Герман Стерлигов, предприниматель. Уголовное дело ‐ способ не выпускать из России

Вернулсяодин. БизнесменГерманСтерлигов, покинувшийРоссиюиз-завозникшейугрозыжизничленамегосемьи, вернулсявМоскву. Покавременно. Когданасовсемичтодальше, обэтоминетолькомыпоговоримссамимГерманомСтерлиговым, это"Интервью360". 

 - ГерманЛьвович, когдамыготовилиинтервью, мырассчитывали, чтовстретимсясвамивСлободе. Новысамивыбиралиместо, ивотмысвамивгостинице. Чтовыглядетстранно, потомучтоэтооднаизсамыхдорогихгостиницСтолицы. Авыаскетивыбралистарообрядческийобразжизни. Чтовыздесьделаетепомимовстречиснами?

 - Во-первых, я не старообрядец, я православный христианин. Аввакум и Никон были абсолютно одинаковыми еретиками, которые поссорились между собой, и я подробно это излагаю в своем учебнике истории, вы можете посмотреть у меня на сайте. Просто я же бывший богатый человек, и привычки трудно искоренимы, поэтому я комфортно себя чувствую в самых дорогих отелях. Здесь, в фойе, я просто провожу встречи. И для того, чтобы не ездить по разным местам, потому что я сейчас без машины, у меня её нет. Я приглашаю людей на встречу сюда. И таким образом не передвигаюсь по Москве. 

 - Австречиделовые, илитесамые, прокоторыевыговорили, объясняя, чтождетегарантийбезопасности? 

 - Да, связанные в основном с этими вопросами. У меня сейчас нет никаких дел, кроме безопасности моей семьи. И кроме безопасности моей страны, потому что это в данном случае тесно связанные вопросы. Чем лучше сейчас будет в России, тем легче моей семье будет вернуться обратно в Слободу. 

 - Сегоднясразусвежаяновость: некаягражданкаИзраилясегодняинициировалаздесь, вРоссии, возбуждениеуголовногоделапротиввасивашегоадвоката. Счемэтосвязаноичемэточревато?

- Формально адвокаты сказали, что это связано с клеветой в ее адрес. Какой, не знаю, потому что я с ней не знаком, с этой гражданкой. А фактически это повод в случае возбуждения уголовного дела, которое сегодня инициировано, не выпускать меня с территории России на время рассмотрения этого дела. Так мне прокомментировали адвокаты. То есть, это невозможность моего выезда обратно в Нагорный Карабах и невозможность воссоединения с семьей на неопределенный срок. 

 - Тоесть, такимобразомваспытаютсяудержатьвМоскве?

- Похоже на то. Причем, делают это не московские власти, не российские власти, не наши правоохранительные органы, которые, как я понимаю, не имеют ко мне никаких вопросов. Это делает Израиль, Азербайджан.

 - ВынеожиданноисчезаетеизРоссииинеожиданнопоявляетесьвНагономКарабахе. Приэтомсамивпервоевремяничегонекомментируете. Ноприэтомвашипомощникиздеськомментируют, чтоэтоопасностьжизни, ноэтонекриминал, беритевыше. Чтозначит, "беритевыше"? Чтоимеетсяввиду? Чтозаопасность?

 - Во-первых, я уехал вообще без всякого дыма и шума. Я уехал и начал создавать крестьянское хозяйство в Нагорном Карабахе. Потом прошло немного времени, я не помню, сколько недель, и вдруг СМИ прорвало, стали писать, что я уголовник, что я скрываюсь в Карабахе, мне грозит 15 лет. И стали приезжать в Слободу и задавать вопросы моим соседям и помощникам. 

 - Давайтеперефразируемвопрос, почемувыневернулисьвРоссиювтотмомент, аоказалисьвНагорномКарабахе?

 - Я специально уехал туда, когда появилась опасность для моей семьи. Я спокойно, тихо, без шума уехал в Нагорный Карабах, никаких интервью не давал. 

 - Чтозаопасность?

 - Это были угрозы, которые закончились выступлением двух уже осужденных уголовников по поводу того, что я их финансировал, и они на моей территории готовились к убийствам или еще чему-то. Поскольку я точно знал, что ничего этого не было, я тут же это увязал с теми угрозами, которые были до этого, что меня и мою семью разорвут, и предпочел спрятать семью в надежном месте. Мое возвращение прежде всего связано с тем, что я поставил в неудобное положение моих армянских друзей. С одной стороны, если бы Россия потребовала моей выдачи, и они бы меня выдали, это было бы нехорошее пятно на армянском гостеприимстве. Тем более, по требованию Азербайджана, которые звучали постоянно. А с другой стороны, если бы они меня не выдавали, это была бы тень в отношениях Карабаха и России. Что недопустимо из-за меня. 

 - Ачтобылобы, еслибысемьяСтерлиговыхсрочнобынепокинулаРоссию?

