Никита Михалков, председатель Союза кинематографистов России. Социальный лифт для актера

По системе Михаила Чехова. 15 сентября в Государственном театре киноактера заработала Академия кинематографического и театрального искусства. О том, почему данное учебное заведение можно смело назвать уникальным, мы поговорим с председателем Союза кинематографистов России и автором задумки, Никитой Михалковым. Это "Интервью 360".

 - Хочу вас поздравить с открытием Академии. Почему именно годичная академия, как возникла такая инициатива? Тем более, что летняя Академия уже существовала на протяжении трех лет. И тем более вы работаете практически с профессионалами. 

 - В этом и вся фишка. За 3 года летняя Академия показала, что это чрезвычайно важно и нужно. Во-вторых, если за месяц они делали 3-4 картины и 2 спектакля, а когда расставались, рыдали, будто кого-то отправляют на фронт, то мне кажется, что год - это будет расширенное и углубленное изучение. Расширение кругозора. Нам очень важно, чтобы профессиональные актеры получили то, чего они, может быть, не получили тогда, когда учились. Это тот внутренний технический актерский механизм, который может помогать артисту, вдруг оставшемуся наедине с самим собой, когда режиссура слаба. Не ударить лицом в грязь. И, кроме того, это воспитание определенной атмосферы съемочной площадки, потому что у нас и актеры, и режиссеры, и продюсеры, и операторы. То есть, это некий полигон, на котором выстраивается рабочая атмосфера, которая должна быть необходимой по удобству и доброжелательности к актеру. 

 - И вы считаете, что актеры должны быть универсалами, как и режиссеры, как и операторы?

 - Конечно. 

 - Если говорить о кадрах, считаете ли вы, что отечественный кинематограф сейчас испытывает некий голод? И работа Академии позволит его утолить?

 - Нет. Мы не испытываем. Кино, телевидение никакого голода не испытывают. Проблема в том, что это и проблема, что не испытываем голода. Потому что все идет на продажу, отбора особого нет. Хорошенькая, хорошенький, общие клише, легкость разговорной речи, обаяние и органика. Всё. Ты артист. Но это не так. Актер - это более сложное существо, более сложный инструмент и организм. Как раз для актеров, которые хотят усовершенствоваться и заниматься профессией не только ради славы и известности, а для того, чтобы достигать чего-то, открывать что-то. Для того, чтобы отказываться от того, что умеешь и двигаться дальше, вот для этого наша академия. 

 - То есть, эгоизму здесь не место? 

 - Нет, эгоизм... Честолюбие - это движущая сила. Для актера в том числе. Но, просто, какой ценой?

 - Если говорить о цене вопроса, почему ни одной российской картины не было представлено на Венецианском фестивале? Если нет профессионального голода, если все хорошо? 

 - Венецианский фестиваль, как и любой другой, не живет профессиональным голодом или его отсутствием в российском кинематографе. Мы видим тенденции, которые сегодня существуют в мире. Если проследить, что за 20 лет получало призы на международных фестивалях, мы увидим тенденцию, которая существует. И я даже рад, что нет такого кино сегодня, которое идет на фестивали и пользуется там огромным успехом. Потому что, как правило, это кино, в котором любви к человеку и нежности к нему, хотя бы заинтересованности в том, чтобы разобраться, что происходит в стране дурного, сложного, страшного, этого нет. Вы знаете, что я, как бы ни страшны факты, о которых я говорю, допустим, в картине как режиссер, считаю, что жестокая правда без любви есть ложь. А так как любви к персонажам у режиссеров все меньше и меньше, то эти картины как раз и вызывали огромный интерес, потому что они подтверждали ту точку зрения, которую хотел бы Запад иметь про нас. Чтобы картина становилась человекообразной, и люди шли смотреть ее потому, что она не опускала бы и не унижала, эта картина была бы не нужна на Западе. 

 - Я даже не сомневаюсь в том, что результатом работы Академии станет выход не одной картины. Но сейчас она привлекает внимание своим нестандартным подходом. Уже известно о чае с сушками. На них, я знаю, уже собирается Эмир Кустурица, Владимир Хотиненко, и это лишь некоторые из заявленных звезд кинематографа. Кем и чем еще собираетесь удивлять?

 - Удивлять. Нет такой задачи. Полжизни работаешь на имя, а полжизни имя должно работать на тебя. Если ты за те годы, которые ты работал, не сделал того, что может привлечь к тебе людей, которые хотят прийти, разговаривать, учиться, общаться, то что-то было сделано зря. Я думаю, что люди, с которыми мы здесь работаем, и я в том числе, мы привлекаем тех, кто хочет с нами пообщаться и перенять какой-то опыт. А мы готовы этим опытом делиться. Мне интересно посмотреть, когда мы их (студентов) принимали, мне очень хотелось посмотреть на их метаморфозы. У нас очень много заявок и от Культуры, и от Маяка следить за тем, как происходит наша работа. Это полезно будет для всех. 

 - Это еще не все. Вы не собираетесь останавливаться на Академии. Я знаю, что вы планируете открыть актерское агентство. 

 - Это уже происходит естественным путем. Вы прислали ваше резюме, прислали диск со своей работой - вы попали в базу. Вы не попали к нам учиться, но вы уже в базе. Это естественный материал, которым, так или иначе, можно будет распоряжаться. 

 -Это тоже возможность?

 - Конечно! И для огромного количества, я надеюсь, актеров в стране это такой социальный лифт. В принципе, я думаю, что потом это можно будет зарегистрировать как большое серьезное агентство. Агентство, где знают своих клиентов, которые к ним пришли, и с которыми хотят работать. 

- Вполне возможно, что выпускники вашей Академии будут снимать свои работы на территории Ялтинской киностудии, которая с прошлого года находится под вашим крылом. Речь идет и о новой концепции, вы об этом тоже говорили. Какой вы видите эту киностудию в будущем?

 - Я убежден, что это не должна быть просто киностудия с редактурой, со сценарным портфелем, со своими штатами и т.д. Ялтинская студия, как я предполагаю, и, как мы договаривались, это должна быть мощная база, вооруженная лучшей техникой, транспортом, звуком, светом, несколькими павильонами, трехзвездочной гостиницей, где может жить съемочная группа. Когда мы снимали "12" и приехали в Геленджик снимать там чеченскую деревню, мы везли с собой все. Если заработает Ялтинская студия, а я думаю, что Крым - это великая съемочная площадка, где есть и море, и реки, и поля, и леса, и водопады - все есть. Я думаю, что до 70, до 100 картин в результате могут сниматься именно там, вне зависимости от того, происходит это дело в Крыму или нет. И убежден, что если эта студия будет иметь возможность и мощности обслуживать съемочные площадки, то люди будут приезжать с портфелем, сменой белья и со сценарием. Селиться в гостинице и все там иметь. Это идеальный вариант для нас. Я полагаю, что это самый оптимальный вариант, потому что Ялтинская киностудия, которая существовала, снимала 2-3 картины в год, это было нерентабельно. А все остальное, что приезжало в Крым, и "Кавказская пленница", и "Человек-Амфибия" - это все были картины других студий. 

 - Ситуация будет исправляться, в том числе и с вашей помощью, спасибо вам большое за интересный разговор! Новых картин нам, ну и, конечно же, вам талантливых студентов! 

 - И вам большое спасибо, поступайте к нам! 




ВСЕ НОВОСТИ