Анатолий Торкунов, ректор МГИМО МИД России, академик РАН. Филиалу быть

Получить образование в топовых ВУЗах страны становится все труднее, даже на коммерческой основе. О требованиях к поступающим в МГИМО, о работе его филиала в Одинцове и сотрудничестве с частными негосударственными организациями, поговорим с ректором Московского государственного института международных отношений, Анатолием Торкуновым. 

Это "Интервью 360". 

 - Анатолий Васильевич, здравствуйте! Современные политические реалии диктуют свои правила. И для того, чтобы совершить некий серьезный социальный, политический рывок, конечно, необходимо поставить образование во главу угла. Согласно последнему рейтингу QS, МГИМО занял 397 место. К сожалению, ни один другой российский ВУЗ не попал даже в сотку. Возникает, конечно, серьезный вопрос: это какие-то очень субъективные критерии отбора, или все-таки российская система образования должна кардинальным образом измениться? 

- Очень широкое международное сотрудничество с ведущими ВУЗами первой линейки мира, и это само по себе рейтинг. 

 - Здесь возникает вопрос допобразования. Российские студенты, которые заканчивают топовые российские ВУЗы, которые знают, к чему идут, у них есть определенная стратегия на будущее. Тем не менее, почему-то, очень часто они предпочитают в качестве допобразования западные университеты и институты. Возникает вопрос: это что, российский скептицизм, что на Западе всегда лучше, или в течение тех лет, пока они получают образование в России, они приходят к выводу, что чего-то в России не получить, и поэтому уезжают за границу за образованием? 

 - Такого рода программа дает возможность получить часть образования (магистерского образования) у нас в России, часть в зарубежных странах. Тем более, что осуществляется это, как правило, на основе взаимности. То есть, мы учим иностранных студентов и даем им потом свой диплом тоже. И я скажу, что заинтересованность в такого рода образовании достаточно высока. Более того, мы 3 года тому назад открыли бакалаврскую программу на английском языке. То есть, для тех, кто не знает русского языка и приезжает из англоязычных стран. Либо очень хорошо знает английский. 

 - Но обучение проводится в МГИМО на английском языке? 

 - Да, на английском языке, имея соответствующий сертификат по языку. И у нас на первом курсе было 17 человек, на втором курсе примерно столько же. В этом году у нас был конкурс, и в результате мы набрали 56 человек. По итогам конкурса. Те, кто занимается на программах по-английски. 

 - Вопрос платного образования. В мои времена в Университете дружбы народов это было так, что для бесплатников вступительный балл был 91-100, а для платников – 54. То есть, была глобальная разница. Недавно Минобразования заявил о том, что повышается уровень баллов ЕГЭ с точки зрения платного образования тоже. Можно ли говорить о том, что повышаются критерии к платникам, потому что их стало очень много в университетах? Или это просто какая-то размытая история? 

 - Мне трудно говорить за все университеты, легче об этом говорить представителям Министерства. Но вы заметили, что по этому рейтингу отмечается, что у наших платников самое высокое ЕГЭ. У них 83 балла, если я правильно помню, то есть, это почти пятерка. Четверка с тремя плюсами. Поэтому я не могу жаловаться на наших платников. Хотя, конечно, если говорить о соотношении отчисляемых из поступивших на бюджет и платников, то это 1/5. Даже летняя сессия, мне уже пришлось порядка 100 человек по представлению деканов отчислить за академические задолженности. Но это тоже естественный процесс. Я хочу напомнить, что в западноевропейских университетах, условно, французских, немецких, на первый курс принимают по 800 человек, а после первого года на курсе уже остается по 200 человек. 

 - То есть, это нормальная практика? 

 - Да. Это такого рода отсеивание. Особенно из университетов, где трудно учиться. Есть университеты, где полегче. Но мы отчисляем сознательно, хотя теряем деньги. А в нынешней ситуации, сами понимаете, потеря денег  - большой ущерб финансам университета. Но, тем не менее, иначе будет падать качество. 

