Ольга Баталина, председатель комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов. Пенсии VS инфляция

В России 22 млн бедных. Таковы данные Росстата. Вице-премьер Ольга Голодец называет ситуацию критической. Как поддержать уязвимые слои населения, насколько эффективна индексация пенсий, и будет ли повышен пенсионный возраст? Об этом и не только говорим с председателем комитета Госдумы по труду,  социальной политике и делам ветеранов Ольгой Баталиной, это "Интервью 360". 

 - Предлагаю начать с того, что вы и депутаты Макаров и Неверов выступили с предложением увеличить налоговый вычет в 4 раза для семей с детьми-инвалидами. Как вы считаете, это реально поможет таким семьям? 

 - Это реально поможет. Мы обсуждали предложение в рамках общего пакета антикризисных мер и анализировали наиболее уязвимые категории, которые необходимо поддержать прежде всего финансово, дополнительными средствами. Что такие увеличение стандартного налогового вычета? Каждый из нас платит налог на доходы физических лиц, со всего размера своей заработной платы. Так вот , в действующей редакции налогового кодекса родители или усыновители, которые воспитывают детей-инвалидов, имеют льготу в размере 3 тысячи рублей. То есть, 3 тысячи рублей из их заработной платы налогом на доходы физических лиц не облагаются. Таким образом, эти средства, которые могли бы быть уплачены в виде налога, остаются в распоряжении родителей. Мы предложили эту сумму существенно увеличить, потому что размер налогового вычета давно не пересматривался. И изменить ее с 3 тысяч рублей до 12 тысяч рублей. Если семья неполная, и ребенка-инвалида воспитывает один родитель, то он получает возможность, это и сегодня заложено в налоговом кодексе, воспользоваться этой льготой в двойном размере. То есть, таким образом после повышения не будет облагаться его доход в сумме 24 тысячи рублей. Но и в полной семье такое право есть у одного из родителей, когда один родитель отказывается от такого налогового вычета, а второй родитель, предположим, с более высокой заработной платой, полностью оформляет такой двойной налоговый вычет на себя. 

Нужно сказать, что эта мера поддержки адресная, она распространяется на тех граждан, у кого доход в течение года не превышает по старой редакции закона 280 тысяч рублей. Мы предлагаем эту величину тоже увеличить до 350 тысяч рублей. Это значит, что анализируется совокупный доход, который человек начинает получать с января. И вот когда доход достигает по новой редакции 350 тысяч рублей, у него прекращается предоставление налогового вычета. Одновременно мы увеличиваем размер налогового вычета и для приемных родителей и опекунов, которые воспитывают детей-инвалидов. У них сегодня размер налогового вычета тоже составляет 3 тысячи рублей, и мы увеличиваем его в 2 раза, до 6 тысяч рублей. 

 - Есть ли понимание, когда законопроект будет принят и как в Правительстве отреагировали на вашу инициативу? 

 - Я не скрою, мы внесли эту инициативу тогда, когда было достигнуто понимание с Правительством, потому что мы в качестве инициативы изложили ее при обсуждении в Государственной думе пакета инициатив Правительства по антикризисной поддержке экономики и населения. Инициатива была поддержана, и в развитии поддержки инициативы мы написали законопроект. Мы уже сегодня имеем на руках положительное заключение Правительства на этот законопроект. Поэтому я считаю, что в кратчайшие сроки в осеннюю сессию (я надеюсь, что это будет в сентябре-октябре) мы  сможем принять этот  законопроект. 

 - В начале программы я озвучивала цифру, что у нас в России 22 млн бедных, ссылаемся на Росстат. При том, что в стране 146 млн человек, как вы считаете, это действительно критичная цифра - 22 млн? 

 - Это критичная цифра. Потому что все последние годы мы стремились к тому, чтобы количество людей, которые получают доходы ниже прожиточного минимума, а именно это является экономическим показателем бедности, год от года становилось меньше. И поэтому у нас во всех законах, определяющих социальную политику, заложена ежегодная индексация выплат, пособий, пенсий на уровень не ниже инфляции. К сожалению, в последний год эту ситуацию до конца удержать не удалось, потому что величина бедности - это все равно величина расчетная. Это экономический показатель. Понятно, что сам для себя каждый человек определение бедности воспринимает по-разному. Величина прожиточного минимума у нас за первый квартал текущего года увеличилась почти на 17%. И за счет этого естественно количество людей, которые получают доходы ниже прожиточного минимума, существенно возросло, потому что у нас же не было роста доходов в первом квартале на 17%. Не было ни роста доходов в бюджетном секторе, ни роста доходов в реальном секторе экономики. Поэтому человек продолжает получать ту же самую зарплату, он не стал получать меньше. Но за счет того, что существенно вырос прожиточный минимум, он переместился в категорию бедных. При том, что мы же понимаем, что прожиточный минимум - это тоже расчетная величина, но это та минимальная величина, которая говорит нам о наступлении критических последствий, если человек имеет доходы ниже. И это та категория людей, которых мы должны активно поддержать социальными выплатами. Из-за этого у нас сегодня еще так обострился спор между нами (представителями социального блока) и представителями финансово-экономического блока. Потому что, видя эту негативную тенденцию сползания людей в бедность, мы настаиваем на полноценной индексации в следующем году и пособий, и пенсий. Потому что пенсии - это 42 млн человек. 

