Захар Прилепин, писатель. Гуманитарная акция "Помоги Донбассу!"

Телеканал "360 Подмосковье" совместно с писателем Захаром Прилепиным проводит акцию по сбору средств для жителей Донбасса. И мы призываем присоединиться всех желающих. А все подробности расскажет сам Захар Прилепин, это "Интервью 360". 

360:

 - Здравствуйте, расскажите в первую очередь, как идет подготовка к отправке груза?

ЗП:

 - В этом непростом, но, слава Богу, полезном деле, мы имеем уже некоторый опыт, потому что это уже 10-й или 12-й колонна гуманитарки, которую мы туда отправляем, и самые важные грузы, самые большие грузы я сопровождаю лично. Мы заранее намечаем несколько болевых, несколько самых сложных точек на территории ДНР и ЛНР, это детдома, дома инвалидов, это какие-то лечебные учреждения медицинские, куда мы целенаправленно везем то, что они заказали. Помимо разнообразных учреждений у нас есть еще порядка на сегодняшний момент 100 адресов частных лиц, которым необходима помощь, это, как правило, многодетные семьи, одинокие старики, инвалиды. 

360:

 - Вы говорите, частные семьи, инвалиды, как непосредственно находите этих людей, они сами обращаются или есть некие списки?

ЗП:

 - В силу того, что у нас это далеко не первая поездка, и у меня лично, на Донбасс, у нас там большое количество знакомых, друзей и собственно людей, которые там живут и которые следят за ситуацией изнутри, и поэтому найти эти адреса никакой сложности не представляет. Мало того, люди конечно же сами пишут, они подробно описывают свою ситуацию, пишут, у меня вот там мама на операции, у меня там трое, четверо, пятеро детей, даже есть такие, недавно мы приезжали в село Есиноватая, там есть семья 4 или 5 детей по-моему, мы им привезли там полгазели продуктов, они говорят, ну, спасибо, нам хватит, мы теперь по всей деревне раздадим. Буквально они вчера мне позвонили, говорят, что всем бабушка одиноким…

360:

 - Ну люди сами друг другу помогают?

ЗП:

 - Ой, слава Богу, это так, да. В целом там, конечно, в гуманитарной помощи нуждаются не скажу, что все, но огромная часть населения, наверное, большинство. Потому что, мы каждый раз заезжаем, живем где-нибудь там, в частном секторе или подъезде, и через некоторое время жители подъезда уже понимают, чем мы занимаемся, что мы гуманитарщики из России и говорят, а нам тоже надо гуманитарку! И мы в подъезде всем раздаем, едем по Луганску или по любому другому городу, и я прямо вижу, идут многодетные мамы, или просто мать с колясочкой, я останавливаюсь, спрашиваю, гуманитарка нужна? Конечно, нужна! И все бегут, я им из машины сразу все раздаю и еду потом загружаю машину, еду с новой партией. Или у нас есть адрес какой-нибудь в подъезде, я приезжаю туда, нахожу эту женщину, вот она выходит со своими двумя-тремя детьми, я им всем раздаю подарки, тут де стоит мама одинокая с ребенком, она спрашивает, а вот Вы только вот им привезли? Нет, конечно, и вам тоже, держите. Поэтому, работы там непочатый край, и найти тех, кому необходимо, сложности нет. Сложность в том, чтобы на всех хватило. В этом есть сложность. 

 

360:

 - Но если говорить об объемах в таком случае, насколько жители России с участием перечисляют деньги, приносят какие-то вещи, помогают?

ЗП:

 - Там, я думаю, что миллиона 2 человек там есть, и какое бы количество грузов мы туда ни привозили, его все равно не будет, тем более, мы раз привезли, а люди, через 3 недели опять все это кончится. Им опять надо. Поэтому, это не разовая работа, это целенаправленная постоянная работа, и вот сейчас из России завозят, не помню, по-моему 18-й гуманитарный конвой идет, и даже их не хватает, и все  люди, которым мы развозили, раздавали гуманитарную помощь, даже не 95%, а 100%, они говорили, да, Россия помогает, но вот я получал гуманитарку в августе, 1 раз, или там, я получала гуманитарку в августе и сентябре, и с тех пор не получала. Понимаете, все социальные службы там начинают работать с нуля, там все по сути это были города и деревни, которые находились в состоянии хаоса и прямой бомбежки, и в этом смысле говорить, что там не работают социальные службы должным образом - это не очень этично. У нас они в наших городах толком не могут отладить свою деятельность. А это война, там бывает, что дорога перерезана, обстреливается дорога, что-то не могут завезти. Поэтому там постепенно, месяц от месяца все налаживается. Конечно, сейчас ситуация, в отличии от той, которую я видел 2-3 месяца назад, полгода назад, она, конечно, отличается радикальным образом, все лучше и лучше, в некоторых регионах видно, что жизнь идет на улучшение. Но Дебальцево сейчас лежит в руинах, есть приграничные какие-то села, куда никакая помощь не доходит, есть люди, которым помогли бы, но про них забыли и т.д. Поэтому, пока еще помощь нужна, слава Богу, конечно же, дорогие наши соотечественники и наши сограждане, они необычайно щедры и восприимчивы к горю. Я, пример привожу, и меня самого, конечно, забавляет, что я, когда последний раз собирал гуманитарку, я в своих социальных сетях кинул клич и я всегда собираю либо 3 дня, либо неделю, не больше, потому что присылают так много, что я просто не успеваю их обналичить, и они, соответственно, остаются на следующий заезд, на следующий сбор гуманитарки, но тем не менее, люди шлют катастрофически много денег. Есть неизвестные мне люди, которые даже не подписываются, они пересылают по полмиллиона, баснословные какие-то деньги, вот, и я слышал однажды, что есть там один украинский командир, который тоже собирал, там была большая всеукраинская акция, он собирал тоже гуманитарную помощь на украинские вооруженные силы, они собрали за месяц 75 тысяч гривень, вот 75 тысяч гривень мы собираем где-то за часа 2-3. Они за месяц там всей пассионарной киевской, видимо, хунтой, собирали эти средства. Я не хочу на них, может быть им там живется победнее, может быть они предпочитают в словесном поединке высказывать свой необычайный патриотизм, но дорогие  россияне, русские люди и люди всех других национальностей, потому  что, когда присылают деньги, я вижу там портрет  всего нашего разнообразного общества, там такие имена и фамилии, и кавказские все народы, и татарские, и башкирские, и казахские, и какие угодно, кого только нет, из бывших республик СССР много шлют, из других стран переводы бывают, поэтому я конечно, это вернуло мне веру в наш народ, в мой, и в нашу способность к солидарности, к сочувствию, к милосердию, к всему тому, в отсутствии чего нас многократно обвиняют. 

