Анатолий Аксаков, заместитель председателя комитета ГД РФ по финансовому рынку. Как избежать дефолта?

Спокойствие и здоровье - вот что сегодня должно беспокоить россиян. Подобным советом накануне поделился глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. И не важно, сколько там стоит сегодня баррель нефти. А что на самом деле, какой прогноз, узнаем у нашего гостя, у нас в студии заместитель председателя комитета ГД по финансовому рынку Анатолий Аксаков, это «Интервью 360». 

 - Итак, стоит ли беспокоиться, насколько серьезна ситуация, и баррель нефти, который колеблется 47-49?

 - Я могу сказать о своем состоянии: я относительно спокоен. Естественно, слежу за рынками, но понимаю, что те  негативы, которые, к сожалению, сегодня проявляются у нас в экономике и в социальной жизни, в ценах для населения, они  всё равно преходящие. Некоторое время пройдет, ситуация успокоится, начнется оздоровление экономики, начнется больше выделения денег в социальную сферу, и цены стабилизируются, и люди заживут лучше - это однозначно. 

 - Обнадежили, такие прогнозы сейчас звучат очень приятно, но когда это произойдет, сколько времени должно пройти?

 - Я думаю, начиная со второго  квартала, ну, по крайней мере, со второго полугодия этого года позитивные изменения мы все уже увидим. 

 - Мне кажется, с тех пор, как рубль упал, все начали следить за финансовой ситуацией в нашей стране, но эксперты винят спекулянтов, хотя обычные люди мало кто понимает, кто эти люди и в чем они виноваты. Давайте обозначим, так кто такие спекулянты, где их искать и как наказывать?

 - Прежде всего всё таки виновата  нефть, она начала падать в цене и естественно, рубль стал падать. Далее, у нас есть те, кто занимал за рубежом, кредиты, иные средства привлекал для своего бизнеса в России, естественно, для того, чтобы погасить эти внешние долги, они покупали валюту впрок, тем более, что она начала укрепляться, естественно, они хотели её купить дешевле, и, покупая, они оказывали давление на внешний рынок. Далее, есть импортеры, те, кто покупает товары за рубежом станки, оборудование, продукты питания, сельхозтовары завозят к нам в Россию, для этого тоже нужна валюта, и они видят, что валюта укрепляется, становится дороже, они ее тоже покупали впрок, и тоже оказывали давление на рынок. Далее, люди, которые специализируются на валютных спекуляциях, как раз те, кто покупает ее для того, чтобы  продавать, причем в очень коротком промежутке времени, они видят, что можно заработать на такой, как говорят специалисты, волатильности, то есть, на больших колебаниях, и они начали это делать. Но они часто для этого используют не только свои средства, которых ограниченное количество, они занимали в ЦБ, благо что кредитные организации могут это делать, получали деньги под низкий процент, под относительно низкий, и направляли деньги на валютный рынок, где можно заработать гораздо больше, рассчитаться с ЦБ и еще себе в карман положить. Вот этих я бы и назвал как раз настоящими спекулянтами, те, кто достаточно серьезно давил на валютный рынок. Ну и плюс население, которое, видя, что рубль обваливается, они, конечно, тоже бросились в обменники, начали скупать валюту, за ними следом предприятия, которые, видя, что больше можно заработать на купле-продаже валюты, а не на ведении бизнеса, тоже начали своевременно свободные средства  туда направлять. 

 - Пошла цепная реакция. Это, наверное, естественный процесс в сложившихся условиях. Но тем не менее, на Ваш взгляд, удалось остановить спекулянтов сейчас?

 - Все факторы кроме цены на нефть и поведения населения, там больше надо разъяснительной работы проводить, и сейчас стало больше такой работы проводиться, ЦБ сейчас держит под контролем, и соответственно, он уже управляет ситуацией, ну, кроме цены на нефть. И конечно же, не выделяет деньги тем, кто направляет эти деньги на валютный рынок, а не на ведение бизнеса. Поэтому, в этом плане ЦБ все  очень жестко мониторит, контролирует и держит ситуацию на контроле, руку на пульсе. 

 - Эта яркая цифра - 17%, которую установил ЦБ, всех удивила. А Вас, как президента ассоциации региональных банков, Вы были к этому готовы? Или тоже немного удивились?

 - Во-первых, я критиковал ЦБ за то, что он меру, связанную с повышением ключевой ставки, он применил поздно, её надо было применять  раньше, поскольку как раз те, кто занимал деньги в ЦБ относительно дешевые деньги, вот они направляли эти средства на валютный рынок. 

 - Ну а когда нужно было это сделать?

 - Это нужно было сделать еще в октябре и существенно поднять. Вот цифра 17 - она, конечно, была мужественная. 

 - Но говорили и о 25?

 - Говорили и о 25, потому что надо было в тот момент охладить пыл той части, которая действительно занимала у ЦБ  дешевые деньги, ну и на рынке, поскольку рынок ориентируется же  на ставку ЦБ и направлял все на валютный рынок. Это такая временная охлаждающая мера, которая, конечно, долго действовать не может, я вот совсем недавно обратился в ЦБ, в конце прошлого года, 30-го декабря, с предложением уже в январе начать снижать ключевую ставку, поскольку сейчас ситуация находится под контролем. 

