Тони Фреттон, британский архитектор, профессор Делфтского университета. Развитие городских территорий

Новый облик Подмосковья по британскому образцу: в МО приехал знаменитый урбанист Тони Фреттон. Он уже встретился с губернатором Андреем Воробьевым и сейчас готов ответить на наши вопросы. Итак, у нас в студии профессор Делфтского технического университета, дизайнер Тони Фреттон. Это "Интервью 360". 

 

 -  Вы приняли участие в семинаре. А затем вы встречались с Андреем Воробьевым? О чем вы говорили?

 

 - Он показал мне здание правительства МО, и мне удалось оценить его с архитектурной точки зрения. Я могу сказать, что это здание - хорошая попытка создать объемное пространство. Чтобы оценить такое решение по достоинству, нужно время. Так или иначе, все новые архитектурные сооружения не сразу принимаются и понимаются публикой, но я уверен, что это здание будущего. 

 

 - Многие европейские дизайнеры, которым удалось поработать на территории МО, говорят о том, что с архитектурной точки зрения все здания здесь выглядят одинаково. У Вас была возможность убедиться в том, насколько эти утверждения верны?

 

 - Мне сразу приходит на ум Лондон, который имеет те же самые проблемы, что и Москва с областью. Это неконтролируемая застройка. Она разрушает любой город. Если, как в Лондоне, у вас неожиданно вырастают башни, рано или поздно мы пожалеем об этом. Я думаю, что москвичи уже сейчас об этом жалеют. Высотное строительство - это большая проблема. Лишь несколько архитекторов в мире могут делать это хорошо. Так же, как и в истории, где с трудом можно найти людей, которые делали это отлично. Да, существует островок башен в Северной Америке, который итальянский архитектор Росси назвал "городскими скульптурами", но большинство того, что вы видите в Лондоне или Москве, не лучшего качества. В таком городе, как, например, Нью-Йорк, где вокруг одни башни, можно скрыть удачную и неудачную архитектурой, но если у вас город с невысотной застройкой, и вы вдруг строите там башню, то неудачное архитектурное решение всем сразу становится видно. 

 

 - На Ваш взгляд, разнообразие - это тот самый путь, по которому должен двигаться дизайнер?

 

 - Нет, я думаю, планировать города нужно очень внимательно. Если мы хотим оставить после себя город, которым будут гордиться наши внуки и правнуки, мы должны быть мудрыми, и я не вижу этого ни в Лондоне, ни, честно признаюсь, в Москве. Больше всего удачных примеров в Бельгии, я там работаю. У города есть главный архитектор, который направляет все строительство, основываясь на принципах дизайна. В Бельгии строительство - это такое соревнование. Молодые начинающие и опытные архитекторы конкурируют между собой, и это правильное положение дел, потому что такой подход позволяет развиваться архитектурному сообществу в целом, поколение за поколением. Если вы этого не делаете, город остается с группой архитекторов, которые с каждым днем стареют. И это сразу видно: город выглядит устаревшим, а не растущим. 

 

 - В рамках семинара, на который Вы приехали, Вы говорили, что  европейские стандарты развития территории необходимо переосмыслить. Какие стандарты используются в российских городах? Как Вы можете оценить российскую городскую архитектуру? 

 

 - Большая часть того, что есть в Москве, впечатляет масштабами. Это может быть проблемой. В Британии мы застраиваем все, что свободно. Плотность застройки увеличивается. Это создает впечатление, что люди и здания смотрят вплотную друг на друга. Я думаю, территорию МО надо застраивать невысокими зданиями. 

 

 - В Вашем эссе Вы однажды написали, что городам нужны так называемые комнаты, где люди могли бы общаться, а не выступать и тратить деньги. Не так давно у нас в гостях был дизайнер Эверт Верхаген, который, напротив, утверждает, что любой городской парк должен, в том числе, зарабатывать деньги. Вы считаете, он заблуждается? 

