Александр Домогаров, народный артист России. Первый зритель

Первый зритель. В Подмосковье стартует новая акция: отныне любители театра смогут наблюдать за живой репетицией любимых звезд и стать первыми зрителями той или иной постановки. Как относятся к этой идее сами актеры, узнаем у народного артиста России Александра Домогарова. Это "Интервью 360". 

 - Совсем в скором времени в Петербурге пройдет первый концерт Вашей новой программы "Мои времена года". Расскажите подробнее, что это: спектакль, музыкальная программа, литературные чтения?

  - Точнее, не  первый, а второй. Первый был в Туле, такой пробный шар. Это музыкально-литературная композиция, но, в основном, конечно, это музыкальная композиция, это песни, но на стихи великих авторов: Высоцкого, Визбора, Вертинского и т.д. Мы специально подбирали такой репертуар, чтобы он не был похож. Это не эстрада, это не литературная композиция консерватории, это нечто среднее для людей, чтобы дать им понять, что есть великие авторы, поэты и есть не менее хорошая музыка, которая соответствует этим стихам. Мы очень долго составляли эту программу, и мы, в конце концов, ее сделали. В Туле мы ее откатали первый раз, в Питере будет второй, можно сказать, концерт-спектакль. 

 - Почему вы выбрали именно этих авторов? Считается, что они начали забываться у публики?

 - Мы их раззабудем, значит. 

 - Напомним о себе. 

 - Да. Это нельзя забывать, это история страны, это история литературы, нашей литературы, это наша золотая история, это незабываемо. 

 - Давайте тогда поговорим о проекте "Первый зритель". Достаточно необычный формат. 

 - Идея "Первого зрителя" пришла потому, что нужен был прогон, нужна была репетиция, и спасибо большое губернатору Подмосковья А.Ю. Воробьеву, спасибо большое советнику по культуре Нармин Ширалиевой, которая откликнулась на просьбу. Идея была такова, что можно было бы собраться в зале, собраться в группу и прогнать программу. Есть категория людей, которые не могут себе позволить прийти в театр. Поверьте, что есть люди, которые мне пишут на соцпочту с тем, чтобы я помог сделать места в театр доступнее. Они спрашивают: "Я в инвалидном кресле. Возможно ли?" Не во всех театрах возможно. Если есть возможность дать людям увидеть то, что они смогут посмотреть только по телевизору, почему, если это возможно, почему это не сделать? Есть категория людей, которые не могут купить билет в театр. Ну не могут, нет таких денег, хотя ценовая политика разная, но и этих денег нет, не могут выделить каких-то 300 рублей, чтобы купить себе билет, не могут, непозволительно. Репетиция позволяет. Именно репетиция, не концерт, потому что, грубо говоря, я и музыкальные руководители имеют право остановить, мы можем остановить. Что мы играем? А почему мы здесь это играем? Давайте сначала! Это то, к чему люди не могут прикоснуться в жизни, они никогда этого не видели, они не знают, как это происходит. Эта кухня, которая происходит за кулисами, вот что интересно. 

 - Есть расхожее мнение, что театральная кухня должна оставаться за кулисами. 

 - Мы не показываем вам репетиционный процесс. Подождите, я не показываю вам всю кухню, я вам показываю уже этап работы, который в театре. Есть прогоны для самих себя, есть прогоны для пап и мам, есть прогоны для коллег. 

 - То есть, это уже более-менее готовый материал?

 - Идет накат, накат, накат. 

 - Такой некий генеральный прогон, правильно?

 - Генеральный прогон, но прогон. Прогон подразумевает под собой репетицию, остановки. Если что-то идет из рук вон, то люди останавливаются, говорят: "Вот с этой буквы давайте поподробнее, давайте эту сцену пройдем еще раз потому что, что-то я не понимаю". 

 - Вы говорили о людях, которым трудно приобрести билеты, попасть в театр. Это правда, это и студенты, и школьники, и особые группы лиц. Тем не менее, не кажется ли Вам, что все-таки государство должно субсидировать театры?

