Дмитрий Бертман, руководитель московского музыкального театра «Геликон‐опера». Подмосковные вечера в Клину

Жители и гости Клина смогут провести подмосковные вечера в компании с Чайковским. 18 июня в городе стартует фестиваль, который так и называется: "Подмосковные вечера с Чайковским". Он посвящен 120-летию со дня основания дома-музея композитора, и сегодня у нас в студии участник предстоящего фестиваля Народный артист России и руководитель Московского Музыкального театра "Геликон-Опера" Дмитрий Бертман, это "Интервью 360". 

 

- В Клину ожидается значительный десант артистов, это представители и Большого Театра, и других творческих коллективов. Для Вас и для "Геликон-Оперы" что означает участие в этом фестивале? 

 

 - Это огромное событие. Например, в музее Моцарта в Зальцбурге, в квартире Моцарта не осталось вообще ничего реально подлинного, но мы знаем, что огромная часть бюджета страны – это деньги, заработанные именно Моцартом. Конфеты "Mozart Kugel" продаются по всему миру. В Зальцбурге проходит один из самых крупных фестивалей мира, куда съезжаются  артисты из всех стран и огромное количество зрителей. Этот фестиваль является главной визитной карточкой страны.

 

У нас есть Клин – уникальное место, где расположен дом Чайковского с подлинными вещами и рукописями. Давно появилась мысль, чтобы устроить там что-то существенное и важное, ведь Чайковский – композитор, принадлежащий не только России, но и всему миру. Если взять японскую энциклопедию и посмотреть фамилию Чайковский, то там написано, что это национальный японский композитор. Я Вам серьезно говорю! Потому что каждый житель Японии знает наизусть все творчество Чайковского. Чайковский очень популярен в Японии, в Европе, везде. Его уже все себе присвоили. И все знают, конечно, что это композитор, который жил и родился  в России.

 

Конечно, такой фестиваль необходим, это первые шаги к большому фестивалю, который, я уверен, когда-нибудь состоится. В этом году там заявлена интересная программа: будет Спиваков с замечательными артистами Евгением Мироновым и Ксенией Раппопорт, которые сыграют спектакль по письмам Фон Мекк и Петра Ильича Чайковского. Это очень интересная постановка, которая станет действительно огромным событием. Все очень ждут этот спектакль, но особенно волнуются именно исполнители, поскольку просто там находиться и там играть спектакль очень ответственно. "Геликон-Опера" сыграет концерт, в котором прозвучат фрагменты известных опер Чайковского, но будет и несколько совершенно уникальных вещей, неизвестных, своего рода новый Чайковский. Прозвучат фрагменты опер "Ундина", "Мандрагора", которые практически никогда не исполнялись, потому что все они не дописаны.  Мы очень ждем этого фестиваля и очень надеемся, что зрителям он тоже понравится. 

 

 - Дмитрий Александрович, Вы упоминали о популярности Чайковского в Японии. Хотелось бы провести некоторую аналогию с нашими российскими слушателями. Современный зритель готов ходить сейчас на классические и столь серьезные мероприятия или фестивали, подобные "Подмосковным вечерам с Чайковским"? Или это удел узкого круга любителей? Есть ли способ сделать это направление музыки более популярным?

 

 - Мы сейчас дошли до такого момента, когда опера стала очень популярной. Сегодняшнее телевидение, туристический бизнес связаны с оперой. Обратите внимание, на телевизионных каналах идут проекты, имеющие отношения к опере. Она становится популярной, и все театры Москвы битком заполнены на оперных спектаклях. Мне кажется, что это связано с тем, что зритель, особенно молодой, понял, что это очень честное искусство, что здесь нельзя ничего подменить фонограммой. Все устали от имитации, а здесь настоящее искусство. Тем более, что опера сегодня развивается очень интересно. Все драматические режиссеры, кинорежиссеры тянутся в оперу, потому что она обладает огромным творческим потенциалом: массовые сцены, замечательная драматургия, голоса.

