Сергей Лисовский, первый заместитель председателя Комитета СФ по аграрно‐продовольственной политике. Подмосковные агрокластеры

Что такое агрокластер? Сколько оптово-распределительных центров необходимо Москве и области? Нужно ли жителям опасаться соседства с гигантской овощной базой? Об этом мы побеседуем с первым заместителем председателя комитета Совета федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергеем Лисовским. Это "Интервью 360".

 - Оптово-распределительный центр. Такая сложная формулировка, давайте разбираться, что это такое? 

  - Для нас она не сложная. Она как раз четко определяет сущность данного предприятия. 

 - Но обывателям, наверное, это больше понятно как овощебаза. Но это не совсем то?

 - Это овощебаза советских времен в новом звучании. Потому что мы в свое время вообще были во многом передовые, у нас было лучшее птицеводство в 70-80 годах. И система овощебаз, которая была создана, ее сейчас развили и активно используют все зарубежные страны. 

 - В чем смысл?

 - Смысл в том, что для сельхозпроизводителей нужна торговая площадка. Как для любого бизнеса, любой отрасли, необходимо место, где происходит торговля в опте. Не в розницу, а в опте. Плюс нужно место, где этот продукт превращают в товар. Потому что, если крестьянин привозит навалом картошку с поля или морковку в грузовике или транспортном прицепе, то это еще не товар. Его нужно помыть, откалибровать, отсортировать, уложить в ящики, в определенную упаковку и на паллеты поставить. Вот тогда это будет товар в современном мире. Если раньше, я помню советские времена, когда картошка была у нас - приходишь, тебе из гурта насыпают в авоську, ты уходишь. Сейчас уже так не получается. Поэтому нужно превратить сельхозпродукт в товар. А это требует средств, денег и знаний. 

 - Чего у фермера может и не быть. 

 - И они ему не нужны. Потому что, если фермер производит, допустим, 5 тонн яблок, то зачем ему линия, которая может переработать 100 тысяч тонн яблок? Во всем мире существуют такие центры, куда производитель может привезти свой товар и арендовать эту линию на несколько часов, сколько ему нужно, и сделать со своим продуктом все, что необходимо, получить уже товар. Плюс ему могут это и оформить, и сделать различную упаковку, и наклеить этикетку. В общем, он получает уже готовый продукт, который может продать либо в торговые сети, либо в магазины, либо в рестораны. 

 - Но главное, что этим занимаются специально обученные люди. Что получает фермер, кроме того, что его продукция получает товарный вид?

 - Он еще получает возможность продать ее. Потому что в этих оптово-распределительных центрах встречаются продавцы и покупатели. Это как финансовая биржа, где собирается и продавец, и покупатель. То же самое происходит и в оптово-распределительном центре. И поэтому, привезя туда продукцию, фермер сразу получает возможность встретиться со своим потребителем, которого он пока не нашел. У него сразу происходит реализация товара, и плюс там отрабатывается цена на этот продукт. Поскольку там много покупателей и много продавцов данной продукции, то появляется некая рыночная стоимость, которая определяется рынком, а не тем или иным покупателем, который может использовать вынужденную позицию того или иного сельхозпроизводителя. 

 - То есть, получается именно поэтому фермеру выгодно привезти свою продукцию именно в такой центр, где бы он ни находился,  а не напрямую в сети, которые к тому же и не возьмут товар?

 - Вы правильно сказали, сети просто не возьмут товар, потому что в таком виде его взять не могут. В Европе такие центры существуют очень давно, первый такой центры был создан еще в 60-х годах, причем Шарль де Голль его создавал. Он занимает почти 300 гектар. Кто покупает там продукт? Только треть покупают сети. Треть покупает так называемая HoReCa - это отели, рестораны, кафе. И треть покупают переработчики. 

 - Наши рестораны закупаются в торговых сетях. 

 - В большинстве случаев в сетях, особенно если это небольшие партии продуктов. Допустим, если нужен ящик или пол-ящика.  И сразу проблема, во-первых, цены, потому что в торговых сетях цена высокая, и плюс - качество. Потому что, если взять ту же самую зелень, которая необходима для хорошего блюда,  то проходит минимум 5 дней, пока она появится в сетях. Здесь же  сельхозпроизводитель может привезти ту же зелень утром, и днем вы можете уже попробовать эту зелень в блюде. 

