Андреас Хайм, директор по развитию архитектурной группы AREP. Пространственное преобразование

Не следовать трендам, а задавать их. Строительная неделя в Подмосковье призвана сформировать новые веяния, которые подхватят все застройщики России, а помогут им в этом их международные коллеги. Один из них сейчас у нас в студии, директор по развитию компании AREP Андреас Хайм. Это "Интервью 360". 

 - Я знаю, что Вы специализируетесь на строительстве уникальных транспортных узлов. Несколько уже работает на территории Франции, в МО также запланировано строительство станций. Как Вы собираетесь развивать этот проект на территории нашего региона?

 - За последние несколько лет мы сотрудничали с РЖД по трем объектам. Кроме того, сейчас мы работаем с компанией "Моспроект" над станцией метро "Технопарк" и "Технопарк ТПУ", и за эти годы мы заметили серьезные изменения и в строительстве, и в девелоперской деятельности в Московском регионе. Я думаю, что проект станции "Технопарк" очень интересный. 

 - Станция "Технопарк", станция для РЖД, есть еще какие-то проекты, которые бы Вы назвали важными на территории России? 

 - Я думаю, мы все очень скоро увидим новые станции на скоростной железной дороге. Мы уже сделали 3 проекта для Казанского вокзала в Москве, четыре проекта в Твери, еще были Волгоград, Краснодар, мы даже ездили во Владивосток, но все эти проекты остановились на стадии подготовки. Я думаю, что нужно для создания эффективной системы привлекать в строительство станций различных партнеров, чтобы инвесторы могли вкладывать свой капитал в промышленность и действительно участвовать в создании инфраструктурных объектов. 

 - Есть какая-то специфика в Вашей работе здесь, на территории России, если сравнивать с другими странами?

 - У вас в России все очень вертикально организовано. Если сегодня вы собираетесь заняться городским планированием, то вы сразу попадаете в зависимость от властей, от ваших партнеров и инвесторов, от общественных организаций, особенно, если дело касается вопросов транспорта, и они вынуждены работать вместе, вместе разрабатывать проекты, программу действий, вместе искать финансирование для проекта. Для этого надо максимально сблизиться, действовать очень эффективно, ну и, конечно, партнерская работа должна войти в привычку. 

 - С одной стороны есть участок в мегаполисе, с другой - земли в провинции. С чем работать проще? Может быть, у вас есть какие-то предпочтения?

 - Мне кажется, сегодня уже нет такой большой разницы. Если вы посмотрите на развитие территорий в мегаполисе, например, в Париже или Москве, вы поймете, что они организованы по принципу полицентричности. Это значит, что мы пытаемся уйти от ситуации, когда все строится вокруг единого центра. Этими центрами трудно управлять. Люди постоянно перемещаются на окраины и обратно, отсюда такой трафик. Вы знакомы с этим по Москве. На самом деле, центров должно быть много. Вокруг каждого своя периферия, своя инфраструктура, и все они объединены дорогами, связаны транспортом. Мы видим такое на примере Сколково. 

 - Расскажите поподробнее об этом проекте, долго ли он разрабатывался? Он уже закончен?

 - О, Сколково еще на самом старте. Если вы посмотрите сегодня на сайт, вы увидите, что здания только строятся, инфраструктура создается. Там пока есть несколько домов, строят помещения под технопарк. Сколково для нас очень интересен. Мы выиграли международный конкурс на его проектирование. Свой проект мы назвали "контекстуальным". Это попытка создать некую городскую деревню, с комфортом города и масштабом деревни с максимально перемешанным содержанием. 

 - То есть там должны быть и производственные, и образовательные учреждения?

 - Совершенно верно. Это смешение жилых домов, исследовательских лабораторий, образовательных учреждений, небольших производств, площадка для старт-апов. Конечно, в общем, это исследовательский центр, но люди будут здесь и жить, и работать. Нужны школы, магазины, вся инфраструктура. 

 - Вы сказали, что у Москвы большие проблемы именно потому, что она имеет моноцентричную структуру. Может быть, у Вас или Ваших партнеров существует видение, какие-то идеи, как изменить такую ситуацию? Инфраструктура уже исторически сложилась, ее никак не переделать. 

