Армен Джигарханян, народный артист СССР и Эдвард Радзинский, историк, драматург. Времена года

"Театр времен Нерона и Сенеки", трагифарс по одноименной пьесе уже очень скоро сможет увидеть искушенный подмосковный зритель. О любви, театре и истории поговорим с автором произведения и исполнителем главной роли, у нас в студии народный артист СССР Армен Джигарханян и драматург Эдвард Радзинский. Это «Интервью 360».

Спасибо большое за то, что сегодня посетили нашу студию, Армен Борисович, начну, пожалуй, с Вас, я не ошибусь, если скажу, что 40 лет прошло с тех пор, как Вы сталкивались с исторической драматургией уважаемого Эдварда Станиславовича, это были «Беседы с Сократом», что изменилось сейчас?

Сегодня я поменялся, сегодня седых волос стало больше, это трудный вопрос, потому что, если я не законсервирован, то там все уже идет наша жизнь. Поэтому, я с таким прихожу, с такой болью, с такой радостью, разговариваю, говорю, общаюсь. Это так. 

Эдвард Станиславович, а легко ли работается с Арменом Борисовичем, или все таки конфликты встречаются, случаются?

Когда я принес эту пьесу, она первая пьеса, в которой он играл, называлась «Беседы с Сократом», и когда я принес ее в театр Маяковского, вопросов не было, кто будет Сократ, хотя был очень большой вопрос, дело в том, что Армен Борисович тогда был несколько юн для 70-летнего Сократа. И все волновались, ну вот как? Но Партия и Правительство позаботились, дело в том, что 6 лет Армен Борисович репетировал пьесу «Беседы с Сократом» по причине того, что ее все не разрешали, и когда, наконец, ее разрешили, Армен Борисович вроде был уже готов. Дело в том, что от него это исходит, он мудр. Я думаю, что мог играть Сократа в пеленках, абсолютно, потому что он всегда мудр. То есть, если вам нужно ощущения мудреца, это он. И поэтому, когда я написал следующую пьесу, которая называлась «Театр времен Нерона и Сенеки», то я очень хотел, что бы он играл Сенеку, потому что это была одна линия: Сократ - философ, который идет в своих убеждениях до концы, и Сенека, который все время отдает свои убеждения во имя жизни, чтобы остаться живым, но не понимая, что каждый раз он делает новую ступеньку к смерти, потому что компромис страшен. Но нет, дело в том, что когда Гончаров подумал, а кто может играть тирана, кто может играть деспота, оказалось, что только один человек в стране, это он, потому что вот это ощущение азиатского деспота, я уверен, что Сталина в конце должен играть он. И поэтому, мыслей, сомнений не было, его тут же назначили на Нерона. Но я продолжал мечтать, и когда Армен Борисович получил свой театр, то я, наконец, думал, что я достигну, и я достиг, он играет Сенеку. Знаете, когда он читает эти страшные письма, я по-новому их слышу, это удивительное чтение. Дело в том, что письма страшно современны, полное ощущение, что они стилизованы. На самом деле, это подлинные письма Сенеки. И когда Сенека возмущается, что засоряют реки, в Тибре черт знает что плавает. Но, зато какой замечательный век великой технологии, он говорит! Это действительно был век замечательной технологии, то есть, была изобретена стенография, руки поспевали за проворством языка, и он гордится своим техническим веком точно так же, как мы уверено гордимся интернетом. 

Постановка актуальна в любые времена. 

Дело в том, что он играет всегда и ты понимаешь, и вот глядя на него, что на самом деле это, назовем его, не будем называть человека животным, а просто назовем его человеком, который все время только и занимался одной вещью, он переодевался, то есть, он носил тогу, потом надели фрак, потом наденут камзол, потом наденут пиджак, но страсти те же самые, и точно так же Сенека жалуется, какое бесстыдство на курорте…

Армен Борисович, Вы сейчас слышите рассказ о себе, каково это, со стороны наблюдать?

Приятно. Тем более, что я Эдуарда Станиславовича очень люблю, и мы должны это наконец высказать все. Я много лет истинно люблю Эдуарда, потому что не рискую сказать, что это мой автор, но во всяком случае, это огромное счастье, говорю серьезно, потому что проблема есть, отсутствием мысли, мы чем-то отвлеклись, каким-то, футбол - хорошо, в футбол быстро играют, хоккей, но дальше нам нечего делать! Поэтому, это я знаю это, мы играем «Театр времен Нерона и Сенеки», я вижу зал, и я вижу, я понимаю, что эти вопросы, которые выделили Эдуард Станиславович, эти вопросы не умерли. 

Армен Борисович, кто услышит эти вопросы, я сейчас говорю о подмосковных зрителях, давайте уже немножко раскроем завесу тайны, когда состоится акция, уже совсем скоро, насколько мне известно?

Там я числа сейчас не вспомню, там знают, скажут нам. 

Но это февраль, начало февраля? Это премьера?

Это начало февраля, это премьера, нет, это приезд в Подмосковье, мы играли эти спектакли. Ну, будем считать, премьерой для Жуковского. 

Вы покажете спектакль жителям одного города, это или будет спектакль будет показан в нескольких местах МО?

Там проблема помещения, извини, что я так опошляю все это. 

Но тем не менее, это проблемы, которые мешают. 

Да, наши декорации должны сесть на эту площадку, и тогда мы поговорим с залом, поговорим с людьми, будем смотреть им в глаза и задавать вопросы, так ли это или не так. Это важная вещь, потому что я, например, небольшой любитель исторических историй, пойти посмотреть, одежда такая, не знаю, может быть есть лучше или хуже, но я только знаю, насколько это мне подходит, это из моей жизни или оттуда? Оттуда мне не интересно. 

Подмосковная Афиша театра Армена Джигарханяна, Эдвард Станиславович, а Вы приедете?

Я приеду, я люблю его, мне интересно это смотреть, так что, я надеюсь. 

Как Вы считаете, что главное должен понять подмосковный зритель, ведь он другой?

Нет, зритель во всем мире тот. Дело в том, что спектакли бывают другие, а если спектакль настоящий, он всюду одинаков становится, зал всегда все понимает, если это искусство, и зал перестает почему-то понимать, когда его обманывают, когда это модная игра, зал не терпит инженеров, он терпит только художников, поэтому, если это будет искусство, все будет. Поэтому, подмосковный зритель, зритель острова Пасхи, это одно и то же. 

Очень хочется оказаться в числе того самого зрителя, спасибо вам большое за интересный разговор и надеюсь, что до встречи! 

 


ВСЕ НОВОСТИ