 - Звучит все действительно очень комфортно и полезно. Вы меня убедили в том, что эта база  действительно необходима столичному региону. Если говорить о количестве, больше года существует в Домодедове подобный центр, еще один до конца года откроется в Солнечногорском районе, и еще 2 должны появиться, всего 4. Такое количество сможет охватить весь столичный регион?

 - Для Московского региона, я думаю, больше не надо. Потому что, если Париж обслуживает два таких центра по 300 га, и этого достаточно, то я думаю, что 4 центра будут оптимально обеспечивать наш регион. Причем, эти центры должны быть расположены на севере, юге, западе и востоке. То есть, откуда приходит продовольствие. Но эти центры существуют не только для Московского региона. Не случайно звучит название распределительные центры. То есть, очень много продукции уходит на регионы. Если взять опять же опыт французов, то у них 50% уходит на Парижский регион потребления, а 50% расходится по всему миру. Кстати, кто едет в Арабские Эмираты, то практически все продукты им привозят из-под Парижа, из центра «Ранжис». 

 - Если говорить о заинтересованности не только фермеров, но и инвесторов, насколько сейчас активно вкладываются?

- Было очень сложно и банкам понять, что это такое, потому что это и не склад, и не овощебаза, и не торговая сеть, в общем, никто не понимал, что это такое. У нас раньше такого не было. И сейчас группа инвесторов, которая построила в Домодедово, очень успешна. Этот распределительный центр относительно небольшой, всего лишь 30 га. На севере, в Радумле (деревня в Солнечногорском районе: прим. ред.) там уже, насколько я знаю, около 140 га. Это уже более соответствует масштабам Московского региона. Так вот, после успеха Домодедовского центра инвесторы уже пошли. Я знаю, и в Московскую область приходят, и в другие области приходят инвесторы с подобными проектами. Но здесь нужно отдать должное прозорливости нашего губернатора Андрея Юрьевича, потому что он действительно оказал серьезную поддержку созданию таких центров. Потому что, правильно у Вас прозвучало вначале, жители опасались соседства с овощебазой. Все воспринимают эти современные промышленные объекты как простую овощебазу, где будет грязь, криминал и прочее. 

 - А этого опасаться не стоит?

 - Не стоит.  И насколько я знаю, жители Домодедова нормально реагируют на то, что у них есть. Насколько я знаю, идет очень большая социальная программа со стороны инвесторов на Домодедовский район, кто участвует в этом проекте. 

 - Если продолжать тему обычных жителей, понятно, что они могут не бояться такого соседства. Но если говорить о пользе, как это отразится на цене продуктов, которые они будут покупать? Понятно, что в ресторане, может быть, мы увидим чек с меньшей стоимостью. 

 - Была неформальная комиссия по просьбе Правительства Российской федерации. Сейчас как раз идет утверждение новых поправок закона регулирования торговой деятельности, и вот группа чиновников Правительства России, представители Парламента, мы ездили на этот объект в Домодедово и сравнивали цены. Сколько там, сколько здесь. Примерно так: стоимость, допустим, помидоров на этом объекте и рядом в домодедовских магазинах  - разница примерно в 2-2,5 раза. Заехали в Москву, еще в спальные районы, даже не в центр. Иногда, по некоторым позициям, доходила разница в 3 раза. То есть, если пойти дальше, как это существует в Европе, то рядом с этими центрами создаются Cash & Carry, где ты можешь купить по ящику, то есть, такая крупная розница. И вот там, когда эти проекты начнут работать, потребитель может на неделю себе купить яблоки, помидоры, клубнику. 

 - То есть, обычным гражданам тоже будет открыт вход?

  - Да. И это будет разница в 2-3 раза в отношении торговых сетей. Больше того, там реальное качество. Когда я был на экскурсии на этом объекте, я увидел такие продукты, которые забыл с детства. Аромат, вид, да и потом, их просто вообще нет, таких продуктов. Например, такие вот гранаты, помидоры Бычье сердце, нормальные огурцы, нормальные яблоки. Пусть они не такие красивые с виду. Например, этот центр, он сейчас самый крупный поставщик крымских яблок в Московский регион. Опять же по просьбе области. Сейчас у области заключен с Крымом договор о продовольствии. Все крупные поставки крымских яблок в Россию практически идут через этот центр. Правительство Российской федерации как раз готовит новое постановление о поддержке подобных оптово-распределительных центров. То есть, если сейчас все удастся, то в течение 5 лет Правительство планирует выделить до 80 млрд рублей на поддержку строительства таких центров по стране. 

 - Будем ждать, спасибо Вам большое за интересный разговор!

 




ВСЕ НОВОСТИ