 - В этом году 2 раза индексировали, а чего нам ждать в следующем году? 

 - К сожалению, нам не удалось в этом году индексировать 2 раза. Мы индексировали 2 вида пенсий, но по одному разу. Просто страховые пенсии (так называемые, трудовые вчерашние пенсии) мы индексируем в феврале, и мы их индексируем, повышаем на размер фактической инфляции, который сложился за предыдущий год. Но есть еще социальные пенсии - это и пенсии по инвалидности, и по потере кормильца, и тех граждан, которые не имеют достаточного трудового стажа для получения страховой пенсии. Она индексируется 1 апреля. Она индексируется на другой показатель, на темп роста прожиточного минимума пенсионера. И сегодня основной камень преткновения этой дискуссии и заключается в том, на какую величину мы сможем проиндексировать пенсии в следующем году. Нам представляется абсолютно обоснованным не менять существующее положение дел, не менять нормы законодательства, которые сегодня есть, и индексировать пенсии на уровень инфляции. 

Если мы сейчас отступим от этой нормы, то во-первых, (опять вернемся к теме бедности) у нас будет расти число людей, которые получают пенсию ниже прожиточного минимума. Но при этом надо сказать, что совсем пенсионерам это не грозит. Просто на доходы пенсионеров у нас живут, как часто бывает, и другие члены семей. Пенсионерам это не грозит потому, что у пенсионеров есть базовая защищенная норма. И если пенсионер не работает, и его совокупный доход (пенсия, социальные выплаты, ЕДВ, если ему оно положено) не превышает прожиточный минимум пенсионера, то у нас существует специальная выплата, федеральная и региональная, доплата до величины прожиточного минимума пенсионера. Поэтому, как бы ни рос прожиточный минимум пенсионера, всем неработающим пенсионерам до этой величины осуществляется доплата. Но такой нормы нет в отношении других категорий людей, поэтому нам важно хотя бы обеспечить полноценную индексацию. 

 - А как вы относитесь к идее повышения пенсионного возраста? 

 -  Я думаю, что это несвоевременная идея. Собственно, свою позицию по данному вопросу высказал и Президент России Владимир Владимирович Путин, который сказал, что Россия сейчас не готова к повышению пенсионного возраста. И это понятно, потому что действительно у нас средняя продолжительность жизни после наступления пенсионного возраста не очень высока. Она приемлема у женщин, но уж абсолютно неприемлема у мужчин, у которых средняя продолжительность жизни сегодня составляет всего 67,5 лет. Но здесь важно понимать, что пенсионный возраст - это не антикризисная мера. Потому что экономический эффект от повышения пенсионного возраста как правило появляется как минимум через 10 лет. Поэтому, когда финансово-экономический блок говорит, что нужно это сделать здесь и сейчас, чтобы как-то улучшить экономическую ситуацию сегодня, это лукавство. Этого не произойдет. И второе, что важно понимать: повышение пенсионного возраста преследует своей целью не экономию средств бюджета, которыми оно поддерживает пенсионный фонд, а повышение пенсий сегодняшних пенсионеров. Потому что мы видим, как складывается динамика: количество занятых в экономике сейчас практически не растет, а сокращается и будет сокращаться с ближайшие годы, количество пенсионеров растет. И в 2030 году у нас эти цифры сравняются. Возникает вопрос: если мы будем обладать тем же объемом средств в пенсионном фонде, а тратить эти средства будем на большее количество пенсионеров, каков будет абсолютный размер пенсий? Какой размер пенсий мы сможем позволить себе для выплаты пенсионерам, которые станут ими в 2030 году? Поэтому, повышать пенсионный возраст когда-то нам придется. Но опять, оценивая эффект для экономики, продолжительность жизни. Поэтому я думаю, что в ближайшие 3-5 лет нам не придется об этом говорить. 

 - Ольга Юрьевна, спасибо вам за интересную беседу!




ВСЕ НОВОСТИ