Сергей Лисовский, первый заместитель председателя Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике. Сделано в России

Сделано в России. Сказка или реальность?  Как мы провели год под санкциями? Следует ли России отменять ответное эмбарго? Об этом мы побеседуем с первым председателем комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике  и природопользованию Сергеем Лисовским, Это "Интервью 360". 

 -  На нашем канале недавно стартовал новый проект "Сделано в России". Название уже само за себя говорит, как Вы считаете, это испытание для среднестатистической российской семьи - перейти на все отечественное, или вполне реально  и даже удобно?

 - Если к этому привыкнуть, то это будет и удобно, и практично. 

 - Вы, наверное, видели, как мучаются семьи в поисках отечественной продукции, как Вам кажется, стоит ли действительно замещать все товары, которые находятся в доме? Или все таки не стоит вдаваться в крайности?

 - Я сторонник политики государства. Я сейчас не про семьи говорю. Но государство должно производить все. И стиральные машины, и кухонные комбайны, то есть, у нас все должно быть.  Не говорю, что это должно быть обеспечение всего рынка, но в каком-то  объеме, 20-30%, мы обязаны производить. Та же самая легкая промышленность, обувь, спортивные товары. Государство должно себя охранять. Сейчас суверенитет - это прежде всего экономическая независимость. Есть, естественно, товарная независимость. Если взять Швейцарию, они даже ананасы выращивают у себя, что я совершенно не могу понять. В принципе, им проще было бы их привезти. Те же Арабские Эмираты, они построили молочные фермы. Они производят собственное молоко, хотя это молоко на вес золота. Но они считают, что для собственной независимости они должны в каждой товарной группе иметь собственное производство. 

 - Сейчас прошел год с того момента, как мы живем в условиях кризиса, как Вы считаете, можем ли мы сейчас говорить о какой-то независимости хоть в какой-то сфере, допустим, в продовольственной? 

- Как показала практика, продовольствием мы себя можем обеспечить, это естественно при наших аграрных традициях и нашей земле. У нас явные пробелы в плодовоовощной группе. Но проблема не в сегодняшнем дне, потому что сегодня мы себя накормим, проблем нет. Вопрос дальше - 5-10 лет. Потому что, к сожалению, в сельском хозяйстве очень много импортных технологий, которые мы  не производим в России. И это относится к основополагающему базису любой экономики, это средства производства, то, о чем говорил Карл Маркс. 

 - Сейчас мы говорим больше об узкой категории людей. Да, она касается всех, но это больше профессиональная сфера. Вернемся к нашим семьям. Если  бы Вы стали участником проекта   "Сделано в России",  Вы бы от чего смогли отказаться, а в отношении каких продуктов сказали бы, что только западное, и вы меня не уговорите?

 - Я в студенческие годы и в стройотряды ездил, и в туристические походы. И основное питание у нас было макароны с тушенкой, и до сих пор это моя любимая еда, поэтому я могу отказаться, в принципе, от многого. Ну, поменяется рацион питания, и что? В физиологическом плане мы вполне можем производить и производим достаточно много продуктов, которые обеспечивают нормальное питание человеческому организму. Вы зря сказали, что сельское хозяйство - это узкая сфера производства. Это не узкая сфера. В конечном итоге мы с вами едим то, что в свое время вспахал фермер, вырастил, собрал, и потом мы с вам это хлеб, или овощи, или фрукты…

 - Но если говорить о семьях… 

 - Но, к сожалению, пашем мы и перерабатываем импортной техникой. Вот в чем проблема. То есть, для нас вопрос импортозамещения - это прежде всего в собственных средствах производства. То есть, пока мы будем производить, используя импортные  трактора, плуги, сеялки и так далее,  если нам реально закроют границы, то через 5-6 лет нам нечем будет пахать и сеять, вот в чем проблема. 

 - А мы сможем перестроиться? Понятно, что нужно время, но сколько для того, чтобы мы могли не только производить спокойно свои продукты, с помощью нашей техники, но и какие-то товары? Ту же одежду, ту же технику?

 - Должна быть принята программа. Не такая быстрая программа импортозамещения, когда была китайская майка, а одели русскую майку. Это должна быть программа восстановления тяжелой индустрии, станкостроения, собственных технологий и т.д. Это программа лет на 25. Если мы ее примем  и профинансируем, то мы с вами вообще не  будем понимать, что такое импортозамещение. Просто будут эти товары, а потом будут другие, но мы с вами этого не заметим. 

