но порой и самих близких приходится вытаскивать. А так, конечно же, работа. Работа и польза, которую ты приносишь. Польза и нужность. Когда ты нужен. А нужен ты в работе.

- Вот начистоту, сколько процентов из 100 ты уделяешь в своей жизни работе?

Ой, ой , ой…я порой уделял где-то 99%, может быть 99,9%. Порой приходилось совмещать, но очень сложно. Работы было много. Я сейчас понимаю, что уделять внимание надо еще и отдыху. Я понимаю, что это необходимо! Особенно, когда тебе уже не 25 надо уделять внимание и отдыху. Это восстановление творческой энергии. Чтобы был творческий заряд для следующей работы. И, тем не менее, все равно, работа является главным.

- Тогда представим, что, к примеру, ты не поступил в школу-студию МХАТ. Кем бы ты мог быть?

- Я бы поступал на следующий год!!! И потом на следующий…. Многие актеры, легендарные актеры, бывало так что их не брали со второго поступления, с третьего…

- Ты ушел от вопроса! Ну, к примеру,  не актер. Кто?

- Мог быть военным. Дед был офицер, поэтому, наверное, военным. Разведчиком мог быть.

- Но в кино много получилось…

- Да, военным…не знаю, я человек открытый и компанейский, коллективный. В коллективе я очень веселый человек и абсолютно нет той самой звездности, о которой говорят многие люди.

- А вот это очень интересный момент. Люди, которые видят Сергея Безрукова на экране, они просто придумывают себе образ, СМИ придумывает другой образ. Но только люди, которые находятся с тобой рядом, которые работают с тобой постоянно, прекрасно знают, что ты не тот человек, которым тебя воспринимает большинство людей.

- Приписывают: "Очень не прост в общении". Что для меня удивительно. Проще, наверное, некуда. Я, наверное, чувствую эту дистанцию, когда люди в съемочной группе смотрят со стороны, а потом видят, что абсолютно нормально общаемся, открыто. Есть качество, оно не очень хорошее, я порой не могу сказать "нет".

- Ой, какая тайна! Приходится говорить "нет"?

- Это надо делать, потому что порой, соглашаясь на все, из-за какого-то желания не обидеть человека, такая псевдоделикатность, "ну ладно, хорошо, я сделаю…" И люди этим пользуются, и это не правильно. Вот, например, режиссер, которого я не назову категорически, и которого я очень люблю. Я понимал, что картина будет слабая, но не мог отказать ему. Ну, вот, не могу отказать.

- А жалеешь?

- Жалею, потому что не надо было. Но, из песни слов не выкинешь.

- Давай посмотрим в Голливуд. Почему ты отказал проекту Бреда Питта?

- Не понравилось просто, и все.

- Потому что плохих русских играть не комильфо. Ясно. А проект "Черное море" вместе с Джудом Лоу, я знаю почему ты отказал. Потому что ты выпускал свой первый спектакль на этой сцене.

- Свято место пусто не бывает, зато снимался Костя Хабенский, которого я люблю и уважаю…

- Я хочу высказать тебе глубокое уважение, потому что, занимаясь своим детищем, своим театром, ты принял непростое для актера решение.

- Вообще, профессия актерская, это постоянное искушение. Постоянная проверка. Постоянно как по минному полю. Невозможно предугадать успех. Можно представить что так будет. Но предугадать заранее практически невозможно. Тут нужно иметь интуицию. А порой, действительно, нужно уметь отказывать, когда ты чувствуешь, что не надо. Причем сказать жесткое нет так, чтобы потом не отвернулись. Потому что порой бывают обиды. Мир-то творческий, он весь такой самолюбивый. Но вообще, человек творческий должен быть немножко самолюбив. Есть некоторые фамилии очень серьезные, у которых эго такое что просто… И, понятно, что отказывая таким людям, ты накликаешь такую беду. Тут надо, если уж отказывать, то с достоинством.

- Ты не будешь со мной спорить, если я скажу что фильм "Бригада" судьбоносный в твоей жизни?