360:

 - Вы уже сказали, что Вам, как представителю доверяют почему-то намного больше, чем просто представителям гуманитарной помощи, это может быть связано с тем, что Вы писатель, что Вы известный человек?

ЗП:

 - Честно говоря, я ничего не знаю по этому поводу, я только благодарен за то доверие, которое мне оказывается, и надеюсь, не разочаровать никого. Может быть, это связано с тем, что я сам туда езжу, сам это развожу, и вот сейчас мы последний раз ездили специально с видеокамерами, которые мне по сути не нужны совершенно, только лишнее место в машине, куда я мог бы лекарство положить, но мне надо, чтобы люди видели, куда заехали, как реагируют, как эти мамы со слезами на глазах получают эти детские смеси. Не просто какие-нибудь детские смеси, а там нужны смеси медицинские, без которых ребенок начинает просто погибать, и их там нигде не купишь, в Луганске и Донецке. Лекарств мы там купили на несколько миллионов рублей, которых там тоже нет, там аптечные сети работают мягко говоря еле-еле. Ну и так далее. И видимо, люди это видят, люди этому доверяют. И слава Богу. 

360:

 - Недавно в своем Facebook Вы написали, что очень много гуманитарной помощи на границе стоит и не пропускают, а с чем это связано?

ЗП:

 - В связи с тем, что люди не оформили все те документы, которые нужно было оформить. Но так как это решение было принято, по крайней мере, для многих неожиданно, с 1-го марта, люди собирают гуманитарную помощь, они подвезли ее к границе, и вдруг поняли, что нужны еще какие-то документы от МЧС. И сейчас в связи с этим какое-то количество людей там бегает сломя голову, чтобы эту гуманитарку провести. Но мы-то уже…

360:

 - Вы все знаете. 

ЗП:

 - Да, надеюсь, что эта система прохода грузов не будет усложняться еще дальше по линии многочисленной российской бюрократизации, а то, что сегодня требуют, мы, конечно, соберем. 

360:

 - Вполне очевидно, что Вам одному все это не одолеть, Вы уже говорили, что есть партнеры, кто эти люди?

ЗП:

 - Там есть ряд московских бизнесменов, которые ребята деловые, хваткие, и они привнесли определенный элемент структурирования в нашу деятельность, потому что бизнес - это бизнес. Я и сам занимаюсь бизнесом, но не того толка, чем занимаются они. Есть ряд моих сотоварищей, в том числе  музыканты, рэперы молодые - Рич, Хаски - которые со мной везде ездят, которые набираются опыта и сюжетов для новых песен, и при этом таскают на своих плечах гуманитарку и бродят по всем этим битым районам. 

360:

 - Захар, я знаю, что совсем недавно вышла Ваша новая книга "Не чужая смута", возникает вопрос, Вы столько времени уделяете помощи Донбассу, откуда находите время писать?

ЗП:

 - Ну вот пока я еду, я своим друзьям, которые сидят справа на сидении, или сзади, я им надиктовываю какие-то тексты попутно, и они сидят, набирают, пока ничем не заняты, иногда какие-то заметки, какие-то публицистические, они прямо выходят в момент передвижения по Донбассу и по Луганску, по Ростовским трассам. 

360:

 - А можно сказать, что эта деятельность как-то вдохновляет Вас?

ЗП:

 - Ну, вдохновляет - это такое пышное слово!

360:

 - Ну, дает некие эмоции?

ЗП:

 - Вся эта деятельность, вся эта книга есть результат этой деятельности прямой, эта книга - это прямой отчет о том, что я видел на Украине до войны, в Киеве, во Львове, накануне Майдана, и, собственно, во время всей этой ситуации, все мои размышления, связанные с наблюдением этой войны вблизи буквально. 

360:

 - Будем надеяться на помощь и наших жителей, и всех, что небезучастен, и с Вашей помощью в том числе, спасибо Вам большое, Захар!




ВСЕ НОВОСТИ