Анзор Шомахов, министр экологии МО. Итоги года: экология Подмосковья

Без цвета и запаха. Хорошие новости как свежий ветер недавно прилетели из Щелково. Там наконец избавились от запахов, которые распространили очистные, В этом заслуга в том числе и гражданских активистов. Как еще еще общественность может помочь в решении экологических проблем, узнаем прямо сейчас, у нас в студии министр экологии и природопользования МО Анзор Шамахов, это «Интервью 360».

Год заканчивается, и пора подводить итоги. Признайтесь, в этом году активная позиция жителей в экологических проблемах Вам больше помогала или, наоборот, мешала?

Конечно, помогала, потому что выявляемость всяких преступлений экологического характера, она увеличилась. Увеличилось число обращений граждан к нам относительно тех или иных нарушений, соответственно, увеличилось количество выездов наших инспекторов на места, в том числе с привлечением самих заявителей. И в рамках этих выездных мероприятий, мы видим и чувствуем, что гражданское общество, самосознание гражданского общества, оно увеличивается, все хотят жить в нормальной окружающей среде, как и положено, и каждый отстаивает свое право на благоприятную окружающую среду. Мы в рамках этих выездных мероприятий, они практически на 70% увеличились по отношению к прошлому году, принимали соответствующие решения, и одно из таких решений - это относительно очистных сооружений в Щелково. Ни для кого не секрет, что там находится достаточно крупный объект межмуниципального значения, и данный объект требует более тщательного внимания по отношению к себе, в том числе и пользователей. Для того, чтобы был контроль за теми стоками, которые туда попадают. Мы опять таки сталкиваемся с тем фактом, что очистные сооружения, они в единой системе, и от населения, и от промышленных  объектов, соответственно, промышленные объекты должны иметь локальные очистные сооружения, прежде чем жидкие стоки попадут в общую систему канализации. Некоторые субъекты предпринимательства, так уж оказалось, относились к этому спустя рукава и позволяли себе несоблюдение требований в своем промпроизводстве. Данные объекты преследовались, в рамках этого преследования, в том числе с привлечением УВД по МО, они все-таки прекратили свои незаконные действия, и на  сегодняшний день объект работает практически в штатном режиме.

То есть, возвращаясь к Щелково, можно говорить, что, если бы не активная позиция жителей, возможно, в этом году вопрос бы не решился?

Конечно. В том числе активная позиция населения. Совсем не решился бы - невозможно сказать, потому что все таки надзорные органы тоже не дремлют, и плановые проверки у нас происходят. Но данный объект находится под федеральным экологическим надзором, и федеральные органы об этой проблеме тоже были уведомлены, в том числе и самой организацией, которая получила стоки, предварительно не очищенные от промобъектов.

В течение года мы с Вами обсуждали резонансные дела с полигонами: это и Чудово, и Кириловка, и многие другие. Вот в одном из интервью Вы сказали, что проблема не в необходимости размещения полигона, а именно в правильном его местоположении. Вот удалось ли в этом году сформировать список территорий, где лучше их размещать, и решили ли как-то проблему с возмущенными жителями?

На текущий момент времени список территорий формируется, при всем при этом те объекты, за которые люди выходили на улицу и устраивали митинги против переработки отходов, они в том числе тоже на данном этапе еще рассматриваются, мы не принимаем пока каких-то конкретных решений относительно этих объектов, в том числе по отбору технологий, ждем на сегодняшний день выхода поправок в действующее федеральное законодательство, регулирующую сферу обращения с отходами, так называемый 89 ФЗ, я думаю, что этот вопрос будет рассмотрен в стенах ГД на пленарном заседании, и  мы получим  закон, который будет стимулировать переработку отходов - то, что нам на сегодняшний момент не хватает. То, что нам не хватает, чем всем остальным. Мы об этом не раз говорили, и сейчас мы практически на финишной прямой, после которой начнется уже формирование госпрограммы по утилизации и переработке отходов. Естественно, мы говорим о том, что объекты, которые мы хотим строить, это абсолютно не то, против чего сегодня выходят на митинги жители. При этом, плотность населения, плотность проживания на территории МО нам не позволяет разгуляться по территории, но все законные метры, законом позволяющие санитарные зоны, мы выдержим. При формировании этих объектов.

