Алексей Швед, российский баскетболист, игрок БК "Химки". Готов вернуться в NBA

Иногда для того, чтобы сделать шаг вперед, нужно вернуться и что-то обдумать. Об одном из самых спорных спортивных решений этого лета мы поговорим в "Интервью 360" с разыгрывающим «Химок» Алексеем Шведом.

 - Сейчас весь спортивный мир, все спортивные СМИ разделились на два лагеря, и нет неравнодушных. Одни говорят, что ваше возвращение - это будущий рывок вперед, другие говорят, что вы сдались. Вы сами для себя как это оцениваете? 

 - Я оцениваю, что это вообще ни то, ни другое: я не сдался и это не шаг вперед. Это лучший вариант для моей карьеры, для меня, для моей семьи. Это было обдуманное решение. Я приеду сюда и буду доказывать, как раньше доказывал, буду стараться выигрывать. Будет интересный сезон. 

  - У вас уникальная карьера: вы были самым прогрессирующим игроком Российского первенства, вы переехали в NBA, попали в сборную лучших прогрессирующих новичков, на матч всех звёзд этой категории. Вы чувствуете в себе силы, можете сейчас стать снова самым прогрессирующим, теперь уже в «Химках»? 

 - Лучше становиться уже самым лучшим, но я уже не так молод, все-таки тогда мне было 18 лет. Потом 23 года. Сейчас мне уже 26, у меня уже полный расцвет сил. Я немолодой игрок. Уже набрался опыта и готов показывать максимум. 

 - В сознаниях масс европейский баскетбол - это одна ступень, NBA - это мало того, что уровень выше, но это ещё и денег больше. А когда начинают обсуждать ваш приход в «Химки», говорят, что здесь дали еще больше денег. Финансовый вопрос?

 - Финансовый вопрос тоже важен, но он не стоит на первом месте. Я пришел сюда, было много вариантов, куда пойти в Европе. И я бы не сказал, что «Химки» дали самый лучший контракт. Предложения были примерно равноценны. Я выбрал «Химки», значит, мне так будет лучше, и команде тоже. И мне нравится тренер. 

 - Цель. Вот если честно, почему вы принял решение с «Химками»?

 - Хочу всё выиграть. 

 - А вернуться в NBA?

 - Вернуться в NBA - это всегда. Для каждого баскетболиста, если он мечтает играть в лучшей лиге в мире, он всегда захочет вернуться. Но пока что следующий год я не буду об этом думать. Я хочу выиграть как минимум два кубка, которые будут. А по сезону дальше будет видно, и это не моя будет работа, а работа агента. У меня подписан контракт на три года, а что будет дальше, посмотрим. 

 - Правда, что в вашем контракте указано, что если поступает предложение из NBA, оно для вас автоматически становится приоритетным? 

 - Нет. У меня были в этом году предложения из NBA, как видите, они не были такими приоритетными. 

 - Есть ощущение некоторого культурного шока? Потому что, когда вы играете против Леброна Джеймса, против Коби Брайанта, в европейском баскетболе таких имен значительно меньше, не будете ощущать некую ностальгию? 

 - Конечно, все хотят играть в NBA, но здесь тоже есть много хороших игроков, которые доказывают каждый день, хотят выигрывать, хотят тоже попасть в NBA. Здесь тоже есть сильная лига. Евролига – вторая после NBA. Так что нельзя говорить, что это слабая лига. Она не так сильна как NBA, но всё равно это сильнейшая лига в Европе. 

 - Из всех команд, в которых вы играли в NBA, если убрать за скобки ваше сотрудничество с Кириленко, когда вы вместе из-за драм в команде, когда Рики Рубио совершенно перестал играть, и вы стали одним из ключевых игроков, по большому счету в «Нью-Йорке» концовка сезона, выдалась для вас очень яркая. У вас там и больше всего очков, набранных за карьеру в NBA. Почему не остались в «Нью-Йорке»?

 - Потому что мне не понравились условия контракта. 

 - Финансовые или игровые? Пообещали играть меньше?

 - Нет, это смешно. Всем что-то обещают. Мне не понравилось и в финансовом плане, и я был уже три года, и мне не нравилась эта неопределенность. Потому что, то ты играешь много, то не играешь вообще. Я просто хочу играть. 