 - Я Вам скажу, что сегодня происходит в Москве: это создание двух транспортных колец. Московской кольцевой железной дороги, которая станет выполнять функцию метро, и второе кольцо метро, которое как раз и создаст целую серию транспортных узлов. Они будут очень удобно связаны и с главным центром, и между собой. Некоторые из станций, например, Кунцевская, станут будущими центрами. 

  -Если говорить, в общем, о мегаполисах, они чем-то напоминают страну внутри страны. В странах есть своя индустрия, образовательные территории, туристические. Что должно быть в мегаполисе, чтобы он был комфортным местом для проживания жителей? 

 - Мегаполисы, по большей части, имеют все, что надо. Проблема в том, как добраться до того или иного нужного места. Так что, я думаю, что мобильность - это ключ ко всему. 

 - Вы имеете в виду транспорт?

 - Транспорт, конечно,  причем общественный. Я уверен, именно он и есть транспорт будущего. 

 - Ну хорошо, строительство станций. Может быть, это и есть неплохой выход из ситуации. Что еще мы можем сделать?

 - Я не думаю, что это окончательный выход из ситуации, чтобы добраться до центра. Тогда достаточно построить несколько километров объединяющих дорог, чтобы получилась такая сеть. Современные города - это и есть сеть. Если вы живете в таком городе, вы с легкостью можете перемещаться от одной ячейки до другой, чтобы встретиться с друзьями, посетить школу, заехать в магазин, то есть, вы прекрасно себя чувствуете в самых разных местах, а не только в каком-то одном центре или окрестностях. 

 - Тогда, принимая во внимание полицентричность, на этапе планирования нескольких центров, и с точки зрения строительства, и с архитектурной точки зрения приходится выбирать, строить ли здание, придерживаясь истории, либо создавать что-то совсем необычное и современное. Вы думаете о традициях, когда что-то возводите в том или ином месте?

 - Конечно! Мы делаем то, что я называю контекстуальным планированием архитектуры. Это значит, мы оглядываемся вокруг, узнаем историю той части города, в которой хотим строить, и пытаемся продолжить эту историю или сохраняем ее, чтобы кто-нибудь после нас смог ее продолжить. Идея преемственности, я думаю, очень важна. Вы не делаете какие-то новые вещи, вы продолжаете то, что кто-то начал до вас. 

 - Если Вы имеете дело с местом, у которого истории, в общем, нет, Вы берете историю какого-то другого места?

 - Ну это же все равно место, у него есть своя топография, деревья, водоемы, существующие улицы, определенный вид, поэтому, в любом случае, это место не может быть пустым. Это то, что мы сделали в Сколково. В период создания дизайн-проекта мы ездили туда много раз, чтобы понять это место, понять, как оно может правильно заработать. Именно поэтому мне кажется, что пустынных мест не бывает. В любом случае, есть история, как минимум, история окружающей среды. 

 - Если представить, что Вы получили проект в МО, который связан с местом, и у этого  места есть некая история, как Вы подойдете к этому проекту, с чего начнете? Сначала будете исследовать местность, займетесь дизайн-проектом?

 - Именно это мы делали с "Мортоном" в Сергиевом Посаде. В первую очередь, мы прошлись по улицам. Урбанизм - это прогулка по местности. Это невозможно сделать, сидя в офисе. Ты должен почувствовать, ощутить масштабы. Два дня я провел, гуляя каждый день по 20 километров по Сергиеву Посаду, чтобы понять, что он собой представляет. Когда ты видишь окружающую действительность, ты понимаешь, что собой представляет местность: объемы территорий, высоту местности, плотность застройки, природный аспект. Когда ты видишь Лавру в Сергиевом Посаде в окружающей действительности, сразу становится яснее. В этом и суть - создать что-то, что принимает во внимание все эти моменты, развить их дальше и попытаться создать что-то новое, но, тем не менее, естественное, органичное в этом месте.  


ВСЕ НОВОСТИ