Игорь Руденский, пред. комитета по эк. политике, инновационному развитию и предпринимательству ГД. Что ждет экономику России?

России грозят изоляцией. Давление на нашу страну со стороны США и ЕС увеличивается. Как это отразится на российской экономике и как госплан поможет ее усилить, поговорим с председателем комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорем Руденским. Это "Интервью 360".

 - Игорь Николаевич, здравствуйте. Вы предсказали создание нового госплана. Я так понимаю, что это было связано с законом "о стратегическом планировании в России", который был принят в прошедшей сессии. Каким Вы видите и госплан, и работу нового закона, и вообще почему госплан необходимо было возрождать?

 - Пока разговора о госплане нет. Мы предлагаем создать орган, который будет заниматься разработкой программы социально-экономического развития для того, чтобы увязать работу всех министерств и ведомств. Это нужно, чтобы мы с вами понимали, каких результатов и целей мы добьемся, например, через 10-15-20 лет по всем отраслям, по всем направлениям, включая здравоохранение и образование, промышленность, сельское хозяйство и все-все, что нас окружает. Закон о стратегическом планировании очень важен для нашей страны. Хорошо, что мы его приняли, и я надеюсь, что на основе этого закона в ближайшие год-два будут разработаны различные системы именно стратегического планирования. Мыслить стратегически, это значит мыслить на перспективу. Мы должны понимать, где мы с вами окажемся в 30-м году, в 50-м году, потому что все страны идут этим путем. 

 - Неужели до сих пор не было подобного органа, который бы занимался стратегическим планированием ведомства, федерального агентства, кто бы коммуницировал и собирал бы все данные? Например, Росстат, Министерство финансов и т. д. 

 - Хороший вопрос. У нас такого органа нет до сих пор. Росстат есть, есть ведомства, которые занимаются какими-то узковедомственными направлениями, разработками и т.д. А вот так, чтобы какой-то орган разрабатывал стратегии, по которым мы движемся, этого нет. У нас есть программа "20-20". С одной стороны, ее можно назвать программой социально-экономического развития, но, с другой стороны, там ни слова не сказано о промышленности. Мы не можем называть ее комплексной программой развития страны. А нам такая программа нужна, просто архинеобходима для того, чтобы мы прописали на перспективу вообще все, что мы хотим достичь на протяжении 10-15 лет. 

 - Означает ли это возврат к плановой экономике, которая, прямо скажем, в СССР, в конце существования нашего государства, сильно нас подвела?

 - Если Вы поговорите с профессионалами, то узнаете, что госплан никого не подвел. У нас экономика была командного стиля, знаете? Командная экономика – это "сказали - сделал, сказали - не сделал". Госплан участвовал в этой командной экономике опосредованно. На самом деле планируют сегодня работу на десятилетие вперед все государства, и планируют они ее намного тщательнее, чем мы себе с вами представляем. 

 - У нас есть на генетическом уровне опыт пятилеток, например. Сейчас, допустим, необходимо ввести пятилетки, как это было в СССР?

 -Пятилетки - это замечательное изобретение, по которому сейчас весь Китай развивается. Китай, кстати, взял Косыгина, программу развития 1973 года, на вооружение и 40 лет по этой программе живет и развивается. На самом деле, пятилетка - это среднесрочное планирование. Если мы говорим о том, что хотим увидеть в нашей стране через 20 лет, то конечно, у нас должны быть какие-то промежуточные этапы, когда мы должны оценивать, правильным ли курсом мы идем, того ли мы добились, что мы хотим достигнуть, что нам мешает в этом. Каждые 5 лет мы можем корректировать свои действия и добиваться этих результатов. 

 - Что, по вашему мнению, необходимо сейчас руководству страны, на что сделать ставку для эффективного экономического роста?

 - Если говорить коротко, то нужно обратить внимание на одно: на реальный сектор экономики. Без промышленности, без продукта, который мы с вами будем создавать, с высокой добавленной стоимостью у нас в принципе будущего нет. Мы должны сделать все, чтобы мы производили как можно больше товаров, работ и услуг с высокой добавленной стоимостью. Это задел будущего страны. Как это делать, что для этого нужно, для этого существует море предложений, море концепций. Мы это не раз предлагали, но на самом деле, для того, чтобы развивать реальный сектор экономики, нам нужно в разы увеличить выпуск конкурентноспособных товаров, работ и услуг. Для этого необходимо и кредитование, и льготы, и преференции. Сейчас Минфин говорит о том, что нужно повысить налоги: налог с продаж, НДС, что-то еще. Это путь "вникуда", путь по решению краткосрочных, сиюминутных проблем или задач. Мы ничего с вами в долгосрочной перспективе от этого не выиграем. Будут какие-то предприятия стагнировать, какие-то закрываться, база налогооблагаемая будет сужаться, а нам нужно ее расширять. Расширять - это только предоставлять преференции, снижать налоги. 

 - Сейчас уже третья волна санкций докатилась до нас, будет ли это являться благоприятной почвой для развития внутри страны тех проектов, о которых Вы сейчас говорили?

 - Это отчасти, да. Это, конечно, давление на Россию со стороны Западного мира. Ничего хорошего Россия от этого не выигрывает. Мы должны задуматься и консолидироваться на предмет того, что мы можем сами сегодня изыскать какие-то дополнительные резервы, идти по пути импортозамещения. У нас огромные преимущества в плане развития реального сектора экономики, сегодня многие направления еще не охвачены. 

 - Я вот, например, не сказать, что пострадал, но почувствовал на себе самый первый черный список. В самом первом банке, который перестал обслуживаться Визой, у меня был вклад. Как до нас, до простых людей, эти три волны санкций дойдут? Как скоро и как в реальной жизни мы это почувствуем?

 - На самом деле, эти три волны не внесут в нашу жизнь кардинальных перемен. Однако правительство обязано уделить внимание тем производствам и корпорациям, которые сегодня пострадали, и той банковской системе и тем банкам, которые сегодня попали под санкции. Это, конечно, дело правительства - оказывать им посильную помощь. Но чисто стратегически, чтобы мы не попали в такую же ловушку и в промышленном секторе, нам нужно развивать реальный сектор. Я еще раз хочу повторить, о чем сказал Президент, что нам нужна норма инвестиций в 2015 году 25% ВВП. К сожалению, Минфин этих цифр не выдерживает. Поэтому, если мы будем их выдерживать, ситуация будет кардинально меняться и рост ВВП будет другой. 

 - В условиях санкций такой уровень инвестиций крайне сложно будет выдержать.

 - Нормы инвестиций можно выдержать. Возьмем любое наше направление. Например, банковский сектор. Активы банков сегодня составляют 55 триллионов рублей. В реальный сектор экономики в долгосрочные инвестиции доходит только 1%, потому что банки  не заинтересованы кредитовать реальный сектор экономики, они занимаются потребкредитованием, всем, чем угодно, финансовыми спекуляциями, но не хотят кредитовать реальный сектор экономики. Если мы поменяем законодательство, если банкам сегодня будет выгодно кредитовать реальный сектор, из 1% инвестиций, а это примерно 2 триллиона рублей, нам надо увеличить их в 5 раз. Мы получим 10 триллионов рублей, у нас будет просто расцвет промышленности и науки!




ВСЕ НОВОСТИ