 - Что могло бы быть? Могло бы быть приглашение меня в качестве свидетеля по делу Борна, переквалификация из свидетеля в обвиняемого. Дальше, психиатрическая экспертиза и передача меня и старших детей, и жены в руки врачей-психиатров. Карательная психиатрия в действии. Несколько уколов, и вопрос был бы решен навсегда. 

 - Выздесь, усебявСлободе, всераспродаете. Кромеземлиидомов. Значит, всетаки, уезжаетенадолго. Там, вНагорномКарабахе, обзаводитесьновымхозяйством, значит, оседаетенадолго. Вашипрогнозывозвращения? Выговоритеовозвращении? 

 - И то, и другое правильно. Я оседаю там надолго и создаю основательное крестьянское хозяйство в Карабахе. И в то же время не продаю здесь главное - землю, дома и лошадей. И поэтому у меня сохраняются все возможности жить на два хозяйства. Тем более, что у меня четверо сыновей. 

 - Васуженазываютновымпредставителембизнес-эмиграцииизРоссии. ТолькобольшинствоедетвЛондон, авывНагорныйКарабах. 

 -  Ехать в Лондон - это становиться предателем. Потому что объективно Англия сейчас - это враг России. А мы едем к друзьям России, в Карабах. Потому что Россия - это наша страна. И мы не враги нашей стране. И так получилось, что сложилась та ситуация, при которой нам надо выехать для того, чтобы обезопасить семью. Но это мы сделали, сейчас разберемся с врагами. 

 - Вы-тосамисейчасвМосквесадвокатомкакпередвигаетесь? Опасность? 

 - Я хожу пешком, когда мне надо передвигаться. 

 - Телохранители?

 - Да какие телохранители? Кого вообще защитили телохранители? Кеннеди застрелили! 

 - Яктому, чтовыприехалииговорите, чтоневозникаетникакихвопросовтого, чтовыопасались. Этоговродекакинет?

 - Нет вопросов со стороны правоохранительных органов. И не правоохранительные органы устраивали эту провокацию. Это устраивали силы, которые действовали внешне, через адвокатов Фейгена и Полозова. 

 - Такчьихгарантийтогдавыждете?

 - Это я вам расскажу тогда, когда я получу эти гарантии. 

 - Когдавынаэторассчитываете?

 - А может быть, правильнее сформулировать, что я вам об этом скажу, если я не получу эти гарантии. 

 - Выбольше10 летпрожиливПодмосковье, сталифермером, оченьгордитесьсвоейэкологически-чистойпродукцией. КакувасвыстраивалисьвашивзаимоотношениясвластямиПодмосковья?

 - У меня нет никаких отношений с властями Подмосковья. А вот власти Подмосковья оказывают большую поддержку не только мне, но и вообще тем, кто сейчас создают свои крестьянские хозяйства. Очень легко стало получать землю, ускорилась процедура оформления. Лично районные власти, с которыми мы общаемся, с ними у меня есть взаимоотношения, они лично интересуются проблемами людей. Это невозможно было себе представить 2-3 года тому назад. При том, что власти сельских районов всегда хорошо относились к крестьянам. Но так, как относятся сейчас, это такое неправдоподобное состояние, когда крестьянина все время спрашивают, что ему надо! Власти! И это замечательно. Это тот тренд, та направленность   отношений  власти, об этом можно было только мечтать. И нам очень обидно уезжать из страны, если придется уезжать, не оставляя здесь хозяйство. Потому что то, о чем мы говорили, о чем мечтали, что посильно подготавливали, сейчас все это происходит, наступила уже желанная жизнь, а приходится уезжать. Это обидно. 

 - Икаковыдальнейшиедействия? Всвязиссегодняшнейновостью, чтомогутпресечьвашвыезд.

 - Будем решать проблемы по мере поступления. Если сейчас это синициировано Израилем, если это уголовное дело будет возбуждено, будем действовать в соответствии с создавшимся положением. 

 - Сейчасвыуезжаете, когдамывасувидимвновь? 

 - В конце лета у нас 9 августа намечен у жены показ мод ее модельного дома в армянском городе Шуши. И там на высоком плато будут расстелены сотни старинных армянских ковров, и красивейшие армянские девушки будут показывать новую модельную линейку моей супруги. Это целомудренные платья с армянскими сюжетами. А вот после этого, после того, как мы наладим там и мельницу, и продажи, и Российско-Карабахский торговый дом, то есть, дела, которые уже начаты, если у нас здесь в России все будет хорошо (я на это очень надеюсь), то мы приедем с семьей в Россию. И будем функционировать на 2 хозяйства, будем одним из мостиков, соединяющих наши народы. В рамках поставок той продукции во встречном режиме, которых нет у нас или у них. То есть, то, что производится у нас или у них. 

 - Желаюудачи, ждемвашеговозвращения. 


ВСЕ НОВОСТИ