 

 - Как архитектор, вы должны добиваться и того, и другого. Вы должны зарабатывать деньги и удовлетворять потребности клиента, но при этом оставаться профессионалом. Профессионалы играют особую роль в истории. Они, с одной стороны, выполняют желания клиента, а с другой стороны, уделяют внимание потребностям общества, думают и о будущих поколениях. Это так же, как у юристов или врачей. Если сейчас от нас потребуют стать абсолютно коммерческими, рано или поздно мы все об этом пожалеем, и нам всем придется за это расплачиваться. В Великобритании при Маргарет Тэтчер произошло нечто подобное. Материальную выгоду поставили во главу угла. Сейчас мы очень хорошо ощущаем последствия в здоровье, образовании, окружающей среде. Не делайте этого здесь, не повторяйте наших ошибок. 

 

  - В своих интервью Вы часто говорите о том, что дизайнерам приходится мириться с государственным или социальным давлением. Как в таком случае найти баланс, если ваш заказчик - госструктура? 

 

- Правительство и строители должны мыслить за гранью обычной выгоды и сиюминутной популярности. Сейчас в Европе большая проблема: у нас не хватает политиков, которые думали бы о будущем. Как архитекторы, мы за них этого сделать не можем. Это дело политиков и бизнесменов - прийти к пониманию, что одна из главных ценностей - это общество. Сейчас много писателей об этом говорят. Капитализм сильно пострадает, если не придет к пониманию ценности социального капитала. Пока мы этого не достигнем, мы будем в очень плохом положении. Это именно тот урок, который нам надо побыстрее выучить. 

 

 - МО сейчас активно развивается: строятся новые парки, пешеходные зоны. Что может помочь нам создать комфортную для жизни среду? 

 

 - Вам необходимо четко понимать, что такое качество. Социальное и эстетическое. Качество строительства. 

 

 - Что Вы подразумеваете под качеством?

 

 - Качество - это то, что Вы и сами понимаете. Что отражается в том, как Вы одеты, например. Инстинктивно люди понимают, что такое качество. Они понимают, что такое хорошо, а что такое плохо, а капиталистическая модель утверждает, что этого нет, потому что это невозможно подсчитать.  Но ведь именно поэтому мы - живые существа, и мы знаем это инстинктивно. 

 

 - В одном из Ваших интервью Вы рассказали, что в юности были актером, и этот опыт очень помог в карьере дизайнера. Как, если не секрет? 

 

 - Я был не столько актёром, сколько перформансистом. Недолгое время, но именно тогда я познакомился с группой художников, которые придерживались натурализма в дизайне и понимали  ценность объектов не просто как вещей, а как культурных артефактов. Когда я об этом задумался, я и начал создавать архитектурные объекты. Это та самая перемена, которая способствовала моему развитию как архитектора. 

 

 - Вы говорили, что в современных городах, в основном, все сконцентрировано на деньгах и выгоде. В таких условиях, что мы можем сделать, чтобы избежать ситуации, когда все в городе будет выглядеть одинаково?

 

 - Не важно, выглядит все одинаково или по-разному. Вопрос в том, хорошо это выглядит или плохо. 

 

 - Но ведь это субъективно и зависит от мнения дизайнера?

 

 - Когда так говорят, обычно пытаются уйти от каких-то важных вопросов. Многие районы Москвы очень похожи: улица похожа на улицу. Тем не менее, они красивы, поэтому  схожесть - это неплохо. Строить все разнообразно - это неверный ход. Мы должны забыть о навязанных нам представлениях о различиях и подумать о том, что приносит удовлетворение и гармонично сближает людей. 

 

 - Получается, гармония - ключ к успеху?

 

 - Гармония - в осознании окружающей нас действительности. Многие скажут, что я наивен в своем мнении, но, в конечном счете, все:  правительство, архитекторы - все дорого заплатят, если мы не будем подходить к архитектуре коллективно, не будем более щедрыми к самим себе, более сознательными и твердыми. 


ВСЕ НОВОСТИ