 - Чувствовали ли вы какое-либо несправедливое отношение к российским игрокам? Потому что Тима Мозгов, когда он стал первым русским игроком, играющим в финале NBA, до «Кавальерс» постоянно показывал фантастическую статистику, но никак не мог попасть в стартовую пятёрку. Вообще, есть какое-то неправильное отношение к российским игрокам?

 - Нет, я не могу так говорить. Ко всем одинаковое отношение. Просто некоторые тренеры тебя видят так, а некоторые иначе. 

 - Опять же в Америке очень много писали, что, приходя в новые клубы, в «Хьюстон», когда в «Миннесоте» играли, вы попадали всё время под очень сильного соперника на вашей позиции. То есть, Рики Рубио и прочие весёлые ребята. И что вы пришли в «Химки», где для вас более неконкурентоспособная среда, что вы 100% будете в стартовой пятёрке. Что вы можете ответить людям, которые так считают?

 - Это хороший вопрос. Для меня не так важно играть в старте. Мне важно играть много времени. То есть, хочется приносить как можно больше пользы команде. И любой игрок хочет играть много. И выходить в первой пятёрке или выходить со скамейки. Если понадобится я легко буду выходить со скамейки, и даже не буду об этом спорить. 

 - То есть, вы легко представляете себе ситуацию, при которой вас подписывает «Химки», ваше имя, ваш образ, и вы будете сидеть на скамейке? 

 - Нет, я не говорил, что буду сидеть на скамейке, я говорю, что не буду зацикливаться, если меня не выпустят в стартовой пятёрке. Да, для меня стартовая пятёрка - это хорошо. Но всегда хорошо выходить первым, вторым со скамейки и так же играть 25-30 минут и приносить очень много пользы. 

 - А в принципе, что для вас значит конкуренция? Все-таки, когда играешь с Рики Рубио, которого так подымают, хотя его бросок ужасен, все-таки есть нервотрёпка. Когда ты приходишь в команду в статусе суперзвезды (вы же никогда в таком статусе не играли) каково это?

 - Я всегда был уверен, что умею хорошо играть в баскетбол. И когда я выходил на площадку, я показывал много раз, что могу это делать. И придя сюда, я уверен в своих силах. Уверен, что если бы остался в Америке, я мог бы играть на этом уровне. Я очень самоуверенный. Я всегда был уверен,  что мы можем пройти и в Финал четырех, и выиграть его. Будем стараться идти к этому. 

 - Какие у вас были предложения от NBA, из каких команд?

 - Не хочу называть, но их было больше трёх. 

 - Хоть одна из них играла в плей-офф? Хотя бы в первом раунде? 

 - Да, и не одна. 

 - Один американский комментатор, когда вы играли уже за «Нью-Йорк Никс», сказал, что если бы Алексей Швед  меньше играл на публику и больше играл в баскетбол, он бы превратился в супер игрока, и Рики Рубио никогда бы не выходил в старте еще в «Миннесоте». Как вы на это можете ответить? Вы действительно пытаетесь превращать игру в шоу имени себя или нет?

 - Нет, я просто люблю играть в красивый баскетбол. Я это делаю не специально, так выходит. 

 - Тот же Леброн Джеймс когда-то сказал, что лучше отдаст передачу или забьет сверху, чем аллей-упом. Наверное, он отвечал на какую-то колкость Криса Пола, как я понимаю, хотя они вроде как друзья. Вот для вас, ситуация: ровный матч, ровный счет, еще не конец, но каждый два очка может сделать. На что пойдете? На то, чтобы красиво дриблингом или пас на открытую? 

 - По ситуации, где будет свободнее. Вообще, пошел бы в проход, если буду свободен, пойду сверху забивать. Но если я увижу, что кто-то открытый, то отдам пас. 

 - В завершении нашей программы, в связи с тем, что сейчас к вам двоякое отношение, именно из-за всех этих финансовых, клубных, амбиций NBA, что бы вы сказали тем, кто будет приходить на эту арену, что они должны знать о вас такого, чтобы никто из пяти тысяч тех, кто будет приходить на арену «Химки», не думал, что Алексей Швед приехал за деньгами?

 - Во-первых, болельщики должны знать, что я буду выкладываться в каждой игре на 100%. Буду стараться играть каждый матч, показывать красивые моменты. Приходите, болейте, будем рады всех видеть! Все пять тысяч!

  - Я благодарю за ваше время! 




ВСЕ НОВОСТИ