 - Поверьте, очень сложно об этом говорить. Я не политик, я не знаю, кто чего должен субсидировать, я знаю, что в моих силах. В моих силах обратиться к друзьям, к коллегам и, предположим,  собрать нное количество людей в зале, которые не могут купить себе билеты, а мы их приглашаем на репетицию. Да, спасибо администрации городов, подмосковных городов, которые помогают с транспортом, которые помогают людей довести, привезти, отвезти, огромное спасибо, мой поклон. Мой вклад - то, что они увидят, и дай Бог, что они увидят. 

 - В других регионах есть что-то подобное?

 - Я не знаю, мне это пришло в голову не так давно. Если из этого вырастет какая-то замечательная история, которая будет иметь продолжение, я буду только счастлив. 

 - Так это Вы автор этой идеи?

  -Я не автор, мне пришла в голову мысль. 

 - Конечно, без сомнения. Вы очень часто гастролируете по России, сейчас в стране проходит "Год культуры". Заметили ли Вы какие-то изменения с культурной точки зрения, как оцениваете этот…

 - Знаете, народ ходит в театры, это замечательно! Когда я вижу на спектакле "Дядя Ваня", "Три сестры" полные залы, меня это радует. Если покупают билеты на Чехова, значит что-то интересно, понимаете? Не на мьюзиклы или "Красную шапочку", а именно на Чехова, где надо сидеть, думать, а потом, может быть, прийти и перечитать, тогда моя миссия будет выполнена. 

 - А где сейчас лучше принимают? В столице? В городах?

 - Каждый город - это особый зритель. Питер очень отличается от Москвы. Москва очень отличается от Питера. Я думаю, что Свердловск очень отличается от Кемерова, а Кемерово очень отличается от Иванова. 

 - В прошлом году в Коломне Вы задали вопрос губернатору, в чем заключается его мечта. Тогда Андрей Юрьевич ответил, что ему хочется сделать Подмосковье передовым регионом в стране. Насколько Вы можете оценить, получилось ли это за год, какие изменения произошли?

 - Я живу в Подмосковье уже 7 лет, я уехал из Москвы, и я уже давно подмосковный житель. Я себя не мыслю вне Подмосковья. Когда я закончу свою актерскую карьеру, я попрошусь к Андрею Юрьевичу на прием и попрошу у него какой-нибудь участок работы. 

 - Мы с Вами не можем не поговорить в целом о культурном состоянии страны. Конечно, и театр в этом играет большую роль. Я уверена, Вы сами помните замечательную фразу нашего президента, который сказал о дефиците духовных скрепок, скажем так. Насколько сейчас есть возможность это общество потребления приобщить к искусству?

 - Миру сейчас не до этого, к сожалению. Не все так плохо, мы сами не знаем, на что люди обращают внимание. Мы можем думать, что народ обратит внимание на это, а он обращает внимание совершенно на другое. Почему так? Великие говорят, что успех не прогнозируем. Его нельзя просчитать. Ты думаешь, что это успех, а это провал. Ты думаешь, что это провал, а, на самом деле, это успех. Делать какие-то ставки на то, что я сейчас придумаю что-то такое, что перевернет весь мир неправильно! 

 - Кто те революционеры, которым удается изменить что-то в сознании людей?

 - Они по-другому как-то настроены, по-другому научены, по-другому думают, мыслят.

 - То есть, это не творческие люди? 

 - Почему, творческие люди тоже делают революцию, но в своем деле. Они не лезут на баррикады, зачем? Недавно шла картина "Битва за Москву", когда приехал хор Александрова, попросился на передовую, чтобы исполнить песню для бойцов. Рокоссовский сказал: "Нет, вы слишком дороги, вы единственные, которые есть. Все телефоны принесите сюда, все телефоны, пойте!" И все люди по телефонам слушали "Вставай, страна огромная", и вот тогда люди бежали в атаку, понимаете? Вот оно. Вот то, что они могут сделать, вот это дорогого стоит. 

 - Мы будем надеяться, что то начинание, которое Вы сегодня задумали...

 - Это Ширалиева задумала.

 - Ну и Вы в том числе, в любом случае, это подхватят коллеги и оценят люди, которые смотрят. 

 - Я надеюсь на это, я думаю, что это очень хорошая, очень правильная и очень человеческая идея.




ВСЕ НОВОСТИ