Егор Кончаловский, режиссер, сценарист. Проект «Подмосковье, я люблю тебя»

Егор Кончаловский готовится снять новый фильм о Подмосковье. Знаменитый кинорежиссер планирует назвать новую ленту "Я люблю тебя, Подмосковье!"  Кинорежиссер, сценарист, продюсер и актёр Егор Кончаловский делится планами со зрителями программы "Интервью 360".

- Егор, и всё-таки, о чем будет кино?

- Вы немножко опередили события. Мы еще не делаем это кино, хотя я надеюсь, что мы его сделаем. Конечно, кино это будет о любви, какая это будет любовь — это еще вопрос. Любовь в самом широком смысле этого слова. Как любовь к Родине, к Подмосковью, к городу Дмитров, к Коломне, например, к своей любимой собаке и т.д. Такие проекты наполняются содержанием уже после того, как они запущены. Разумеется, мы не можем написать 300 сценариев до того, как фильм запущен. Мы планируем, что будут снимать 10 режиссеров, имена их будут известны после запуска, но один из них перед Вами. Кроме того, совместно с Подмосковьем я буду продюсером этой картины. Названия пока нет — это очень важная история. С названием надо угадать и мы его будем придумывать очень долго. Так что пока это очень рабочее название.

- На встрече с Андреем Юрьевичем Воробьевым Вы говорили, что лента планируется коммерческая, то есть, будут и билеты, и афиши, и прокаты, и показы. И в то же время, наверняка, это не будет экшн или комедия, которые сейчас популярны в широком кинопрокате. Кому будет интересно это кино, на каких зрителей оно будет ориентировано?

- Любое кино интересно тому, на кого ты его рассчитываешь. В наших силах и возможностях адресовать фильм тем или иным зрителям. Скорее всего это кино будет обращено к молодёжи, потому что в кино ходит молодёжь и ничего с этим поделать нельзя. Это первое. Второе, относительно коммерческой составляющей. Что такое коммерческое кино в принципе? Это то кино, которое приводит в залы максимальное количество людей, отсюда и коммерческая составляющая. Люди заплатили и, соответственно, фильм становится коммерческим. Это не значит, что он должен быть весь подчинен кассе, но логично, если в фильм вкладываются какие-то деньги, эти деньги хочется вернуть.

- Вы говорили, что фильм будет  о любви, и, наверняка, Вы сами будете вкладывать в фильм частичку своей любви к Подмосковью, Вы сами житель области, что Вас связывает, есть что-то особенное, есть, что вложить?

- С Подмосковьем меня связывает всё! Я родился в Подмосковье, я живу в Подмосковье, я служил в армии в Подмосковье. Я чуть не погиб в юности в Подмосковье — у меня была сильная травма, я сломал позвоночник и лежал в Одинцовской больнице. Вообще, мне кажется, для того, чтобы по-настоящему знать какое-то место, нужно в этом месте поработать, с людьми из этих мест, с натурой, поездить, пожить. Так, как мы снимали последние несколько фильмов в Казахстане. Я  облазил Казахстан весь, я его знаю, может быть, лучше, чем многие казахи. Не нужно говорить — я люблю это место, а поработать в нем, тогда ты, может быть, покажешь, любишь ты его или нет.

- А социальная миссия какая будет у фильма? Привлечь больше людей, познакомить людей с Подмосковьем или показать, какое оно красивое?

- Конечно, Подмосковье, на мой личный взгляд, — регион недооцененный с точки зрения целого ряда своих прекрасных качеств. Например, в туристическом аспекте. Насколько я знаю, в программе губернатора этот пункт очень важный: развивать Подмосковье не только, как место для бизнеса, индустрии, спальных районов вокруг мегаполиса, но и как самостоятельное и самодостаточное место. Это одна из целей. Конечно, когда в фильме участвуют 10 творцов, я не знаю, куда уведет, например, Филиппа Янковского или даже меня. Задача в том, чтобы эти маленькие картины оставляли светлое, позитивное ощущение. Это не обязательно славословие или корпоративный фильм, ни в коем случае! Это художественное кино об отдельно взятой точке. В данном случае эта точка — отдельная цивилизация, которая называется Подмосковье.