- Да, конечно.

- И что было бы, если бы ты не принял участие в этом фильме?

- Всякое могло было случиться, меня могли бы не утвердить. Я остался бы театральным артистом. К 2000 году уже был "Есенин", и роль в спектакле "Псих", лауреат госпремии. Но не так часто можно встретить кинорежиссера в театре,  чтобы он посмотрел игру актера, обычно так, через ассистентов, кто-то порекомендовал.

А "Бригада" дала мне возможность независимости, и количество приглашений было огромным. Такая была популярность мгновенная сразу после сериала, нас узнавали на улицах все. Другой вопрос уже стал, как побороть имидж Саши Белого. Кравцов в "Участке", потом пошли другие роли, Есенин, Пушкин. Не потому что я решил устроить из своей жизни творческое ЖЗЛ, ни в коем случае, так совпало, просто. Роль Высоцкого тоже возникла неожиданно. Я не был в кастинге изначально. Прошло 3 года с начала этого проекта. Потом в кастинге все-таки я возник, попробовали, утвердили. Все происходит совершенно неожиданно. Я не выбирал специально так. Я пробовал себя, чтобы не остаться в этом вечном амплуа Саши Белого.

- Нужно иметь большое мужество, чтобы сыграть те роли, которые ты сыграл. Это нужно какую иметь смелость, потому что проще не высовываться. Как ты справлялся с этим?

- Ну как, сыграл, кому-то не понравилось. Как справлялся так и справлялся. Порой было обидно, потому что это большая внутренняя работа, которую ты проделал. Кому-то, допустим, понравилась твоя работа, но не понравился фильм. Так было с "Иронией судьбы-2". И то, все равно, потому как Тимуру Бекмамбетову нравилась роль в "Бригаде", он считал, что нужно именно так тиражировать себя.  А когда-то он мне предложил сниматься в "Ночном дозоре", там была роль "Попугая". Потом я согласился сыграть Ираклия в "Иронии судьбы", но все равно, местами он напоминал Сашу Белого.

- Правда ли, что березы являются любимым деревом Сергея Безрукова?

- Нет.

- Какое любимое дерево?

- Сосны, сосна.

- А цветы?

- Цветы – сирень. Конечно же это есенинское, я, действительно, люблю сирень. Я, довольно-таки, часто пою песню "Березы", последний раз я сейчас пел в Екатеринбурге, все достали мобильные телефоны, и весь зал, как на рок-концерте "И опять и опять без ответа…" Это космос!

- И, кстати про космос, ты же продолжаешь работать с Димой Дюжевым?

- Дима, мы с ним друзья, и мы продолжаем сотрудничать. Я снимался  у него. Он играет в моем театре. И мы абсолютные партнеры. Как театральный режиссер он выступил с дебютом на нашей малой сцене. Поставили "Скамейку" Гельмана. Дима, человек интересный. Он интересный, потому что у него есть свое видение. Он, довольно-таки не прост, если отстаивает свою позицию как режиссер. С другой стороны, такой любви к артистам, я вообще ни разу не встречал. "Родные мои, давайте начнем, внимание, мотор, дорогие мои…". Со стороны совершенно на него не похоже.

- Это так здорово, когда герои, которых зрители полюбили по экрану оказываются партнерами и в жизни. Мы говорили, что у актеров огромное эго. Есть ли такие люди, которым ты немного завидуешь?

- Не знаю, я когда прихожу посмотреть какой-нибудь потрясающий спектакль, и понимаю, что он действительно потрясающий, великолепная режиссура, актерская работа, возникает такое чувство "эх, хочу чтоб у меня в театре так…, хочу сам играть в этом спектакле…" Но абсолютно искренне поздравляю потом, и радуюсь за своих коллег. Скорее всего, это такой азарт, спортивный азарт, который присущ, кстати, многим артистам.

- В твоем понимании, настоящий мужчина, кто это?

- Который отвечает за свои слова. Который способен принимать решения, за которые в последствии, можно будет уважать.