 - А сами люди насколько быстро смогут переключиться на нашу одежду, как Вы считаете? 

 - Вопрос сложный, особенно для женщин…

  - Это же менталитет!

 - Нет, просто это психология. И женщина всегда хочет хорошо выглядеть, а с одеждой вопрос сложный. Но я не считаю, то же эмбарго в отношении одежды не будет принято. Итальянцы этого не допустят. 

  - В случае отмены санкций с Запада, как Вы думаете, России стоит отменять свои ответные санкции? Или же нам сейчас полезно жить в таких условиях?

 - Я бы не стал делать это сейчас. Мы в свое время попали в капкан. Во-первых в ВТО мы зря вступили, но самое главное, мы попали в капкан в отношениях с ЕС. В чем проблема? Когда у нас были двусторонние отношения, например, в Германии мы покупаем станки, то мы вполне могли сказать: уважаемые немцы, мы у вас станки покупаем, а вы купите наше сырье или нашу сельскохозяйтсвенную продукцию, или еще что-то. Наш лес, но только не кругляк, а переработанный. И вот этот двусторонний баланс стали бы считать. Примерно при двусторонних отношениях он должен быть равен нулю. То есть, на сколько мы у них купили, на столько они у нас купили. Они нас заставили работать с ЕС. У нас нет конкретного переговорищика. Мы работаем  с ЕС, ЕС нам предъявляет какие-то претензии, мы продаем какие-то товары ЕС, они продают нам. В результате этого мы не можем уйти на эти реальные коммерческие предложения бизнеса. Ты мне, я тебе. Просто  ЕС это выгодно. Мы не считаем эти балансы, соответственно, мы не можем настаивать на том, чтобы они покупали нашу продукцию. 

 - Насколько это выгодно нам? 

 - Нам это очень выгодно. Мы от этого отошли в свое время. А вот сейчас, с этими санкциями, закрыв границы, не случайно с нами начинает Греция работать. То есть, если мы будем сейчас покупать продовольствие Греции, они должны будут покупать, я так считаю, нашу продукцию. У нас есть, что предложить. Та же мебель, кухонные гарнитуры, они ничем не хуже, если брать средний уровень, чем импортные. Они даже лучше, потому что у нас используется массив, а у них это какая-то плита со шпоном, а то и без шпона, а просто с лакированной бумагой. Поэтому у нас есть, что предложить. Но мы, к сожалению, разрушили советскую торговую систему. Пока новую не создали, биться за российский бизнес просто некому. У нас часто выступает Лавров, я его очень уважаю, действительно нам повезло, что у нас такой министр иностранных дел. Но, тем не менее, лет 9 назад он выступал в Совете Федерации, и я ему задал вопрос. Тогда как раз вопрос стоял о том, что мы закрыли покупку сухофруктов из Египта. Они действительно иногда опасны. Тогда еще Египет наложил эмбарго на наше зерно, хотя он был основным покупателем. Логично было сказать, что, если вы хотите, чтобы мы покупали ваши сухофрукты, доведите их до нормальной кондиции,  и покупайте наше зерно. Так что произошло? Посол России в Египте и все сотрудники посольства обзвонились в Минсельхоз и Роспортебнадзор России, чтобы они немедленно открыли египетские сухофрукты. И я Лаврову сказал, что я понять не могу, когда мы закрыли американские окорока по хлору, так Посол Америки просто ночевал в Минсельхозе. Происходит ситуация, когда запрещают наше зерно, так наш Посол в Египте не за наше зерно там бьется, а просит, требует, чтобы мы открыли границы для египетских товаров. Почему так происходит? Почему они бьются за своих, а мы бьемся за других? И мне Лавров отвечает, что это дело частного бизнеса, это не дело Посольств. Прошло 2 года, опять у нас возник такой вопрос, по другим позициям. Я ему снова его задаю, он улыбается и отвечает: "Да, я, наверное, был не совсем  прав тогда. Сейчас мы считаем, что мы должны отстаивать интересы российского бизнеса и наших продуктов".  

 - Сергей Федорович, все таки хочется, чтобы российские граждане ели полезные продукты, и нашего производства. Ну а Вам, конечно же, терпения и сил добиваться своего!

 

 

 




ВСЕ НОВОСТИ