- Вы в одном из своих интервью говорили о том, что хотите снимать небольшие, но, так называемые, нуарные фильмы. Фильм о Подмосковье можно к таким отнести?

- Нет. Нуарное кино - это кино, которое никому не нужно, его никто не будет смотреть. Какие-нибудь сумасшедшие найдутся, которые решат такое кино профинансировать, я имею ввиду, сумасшедшие в хорошем смысле. Да, я бы очень хотел этим заниматься, "Антикиллер" — именно такой фильм и был: небольшой, нуарный, жесткий фильм. Так случилось, что он был коммерческим тогда, относительно нов, успешен и т.д. Вообще, у меня очень много интересов, связанных с кино, в том числе, и телевизионное кино очень бы интересовало. Да, нуарные фильмы очень интересны в качестве самовыражения, но я бы с большим удовольствием снял бы коммерческий проект, где режиссер - менеджер. Он не сидит и думает, как ему решить эту сцену, а он выполняет определенное задание. Это совершенно другая технология, совершенно иначе делается такое кино: фокус-группы, исследования — какие ушки у Шрека должны быть дудочки или прыщики, и т.д. Всё исследуется. Вот у нас не умеют делать такое кино, у нас делают блок-бастеры по законам арт-хауса.

- Вы упомянули о совместных планах с каналом 360, приоткройте завесу тайны!

- Канал начал новую жизнь не так давно. Это, конечно, трепетное, сложное, хлопотное время,  я надеюсь, когда волна первого ажиотажа схлынет и настанет более-менее размеренная работа, будни, всё встанет на свои места. Конечно, канал должен расти во всех направлениях — качество новостей, качество репортажных съемок. И в том числе того, что называется кино-драматургическими вещами, то есть, кино, сериалы и т.д. Я очень надеюсь, что мы сможем найти точки соприкосновения, в этом направлении работа идет.

- Работа, надеюсь, будет идти над согласованием начала работы над фильмом о Подмосковье, очень бы хотелось, чтобы это скорее произошло. Мы с Вами обсуждали тему, которая так же зависит от власти, от законотворцев. Эта тема ограничения количества зарубежных фильмов в российском кинопрокате. Отразится ли это каким-то образом на нашем кино, станет ли наше кино больше зарабатывать, если это произойдет?

- Я бы по-другому ставил вопрос: как сделать так, чтобы наше кино могло не то, чтобы соревноваться с "Трансформерами" и "Хоббитами", вряд ли это нужно, но о том, чтобы у нашего кино был свой рынок. Опять же, государство помогает кинематографу, это единственная структура, которая целенаправленно и систематически помогает кино. Надо не обрезать количество американских фильмов, надо увеличивать количество кинотеатров, которые посвящены, скажем, российскому кино. Есть не только российское кино, есть замечательное французское кино, которое никогда не доходит до нашего большого кино, итальянское кино, израильское, иранское, какое угодно! В любом культурном городе есть не один, а несколько десятков кинотеатров. 

В Париже, в Оксфорде, в Лондоне, в Кембридже есть кинотеатры, в которых сегодня, в 2014 году, крутят Тарковского, крутят "Броненосец Потёмкин" всё время. В результате Андрей Тарковский стал одним из самых коммерческих режиссеров, хотя его очень тяжело смотреть подчас. Мне кажется, помощь должна быть не в запрете американских фильмов. Хотя, может быть, и это имеет смысл сделать, но по другим причинам: потому что американцы нам продают американскую мечту, и в этой американской мечте, я боюсь, мы можем раствориться, не надо будет никаких танков, ракет и т.д. Мы просто станем квази-американцами, вот это опасно — продажа американской мечты всеми силами. Нам нужно свою мечту продавать, культивировать её.


ВСЕ НОВОСТИ