 

Меняется образ оперной примадонны: раньше это была какая-то толстая тетя с розой, а сейчас Анна Нетребко, ставшая самой популярной оперной актрисой не только в своей среде, но и во всем мире. Она сделала так, что образ примадонны теперь – это очень красивая, эмоциональная, современная девушка. Поэтому опера сегодня очень популярна, и те люди, которые пока не дошли до нее, еще придут.  А если не придут, значит они наказаны за что-то, потому что это самое большое счастье, самое интересное искусство, которое объединяет в себе все его виды. Это синтез, это искусство будущего. Именно здесь все виды искусства соединены в одно. Это то, что в XXI веке должно быть самым востребованным.  

 

- Хотелось и о Вашем театре также поговорить. У Вас скоро пройдет весьма необычная премьера  это оперетта Оффенбаха "Прекрасная Елена". В одном из своих недавних интервью Вы говорили, что сейчас хочется чего-то такого более легкого, самоироничного, смешного. Откуда появилось такое желание, с чем оно связано?

 

 - Просто слишком много всяких сложностей вокруг и у людей, и по телевидению: новости, связанные с той же Украиной, например. Все это очень грустно, печально и трагично, и люди воспринимают происходящее очень болезненно. Вся страна вовлечена в этот процесс. Вне зависимости от отношения все понимают, что страшнее этой войны, страшнее крови, которая льется, ничего нет. Поэтому хочется что-то сделать для москвичей более легкое. Сейчас в Москве весь репертуар задраматизирован, потому что трагедию всегда легче делать, она всегда будет иметь больший успех. К сожалению, так в жизни заведено: люди с интересом смотрят на кровь. А хочется и комедии, хочется чего-то легкого. Поэтому мы взяли в репертуар "Прекрасную Елену", оперетту, которая была очень популярна в России в свое время и которая сейчас нигде не идет. Осенью будет премьера в "Геликоне". 

 

 - Насколько театр, в том числе музыкальный, должен реагировать на сиюминутную повестку дня, на то, что сейчас происходит в обществе? Каков должен быть баланс между тем, что происходит сейчас в мире,  и более классическими сюжетами и произведениями? 

 

- Театр не должен думать про конъюнктуру, но должен заботиться о зрителе, который воспримет произведение театра как современное произведение. Ведь современное произведение – это не просто переодеть персонажей в актуальные костюмы. Современное произведение искусства – это искусство, которое действует на сегодняшнего человека. Вот тогда это становится современным. Это может быть абсолютно костюмный спектакль, действие может происходить в XVIII веке, но эта история будет современной, и она будет действовать на сегодняшнюю девочку, которая сидит в зрительном зале. Поэтому, естественно, мы должны знать, что происходит вокруг, и видеть те болевые точки, те кнопки, на которые иногда очень нужно нажать. 

 

 - Сейчас в России объявлен "Год культуры". Чувствуется ли, что именно в этом году власть каким-то особым образом заботится об этой стороне общественной жизни?

 

 - Мне кажется, что в России "Год культуры" должен быть каждый год. Главный потенциал и богатство нашей страны – это не нефть, а культура. Потому что Россия подарила миру столько композиторов, писателей, артистов, танцоров, архитекторов, что невозможно говорить о том, что какой-то год вдруг стал "Годом культуры". Мы должны культуру сделать национальной идеей. Это то, что безукоризненно и бесспорно принимается всем миром. Поэтому "Год культуры" может быть началом к "Десятилетию культуры", к "Веку культуры". Что я чувствую? Разные есть чувства. Самое главное хорошее чувство – то, что строится "Геликон-Опера". 

 

 - Когда переедете  в новое здание?  

 

- Думаю, что уже в следующем году переедем. Очень здорово, что это делается в "Год культуры", хотя я думаю, что результат этот не из-за лозунга, а из-за того, что сейчас наше руководство Москвы взялось за эту проблему и проявляет волю, хочет это сделать. И я им очень благодарен за это. 


ВСЕ НОВОСТИ