Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы. Градостроительная политика

Конкуренция – плодородная почва для хорошей архитектуры, чем она жёстче, тем ярче города. Почему именно так, рассказывает в студии "Интервью 360" главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. 

- Я правильно поняла Ваше высказывание? Причём тут конкуренция и архитектура? И как эти два понятия взаимосвязаны между собой?

- Архитектура является таким же продуктом, как и все остальные, а может быть, более сложным, во многом творческим и зависящем от контекста. Но конкуренция даёт здесь те же плюсы при производстве этого продукта, как при любом другом производстве. Поэтому совершенно очевидно, что чем шире и разнообразнее выбор архитекторов и  ландшафт архитекторов, скажем так, из которого мы можем себе позволить – в Москве ли, в России, или на международной арене – выбрать будущих авторов тех или иных проектов, тем мы имеем в итоге лучшее качество.

- Известный архитектор, Ваш коллега, Тони Фрэд во время эфира на нашем телеканале сказал, что в Бельгии существует серьёзная конкуренция между архитекторами. Соответственно, это не даёт возможности им застаиваться и города получаются более разнообразными. В нашем регионе, в том числе и в Подмосковье – вот такая позиция и такой подход возможен?

- Как ни удивительно, при активном рынке инвестиций и очень серьёзных объёмах строительства, одних из самых больших в мире, Москва и московский регион, к сожалению, не обладают таким обширным выбором архитекторов, офисов архитектурных, которыми располагает та же Бельгия, Европа или США. Это отчасти понятно, потому что мы сравниваем себя с городами построенными, где уже долго был строительный бум, многое сделано. И сейчас получился такой эффект, что много специалистов, на которых часто работы уже не хватает. Поэтому конкуренцию это ещё больше подхлёстывает. Мы находимся в такой ситуации, что  количественно мы остро не чувствуем нехватку архитекторов, но именного разнообразия, вариативного, разнообразия подходов, разнообразия взглядов, даже философского направления… 

- И, к сожалению, мы это видим на своей территории – в Москве и в Подмосковье. Вот этот "разнобой"… Вы к нему как относитесь? Как относитесь к исторической части и к современным зданиям, которые, в принципе, тоже должны появляться – от этого ни куда не деться.

- Да, я отношусь очень положительно… Вы понимаете, нет архитектуры современной или несовременной, есть хорошая и плохая. Поэтому если стоит задача делать архитектуру в контексте историческом, хороший архитектор справится с ней всё равно лучше

- И он впишет современное здание в исторический центр…

- Или он сделает здание похожее на историческое, но прочтённое современным языком. Сложная задача, и её может сделать только хороший архитектор. Поэтому, вопрос не в том, объекты каких стилей нам нужны. Нам нужны просто хорошие, а дальше они уже смогут работать в разных стилях.

- Тот же архитектор, которого я уже упоминала, Фрэд, он сказал в интервью, что Бельгия, Москва и Подмосковье – они в чём-то схожи. И, как раз, в том, что строятся высотные здания, хаотичное идёт строительство. Вы с ним согласны?

- Бельгия – страна, наверное, хорошей архитектуры, может не самая яркая, по сравнению с Голландией, Францией или Германией. Но, тем не менее, такое сравнение я в любом случае отнёс бы к сравнению позитивному.

- Но там всё более гармонично, наверное, и компактно?

- Европа вообще более компактна, она привыкла изначально к неким лимитам, в отличие от нас. Поэтому среда городская и уютнее, и собранней заметно. Хотя я считаю, что нам сегодня, в условиях ценности ресурса земля, территория городская, безусловно, нужно к этим принципам приходить. Я бы считал, что европейские примеры в принципе все хорошие.

- Тогда что делать нам? Вы говорили об архитекторах. И не столько не хватает их, сколько опыта. Как быть нам, как дальше развиваться, и каких архитекторов привлекать?

- Нам как быть… Я сторонник того, чтобы к каждому проекту подходить очень тщательно. Откинуть нашу российскую привычку сначала, забегая вперёд, без проекта, без ничего определять некие технико-экономические показатели, начинать что-то там расставлять, планировать, делать, или даже делать встройки, как следует всё не продумав. Я сторонник подхода очень планового. Я считаю, что если мы тот потенциал, который ещё не израсходован, инвестиционный, будем планомерно, рачительно расходовать, идя пошагово, поступательно от проекта к реализации, то всё будет у нас в порядке. Не хуже, и даже, я уверен, лучше, чем в той же Бельгии и вообще Европе.