 - Предприниматели конечно же пострадали, бизнес, в большей степени, и до сих пор не могут сориентироваться, как быть  с этой ставкой, мы общались с предпринимателями из Подмосковья, они действительно очень пострадали, удивлены, не знают многие, что делать. Все мы помним историю с г-ном Бойко-Великим, который заявил, что, наверное, сейчас выгоднее выращивать коноплю, нежели картофель. Как Вы считаете, что делать сейчас с бизнесом, стоит ли смягчить свои позиции к ЦБ по отношению к бизнесу или же нужно пока подождать, чтобы эта ситуация пока еще оставалась в таком же состоянии? 

 - Я уже сказал, что обратился в ЦБ в конце прошлого года с предложением начать снижать ключевую ставку, поскольку на нефть  ЦБ не может повлиять, если нефть будет падать, то рубль будет падать, скорее всего, нефть будет расти в таком среднесрочном тренде, значит, рубль будет укрепляться, и туда ЦБ не стоит и соваться, в этот процесс, все должно определяться в ситуации на рынке нефти. А что касается бизнеса, который действительно почувствовал на себе очень болезненную меру, повышение ключевой ставки, нужно снижать ключевую ставку, надо дать  первый сигнал. Пусть на 1-2%, но уже в январе начать снижать ключевую ставку, тогда все поймут, что да, действительно, ситуация под контролем, что тренд будет в сторону снижения, я уверен, что в течение полугода ключевую ставку можно снизить до тех параметров, которые были, до такого резкого повышения в 10,5%, а вообще в течение года и меньше 10% ключевая ставка может снизиться. Потому что по моим оценкам, инфляция тоже будет не такой высокой, как все сейчас предсказывают. Сейчас еще срабатывает девальвационный фактор, то падение рубля, которое произошло в конце прошлого года, оно сработало на рост цен по импортным товарам, а к ним, к сожалению, подтягиваются цены и на отечественные товары, но этот эффект, он разовый, он сработает еще на первый квартал, а дальше этот фактор не действует. 

 - Лишь бы он не остановился, а начал снижаться. 

 - Ну, уже таких резких скачков больше не будет. А он занимает в инфляции половину, то есть, имея инфляцию сейчас 10,-11%, на самом деле, если исключить девальвационный фактор, у нас инфляция 6%. 

 - Многие эксперты сейчас высказывают своё мнение и выводят свои формулы, как улучшить ситуацию, интересно услышать Ваше мнение и Вашу позицию, что делать?

 - Первое - снижать ключевую ставку поэтапно…

 - Это мы уже обозначили, что еще?

 - Мониторить ситуацию, отобрать приоритеты, которые государство считает необходимым поддержать, и эти приоритеты будут стимулировать в том числе рост экономики. Кстати, повышение пенсий - это тоже приоритет, потому что люди с низкими доходами, а это пенсионеры, они покупают отечественные товары, значит, они предъявляют спрос на российские товары, их будут больше производить. Ну и приоритетом, конечно,  должны быть инвестиционные проекты, например, скоростная железная дорога, автодорога вокруг Москвы, и т.д. Вот эти инвестиционные проекты, они так же будут по мультипликатору мультиплицировать, и будут другие отрасли так же стимулировать к росту. Таким образом, мы этот процесс будем поддерживать. Далее, малый и средний бизнес, на мой взгляд, у нас бар поддержки малого и среднего бизнеса, который занимает в кредитовании малого бизнеса 1,5%. Это связано с низкой капитализацией. А малый и средний бизнес - это сейчас ключевой направление в условиях кризиса, которое позволит диверсифицировать экономику. Надо капитализировать МСП-банк, поручить ему, что кредиты даешь только производителям, никакой торговли, сферы услуг, их надо поддерживать, но они возьмут и дорогие кредиты, и отработают их, потому что там моржа высокая. А вот производители, те, кто связан с реальным сектором, МСП-банк мог бы поддержать, и они бы нам позволили смягчить многие-многие вот эти последствия кризиса. 

 - Общаясь с предпринимателями, действительно, у многих паника, люди не знают, что делать, что делать со штатом, и что делать со своими предприятиями. Если брать Московскую область, как Вы оцениваете нашу позицию в этих кризисных условиях и какую оценку даете?

 - МО и Москва - это такие продвинутые регионы, я уверен, что здесь бизнес выдержит и адаптируется быстро к этой ситуации, у нас сейчас шанс появляется на самом деле - быстро осуществлять импортозамещение, и даже экспорт, и в том числе машиностроительная продукция, многие наши предприниматели, имея небольшие производства, производят вполне конкурентноспособную продукцию, и Центральная Европа в общем-то готова покупать. Смотрите, в Швейцарии франк подскочил, значит, там товары стали на 15-30% дороже в валютном выражении, а в рублевом это вообще в разы они дороже. И наша продукция, пусть она не такая качественная, как европейская, но она конкурентноспособна. Китайская продукция завоевала весь мир! Пусть она некачественная, но дешевая. 

 - Я думаю, это тема для нашего следующего разговора, спасибо Вам большое за интересное мнение!


ВСЕ НОВОСТИ