Андрей Кигим, председатель Фонда социального страхования. Россиян будут проверять на больничном

Соблюдение постельного режима. Когда в России начнут проверять, что делает человек, находящийся на больничном? Кто должен заниматься таким контролем? На эти и другие вопросы нам ответит председатель фонда социального страхования Андрей Кигим, это "Интервью 360". 

 - Скажите, что сейчас происходит с поддельными больничными? Какова картина на данный момент?

 - К сожалению, в страховании самый распространенный вид зарабатывания денег  - это мошенничество. Потому что затраты небольшие, а доходность по фальшивым документам велика. С этой точки зрения больничный является способом для некоторых недобросовестных людей, купив больничный лист, предъявить его к оплате и получить компенсацию. Это бывает в ряде регионов. Наиболее крупные регионы, в которых это происходило это в последнее время и где активно с этим борются - это Санкт-Петербург и Ленинградская область. Наиболее интересным является то, что совместно с комитетом здравоохранения наш региональный фонд, с МВД и ФСБ по Ленинграду и области обнаружил группу мошенников, у которых было с собой более 400 бланков и различных печатей медицинских учреждений. Общая сумма ущерба была порядка 4 млн рублей в месяц. Это одно из наиболее крупных резонансных дел. Второй похожий случай в Ростовской области, где люди, в том числе работавшие в нашем фонде, брали больничные от крупных получателей, разбивали их по мелким и в итоге пытались предъявить к оплате. Общая сумма ущерба около 35 млн. 

 - А что касается нашего региона? 

 - Что касается Московской области, вы пока не являетесь негативным субъектом с точки зрения статистики. Но Новосибирск показал, что даже некрупные суммы хищений позволяют по каждому случаю вместе с правоохранительными органами рассматривать ответственность. И около 70 случаев, из которых около 45 уже рассмотрено в судах, являются сигналом всем о том, что не нужно обманывать государство, а нужно работать добросовестно. 

 - А как государство будет с этим бороться?

 - Из-за того, что это бумажный носитель, из-за того, что нужно получать согласие медицинского учреждения на проверку, в Питере это было сделано как добровольный эксперимент. Нами, в силу того, что у нас есть полномочия по выборочным проверкам, это проводится регулярно. У нас существует около 1,3 тысячи человек, в чьи обязанности входит проверять, тем ли лицом подписан больничный лист, правильно ли он заполнен, и вообще выписывался ли он. Вы будете удивлены, но очень большое количество государственных организаций обращаются к нам с просьбой перепроверить, действительно ли их сотрудник болел, или просто уехал отдыхать, а предъявил фальшивый больничный. 

 - Но каким образом это проверить? Прийти к нему домой и посмотреть, соблюдается ли постельный режим?

 - Как ни странно, мы можем привести два примера. Во-первых, сильнее всех продвинулись поляки, у них есть организация ЗУС, похожая на нашу, они действительно приходят и проверяют режим лечения. Это для них принципиально потому что, врач назначает лечение, исходя из того, что пациент болен. И для того, чтобы он умышленно не создавал себе сложностей в дальнейшем с лечением или  с инвалидизацией, кто-то должен его проверять. В Англии, например, был известный случай, когда мужчина, находясь на больничном, уехал отдыхать в Австралию, спас ребенка от акулы. И когда все его похвалили по телевизору, работодатель сказал, что раз он был на больничном, то он не имел права уехать отдыхать. Фальсификация и увольнение. Когда это единичный случай, возникают вопросы о правах человека, соблюдается или не соблюдается. А когда это становится частью государственной политики, то каждая организация следит за расходами и их обоснованностью. Ведь это нагрузка на бюджет. 

 - Но это не является нарушением прав человека? 

 - Конечно, у нас таких прав полностью нет. Но стоит принять закон, и такие права будут. Всё таки мы собираем около 400 млрд рублей с работодателей на эти цели. Это неправильно, если добросовестные люди получают помощь, а недобросовестные получают подарки. И с этой точки зрения даже экономия в 1% является для нас существенной, как и для любой компании. Но что удивительно, к нам с такой просьбой обращаются уже не только государственные организации, но и частные страховые компании. Потому что они тоже страхуют гражданина, и вдруг выясняется, что он отдыхал, например, в Турции, а им предъявил справку, что получил травму на производстве, и теперь просит пожизненных платежей. Это риски и хорошо, что мы потихонечку гражданам говорим, что нужно лечиться, а хулиганить нельзя. 

 - Есть еще одно нововведение - электронные больничные. Расскажите об этом проекте? Где он уже сейчас внедрен, как это работает и насколько это перспективно?