- Сергей Олегович, у нас народ свободно себя чувствует: захотел – поставил кондиционер, раскрасил балкон…В принципе, делают всё что хотят. Понятно, что мы не можем лишить людей каких-то личных бытовых благ. Но, тем не менее, можно это как-то превратить в позитивный момент, какое-то единообразие придать этому? В столице как-то решается этот вопрос?

- Вы знаете, вообще регуляторы городской среды в городах, с которыми есть смысл себя сравнивать, они, конечно же, жёстче, чем в Москве. У меня был недавно личный опыт. Мы делали павильон Москвы в Венеции. И вопрос размещения надписи на фасаде здания, где был павильон, где было пространство, мы, честно говоря, очень из узких рамок смогли согласовать что-то с муниципалитетом. Там требования довольно жёсткие. У нас, конечно, не сильно мягче. Мы начинаем этим вопросом активно заниматься. Я сторонник постепенного ужесточения позиций. Мы ещё настолько далеки от сознательности и дисциплины по поводу тех же кондиционеров, вывесок, рекламы на фасадах, что тут ещё непаханое поле в этом плане. Лично моё мнение: чем больше такого рода регуляторов будет вводиться, тем лучше будет ситуация.

- Сейчас в Подмосковье реализуется программа по созданию единого архитектурного облика. Правда, пока на этапе брендбуков, но, тем не менее. Как Вы считаете, между Москвой и Подмосковьем может существовать какое-то единообразие, мы можем как-то помочь друг другу помочь стать еще краше?

- Я считаю что, во-первых, Москва и Подмосковье – это только на бумаге разделённые территории. Вообще, как правило, профессионалы говорят о московской агломерации.

- Или – столичный регион, как говорим мы, журналисты.

- Да, есть территория на которой живут люди, городская территория, в основном, и поэтому должна идти речь о плотном взаимодействии, во-первых. Во-вторых, что касается архитектурного качества, я бы в сегодняшнем мире, в котором мы живём, не искал бы ансамблевости в масштабах города. Я убежден, что на тех территориях, о которых мы говорим,  никакое единообразие стилистическое уже работать не может. Главное, что этого и не нужно, нужно делать хорошие, интересные проекты, которые будут выглядеть интересно, гармонично, и, как показывает практика, среда вмещает всё. Не нужно бояться эстетического разнообразия в пределах среды. Лишь бы это было качественно придумано и со вкусом нарисовано, а дальше разные дома могут друг с другом быть по соседству, посмотрите на Лондон. Исторические здания соседствуют с экстремальной современной архитектурой, причем сильно другой не только по дизайну фасадов, но и по размерам, ничего страшного нет. Можно этого не бояться. 

 - Кстати, как Вы относитесь к многоэтажным зданиям, речь идет об ограничении этажности в Подмосковье. Допустим, понятно, что высотное здание, оно и экономически более выгодное, больше квартир, но никогда, как мне кажется, застройщик не возьмет на себя какую-то ответственность за это. Строится больше для того, чтобы получить больше выручки. Как Вы к этому относитесь, стоит ли как-то ограничивать этажность, или здесь...

 -У меня подход следующий. Тут есть две стороны вопроса, это очень важно. Первая сторона - это то, что город должен быть плотный. Плотный город, конечно, эффективней и успешней, чем город рыхлый и неплотный. Плотный город, как правило, многоэтажный.  Важно понимать, что необходимой плотности, чтобы сделать город успешным, можно достичь и при небольших высотах. Небольшие – это до 9 этажей. Например, Париж или Барселона - очень плотные города, при этом этажность там небольшая. Поэтому, я сторонник компактной схемы застройки при небольшой этажности. Акценты могут быть – какие-то общественные здания, лучше общественные, чем жилые. В высотных жилых домах, как правило, не комфортно, а вот в общественных зданиях, офисных, деловых, там в высотности ничего плохого я не вижу. Если есть у инвестора желание делать высоко, делать такие знаки, "иконы места", как мы говорим, то это вполне возможно, я совершенно не против. 

 - Но жилые здания в 9 этажей для Вас это – оптимальный вариант?

 - Ну, скажем, да. Как показывает практика, для того, чтобы сформировать хороший квартал с хорошими пропорциями, лучше находиться в пределе 9-ти этажей. Париж вообще 6-7 этажей. 


ВСЕ НОВОСТИ