Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России. Цены на продукты

Государство объявило борьбу спекулянтам. Антимонопольная служба, вслед за ней и регионы, открыли горячую линию, куда можно пожаловаться на рост цен. Насколько эффективен этот защитный механизм, и нужно ли вводить госрегулирование, об этом поговорим с председателем Союза потребителей России Петром Шелищем, это "Интервью 360". 

 - О том, что цены действительно растут, можно и не говорить, мы это видим, но насколько этот процесс искусственный? Или же естественный в данной ситуации?

 - В Общественную палату поступают сигналы о том, что на одни продукты в полтора, а то и в 2 раза повысились цены. Для этого точно нет объективных оснований. Тут вступает в силу норма антимонопольного регулирования. ФАС не только вправе, она обязана выявлять случаи злоупотребления своим доминирующим положением на рынке, – это слова из закона – то есть, таким положением, которое позволяет ему диктовать свои цены. Не устанавливать стоимость тех или иных продуктов, но и влиять на цены других участников рынка. В общем, это предмет антимонопольного расследования. Если вы прислали сигнал ФАС или местным властям, что где-то цены выросли вдвое, не ждите, что завтра эти цены вернутся к прежнему уровню. Закон говорит об одном: в случае, если в течение месяца цены на какой-то продукт или группу продуктов поднялись на 30% и выше, вот тут Правительство РФ вправе вводить в таких регионах ограничение цены на срок до трех месяцев. До сих пор – закон этот существует уже 5 лет, не меньше – ни разу еще это в стране не применяли. 

- Закон не работает, видимо. Сколько должно пройти времени с того момента, как обнаружили завышенные цены? Сколько должно пройти времени для того, чтобы потребитель вернулся к прежним ценам?

 - Думаю, очень долгая будет история. Не сомневаюсь, что сейчас ФАС завалена такими обращениями, и хотя у них служба не маленькая, и во всех регионах есть свои территориальные органы, я думаю, что важно найти какой-то случай показательный, кого-то "публично выпороть", тогда это, может быть, как-то повлияет. 

 -Забросать камнями. Но обидно, как я уже сказала, что страдают потребители. 

 - 25 лет цены росли, но еще быстрее росли доходы. И это потребителя не беспокоило, он жил лучше и лучше. 

 - Что происходит сейчас?

 - Сейчас рост доходов остановился. Мы знаем, что экономическая ситуация не очень благоприятная, говорят уже и о рецессии, доходы уже остановились, так что рост цен будет всё больше и больше беспокоить потребителя. Вопрос: ради чего он страдает? Ведь если мы сумеем на этой всей истории поднять своё производство, это значит, что потребитель начнет больше зарабатывать. Да, не все работают на поле или на ферме, но в процессе до полки очень много людей участвуют. 

- Но на это всё нужно время, которого, к сожалению, у нас нет. 

 - Да, время и средства. Те, кто нам яблоки поставляли еще  10 лет назад, они вырубили все свои сады в Подмосковье, потому что не могли конкурировать  с польскими яблоками. Они сегодня говорят: нам предлагают сегодня срочно восстановить сады, а это 5-6 лет, но мы же не знаем, может быть, через год нам  снова вернут польские яблоки? Мы ничего этого не знаем. Нужна твёрдая, четкая позиция государства. 

 - Нужны гарантии. Но федеральные власти не раз заявляли, что роста цен можно не ожидать, по крайней мере, резкого и значительного, тем более, что у нас есть своё производство, и мы многие продукты можем заместить своим товаром. Тем более, что свои товары предлагают нам Армения, Египет. Почему мы сейчас идем на такой контакт, или мы находимся в каком-то застоявшемся положении? 

 - Нет, что-то происходит. Армения - страна небольшая, и логистика там сложная, с Египтом еще сложнее, я уже не говорю о Южной Америке, пока они там что-то нам доставят, это, знаете, "за морем телушка - полушка, да  рубль перевоз". Тут ведь важно вот что: в 90-м году у нас 77% пищевых продуктов на полках были отечественными и только 23% –импортные, а в 95-м уже было только 43% – российские, а 57% - импорт. Это, конечно же, не нормальное положение. Сегодня ситуация следующая:  где-то 57% – наше и 43% – импорт. Независимо от того, можем ли мы заменить Америку или ЕС Бразилией, надо решать задачу самообеспечения. Это вопрос и экономики, и безопасности. Говорят сейчас об этом много, насколько много делается – сейчас пока не видно. Еще, меня сейчас часто спрашивают: вы, наверное, должны рекомендовать, чтобы люди фотографировали ценники, где высокие цены появились, и присылали вам, в органы власти, чтобы принимались меры. А мы говорим, наоборот, фотографируйте ценники, где цены низкие, мы будем рекламировать всячески этих продавцов. Мы сейчас готовим соответствующий портал, и, к сожалению, никак не можем добиться поддержки правительства Московской области, хотя с Москвой уже удалось договориться. Для жителей области, я считаю, очень важно иметь информационный ресурс, на котором можно узнать, где в своём городе, районе, можно по лучшим ценам купить то, что тебе нужно. 

 - По крайней мере, люди будут знать, что у них есть выбор. 

 - Конечно. И эта поддержка предпринимателей, которые хотят зарабатывать на обороте, на том, чтобы больше людей к ним пришло. Хотя можно зарабатывать на очень высокой наценке. 

 - Интересно узнать Ваше  мнение. Олег  Нилов из "Справедливой России" предложил закрепить 50% "мест на полках" за отечественными производителями, это своеобразная квота. Как Вы к этому относитесь?

 - Я думаю, что это направление мысли интересное, и его нужно обсуждать, но вот буквально так сделать совершенно невозможно. Есть продукты, по которым мы не можем обеспечить 50%, и там, где мы этого не можем, сразу окажется, что цены резко поднимутся. Ведь мы видим на тех же отечественных автомобилях, которых много лет защищали от импорта квотами, что это же добру не привело, должна быть реальная конкуренция. Импорт для нас имеет самую главную ценность: он создает конкурентную планку, к которой надо подтягиваться. И еще очень важно: согласно ежегодному опросу, который проводился в январе-феврале, 44% потребителей обеспокоены ценами на продукты питания, а качеством 58%. Люди не понимают, что покупают, как это влияет на их здоровье, насколько это полезно. Они чувствуют, что они едят уже не то, к чему они привыкли. 

 - Людям уже приходится выбирать: или ты покупаешь качественно и дорого, или по доступной цене. 

 - Увы, покупая дорого, ты абсолютно не застрахован от того, что покупаешь некачественный товар. Никто не несет ответственности за качество. Примерно 3-4% населения есть, которые считают, что, покупая самое дорогое, они обеспечивают себе качество. Ничего подобного. 

 - Будем надеяться, что диалог между властями Московской области, потребителями и Вами будет налажен, а люди, наконец, начнут покупать качественные продукты по доступным ценам. 

 - И я в это верю, спасибо!


ВСЕ НОВОСТИ