 - Очень радует тот факт, что Одинцовский гуманитарный университет, сотрудничая с МГИМО, некоторым образом преобразовался. Я так понимаю, что теперь это база МГИМО в Подмосковье. Можно ли говорить, что это уже серьезная система, которая функционирует полноценным образом? 

 - Нет. Во-первых, существует Одинцовский гуманитарный университет. У него очень много проблем. 

 - Какие основные? 

 - Основные – это огромный финансовый долг. 

 - Он бюджетный университет. 

 - Он никогда не был бюджетным, его оплачивал муниципалитет. Ну да, бюджет муниципалитета. Муниципалитет сейчас, практически, кроме поддержки спортивного центра, денег не дает. 

 - То есть, это ложится на плечи МГИМО?

 - Да. Более того, это ложится на собственные плечи Одинцовского государственного университета, поскольку эта система еще существует. А он в долгах. 

 - А какая выгода для МГИМО? 

 - Мы исходили из того, что это прекрасная инфраструктурная база. То есть, замечательное здание, за городом, гостиница, где можно принимать и устраивать массу международных конференций, приглашать иностранную профессуру, которая сможет на месте жить и отдыхать, поскольку там есть спортивный зал, бассейн. И главное, что это возможность работать с замечательной подмосковной молодежью. Поскольку у нас в МГИМО, в столичном ВУЗе, на Проспекте Вернадского, порядка 15% обучающихся - это подмосковные ребята. Причем, как правило, особенно если говорить о бюджетных студентах, да и не только, это замечательные ребята, которые великолепно учатся. 

 - Но готов ли Одинцовский университет с точки зрения научной базы выполнить и соответствовать тем стандартам, которые заявляет МГИМО? 

 - Но речь не идет о том, что надо их превратить немедленно в МГИМО! 

 - Но некое повышение уровня, общего уровня образования. 

 - Несомненно. Мы имеем ввиду и физическое присутствие наших преподавателей, которые будут вести занятия. Что касается тех преподавателей, которые работают в ОГУ, там есть огромное количество замечательных преподавателей. Уже в прошлом году прошла серия всяких программ, связанных с повышением квалификации.

 - То есть, их обучают теперь? 

 - Переквалификация, дополнительные знания. Мы работаем очень активно с преподавателями иностранных языков. На сетевых программах, которые сегодня реализуются только  на первом курсе, потому что сетевая программа существует только на первом курсе. Мы имеем ввиду, что часть времени этих сетевых программ, по крайней мере один день, будут проводить на Проспекте Вернадского, с тем, чтобы чувствовать себя частью большого университетского студенчества. Вообще университетского коллектива. И решение о филиале принято всего несколько дней тому назад наблюдательным советом, который возглавляет министр иностранных дел. Он представитель наблюдательного совета, Сергей Викторович Лавров. Это тоже процесс, поскольку необходимо пройти все юридические препоны, аккредитоваться, получить соответствующие лицензии. Но мы имеем ввиду, что уже в будущем году прием на программы  в Одинцово будет осуществляться в филиал, а не в ОГУ. И конечно, процесс становления и трансформации не такой короткий и быстрый. Любой университет требует времени для становления. Но я надеюсь, что тот коллектив, который есть в ОГУ плюс наши преподаватели, профессора, администраторы, которые будут задействованы на этом направлении, сумеют в спрессованном времени решить те задачи, которые многие университеты решают столетиями. Поэтому, МГИМО тоже не сразу решил, это уже тоже не новый ВУЗ, ему уже тоже 70 лет. А это будет молоденький его филиал, конечно, будем уделять ему большое внимание. Мы заинтересованы в том, чтобы талантливая молодежь была заинтересована в получении образования нашего профиля. Мы же там планируем открыть и новые направления, как бизнес-информатику, информационную безопасность, и думаем даже о некоторых других, которые еще более близки к естественным наукам, и в которых заинтересована Московская область, это же гигантский субъект федерации, мы будем это делать. 

 - С удовольствием будем наблюдать за вашими успехами, спасибо вам большое!




ВСЕ НОВОСТИ