 - Вы сами понимаете, что мы с вами живем в продвинутом обществе. Билеты теперь электронные, турпутевки тоже. И вообще любой гражданин, самый отдаленный житель региона заходит через интернет и выбирает, куда ему поехать отдыхать. А больничный по-прежнему бумажный. Мы посоветовались с Минздравом, и выяснилось, что и для них, и для нас было бы удобнее упростить эту процедуру для гражданина, чтобы он из курьера превратился наконец в пациента, которого качественно обслуживают. Это означает, что за счет того, что теперь больничный будет не бумажный, а электронный, у врача теперь будет больше времени не на работу с документом, а на работу с пациентом. 

Второй момент для врача - удобно, чтобы все классификаторы были максимально простыми. Представьте, мы из 40 млн больничных в стране имеем 2 млн больничных, которые заполняются с ошибкой, а 20 млн мы перепроверяем, так ли они подписаны. Как только у нас будет электронный больничный, эти 1,3 тысячи моих специалистов, которые имеют медицинское образование, должны будут перепрофилироваться. Они должны стать не людьми, которые проверяют бумажку, а людьми, которые проверяют статистику заболеваний, данные по региону, сравнивают их с профзаболеваниями. Для того, чтобы мы могли вместе с Минздравом, с Минтрудом диагностировать государственную политику, так ли мы все делаем, идя от диагноза человека. 

Сегодня мы в ряде случаев требуем, чтобы работодатель нам подтвердил, что больничный не фальшивый. А как ему это проверить? Прав-то у него нет пойти в больницу. И работодатель начинает мучить своего работника.  Как только приходит электронный больничный от учреждения к нам, все достоверно, и соответсвенно работодатель тоже экономит издержки. Вот с этой точки зрения это был бы красивый проект. Сейчас он тестируется в Москве, Астрахани и в Белгороде. 

 - Почему именно эти регионы?

 - Москва - продвинутый регион, больше всего жителей. Белгород и Астрахань нам порекомендовал Минздрав, потому что с их точки зрения там лучше всего организована электронная форма обслуживания в клиниках. И действительно, мы посмотрели, 84 клиники в Белгороде практически оттестировали проект. Напомню, что по решению правительственной комиссии, которую возглавляет Дмитрий Анатольевич, нам было дано полгода в 2015 году на то, чтобы потестировать, посмотреть, в том числе послушать мнения пациентов, все ли им нравится. И мы рассчитываем к октябрю дать предложения Правительству о том, насколько  это получается. Подготовлен ли пакет нормативно-правовых актов, позволяющих это внедрить, и вместе с Минздравом согласовать дорожную карту по стране с учетом того, где есть интернет. 

  - Но на данный момент какие результаты, что показывает эксперимент хотя бы в этих трех регионах? 

 - Эксперимент показывает, что у всех есть программный продукт, который позволяет эту процедуру осуществлять легко. Во-вторых, существуют каналы связи, которые позволяют передавать все это автоматически. В третьих, квалифицированные врачи, у них есть сегодня электронная цифровая подпись, и поэтому на них нет дополнительной нагрузки. Но опять же, когда этот проект внедрялся в Прибалтике, в двух странах были разные пожелания. Одни говорили, что граждане привыкли к бумажному носителю, и электронный не подойдет. И все сказали, хорошо, пусть платят 3 евро за бумажный. Тут же все перешли на электронный. Второй более существенный момент - врачи сопротивлялись и говорили, что не перейдут, потому что это сложно. И Минздрав этой страны сказал, что тогда они будут получать из бюджета деньги  на больничный только в том случае, если это будет электронный формат. И тут же все его освоили. На самом деле, это привычная для всех вещь в других сферах деятельности. Здесь сложнее, потому что не может быть врачебной ошибки, и пациент - существо ранимое, с ним нужно вести себя аккуратно. 

 - Как вы думаете, непосредственно количество мошенников-больных уменьшится благодаря нововведениям?

  - Я думаю, что точно уменьшится количество людей, которые покупают медицинские книжки или больничные листы на улице. Это 100%. Наверное, хакеры попробуют разрушить систему и генерировать фальшивые данные, но судя по тому, как с этим борется налоговая и Минсвязь, я думаю, что мы сможем с этим справиться. Что касается врачей, у них будет больше времени на диагностику, и я думаю, что здесь врач будет выявлять, кто хитрит, а кто реально болен. 

 - А кто будет защищать права граждан?

 - Во-превых, есть различные омбудсмены. В первую очередь, это Панфилова, поскольку она омбудсмен по правам человека. Астахов, что касается детей. И в каждом субъекте есть такие уполномоченные. Второе - в Минздраве есть Росздравнадзор, который контролирует и фармацевтов, и больницы, и наших специалистов. И конечно, общественны организации, которые защищают права пациентов. Ни у кого нет желания обидеть пациента, у всех есть желание предоставить ему качественный сервис, соответствующий современным технологическим возможностям. 

  - Нам остается пожелать здоровья нашим зрителям и ни в коем случае не стать мошенником больным. Спасибо вам большое за беседу! 

 

 




ВСЕ НОВОСТИ