- У меня к тебе такой блиц. Я не люблю…

- Я не люблю когда мне лезут в душу, не люблю, когда лезут в личную жизнь, это моя жизнь, и оставьте ее мне. Я не люблю подлость человеческую, лицемерие. Я не люблю злословий, не люблю пошлость, громкие слова, которые, к сожалению великому, просто слова. Я не люблю пустоты, я не люблю алчность, жадность, я не люблю, когда нет солнца.

- Всем известно, что вы отказались от съемок в ролике рекламном в поддержку В.В. Путина. И, спустя какое-то время, вы подписываете письмо "Крым наш", соглашаясь с политикой Путина. Нет ли тут какого-то несоответствия?

- Здесь нет ничего такого, что могло бы противоречить моим мыслям и взглядам. Я считаю, действительно, Крым наш.

- А за кого ты голосовал последний раз?

- Последние выборы, да, Путин. И мэр Москвы – Собянин. На самом деле по рейтингу, Владимир Владимирович опережает всех, и никого из реальных претендентов на пост президента, их просто нет. А кто? Да нет просто никого?

- Какой вопрос ты задал бы Владимиру Владимировичу?

- У многих творческих работников возникло опасение, что идет возврат к советской цензуре. Которая очень жесткая была в отношении художника. Я хотел как раз задать вопрос, насколько опасения художника оправданы? Кто-то когда-то решал, это мы показываем, это не показываем.

- А какого ответа ты ждал от президента?

- Это совесть каждого художника, насколько он, работая с той или иной темой, либо провоцирует зрителя, либо он старается работать над темой очень аккуратно. В нашем многоконфессиональном государстве это очень болезненная тема.  Где те самые границы, кто поставит эти рамки приличия? Есть способы воздействий, провокации, к которым прибегают в европейском театре. Где те самые острые углы, которые мы показываем, чтобы работать с проблемой? Либо это чистой воды реклама себе и эпатаж. Вот я, какой уникальный! Я буду против всех, и сразу ко мне будет повышенное внимание. Потому что на самом деле, даже отказ от ролика, это не означает, что я - против. Иногда бывает так, что художник выглядит как агитатор. Любой художник агитирующий сразу теряет как художник. Здесь тонкая грань, в которой очень легко попасть в немилость зрителей. Разный зритель ходит ко мне. Выбирая определенную позицию, ты теряешь этого зрителя.

- Анатолий Эфрос как-то сказал такую фразу: "Как–то ничего не интересно, кроме добра". Как ты относишься к этой фразе? Резонирует она с тобой?

- Действительно, ничего не интересно, кроме добра. Как сказал Преображенский: "Не читайте за обедом советских газет. – Так других нет. – Вот, никаких и не читайте". Не читайте вы желтую прессу. Во-первых, они нарушают закон. Огромное количество судов, которые выигрываются.

- Я знаю, что все суды ты выиграл. И я знаю, что все свои деньги, выигранные там, ты отдаешь на операции детям.

- Да. Пускай это послужит добру, вот и все. Просто люди должны соблюдать законы в нашей стране, вот это самое важное.

- А ты знаешь, что герой следующей передачи Дмитрий Дюжев? У нас вводится такая традиция, что герой, который сидит в этом кресле, задает вопрос герою, который потом сядет в это кресло.

- Я бы спросил его после его театрального опыта театрального режиссера, насколько он готов дальше продолжить этот опыт? Насколько ему понравилось быть театральным режиссером, потому что Дима – кинорежиссер, и блестящий актер театра и кино.

- Я непременно ему этот вопрос задам. Вот в этом конверте, я для тебя специально приготовила символический подарок. Ты его достань, и я скажу что это.

(Достает из конверта пустой лист) - Все?!

- Мы видим чистый лист. В жизни людей бывают моменты, когда их что-то тяготит, когда им что-то мешает, человек чувствует себя запертым в клетку обстоятельств, но никогда не поздно начать жить с чистого листа.

- Спасибо.

- Надеюсь, это то, что тебе нужно.

- Спасибо.

 




ВСЕ НОВОСТИ