Этот год прошел под эгидой борьбы с незаконной недродобычей, вот расскажите, какие итоги в этом направлении можно подвести, и какие мероприятия  и все ли из них  прошли успешно?

В этом году очень много мероприятий было связано именно с пресечением незаконной недродобычи. Более 200 оперативных мероприятий, большинство из которых мы исполняли совместно с ГУВД по МО, и пользуясь случаем, хочу тоже поблагодарить наших коллег инспекторов из ГУВД  в плане того, что мы добились очень большого результата, добились того, что на сегодняшний день 22 объекта полностью прекратили незаконную добычу. То есть, если мы говорим о том, что на некоторых участках мы пресекаем, а потом периодически возникают новые или те же нарушители, то на 22-х участках полностью прекращено действие любого рода, связанной с незаконной недродобычей. За этот год было возбуждено большое количество уголовных дел, порядка 27, по ним 24 лица определено как нарушители, сейчас ведутся соответствующие расследования. 7 человек, по которым в рамках этих дел принимались соответствующие меры пресечения по аресту и задержанию. Сегодня мы имеем возможность, в том числе и финансовую, благодаря губернатору, по чьему распоряжению нам были выделены средства для анализа этих грунтов, которые либо подтверждают, либо опровергают то, что это полезные ископаемые, плюс возможность рассчитать весь объем изъятых недр, то есть, украденных у государства. Мы, имея такую возможность, смогли провести серьезные мероприятия, которые позволяют нам предъявлять конкретную сумму ущерба лицам, уличенным в этих нарушениях. И в рамках этого года практически те отдельные очаги, которые остались, можно назвать их ничтожными, что не говорит о том, что мы прекращаем с этим бороться. Нашу борьбу с незаконной добычей мы будем продолжать, в рамках этой борьбы так же были заключены соглашения с крупными потребителями нерудного строительного сырья, как и в рамках дорожного строительства, так и в сфере общегражданского строительства для того, чтобы наши компании, работающие на территории МО, приобретали данное сырье только у лицензированных предприятий посредников, без всяких прячущихся, камуфлирующихся под посредников, незаконных недродобытчиков.

Правильно ли я понимаю, что вот Вы сейчас говорили про так называемых «черных копателей», это те люди, которые разрабатывают недра нелегально, и если это так, то сколько карьеров было закрыто?

22 абсолютно, и несколько участков, которые у нас сейчас находятся под присмотром, где у нас еще нет полной уверенности ввиду незавершенности тех расследований, которые сейчас происходят.

Не секрет, что в МО  большое количество особо охраняемых природных территорий, можете сказать, сколько их?

У нас сейчас 229 особо охраняемых природных территорий и 37, которые по плану мы должны создать. Естественно, эти территории нам необходимы, на сегодняшний день они составляют порядка 4% от территории МО, это те, которые являются регионального значения, если всё вместе взять, это больше 6% всего особо охраняемых природных территорий и федерального, и местного, регионального значения. От территории МО. Наша задача довести их до 17% до конца 20-го года, работа сейчас ведется, кроме того я хотел бы рассказать об изменениях в закон МО, которые буквально на прошлой недене в Мособлдуме были приняты, которые позволяют нам со следующего года все таки оформлять границы и ставить их на кадастровый учет. Практически все споры вокруг границ территорий, я думаю, что мы решим в течение следующего года, максимум, первой середины 16-го года.

А какие основные проблемы в этом году были связаны с этими территориями, и какие-то жалобы поступали, изменились ли они, уменьшились ли они в этом году?

У нас есть исторически сложившаяся на территории озере Круглое-Долгое-Нерское, наверняка вы о ней слышали, порядка 8-ми лет идут и суды, и жалобы жителей вокруг этой территории. Мы на сегодняшний день вместе с ними выступаем единым фронтом, выступаем и в судах, и в формировании в том числе и новых границ, которые позволяют увеличить данная ОПТ больше чем в полтора раза. Я думаю, что в следующем году будет решена, как только эта ОПТ окажется зарегистрированной на кадастре, соответственно, все действия, которые незаконно происходит внутри неё, будут рассматриваться через призму действующего законодательства, как четко обозначенные преступления. Естественно, можно будет уже на счет ущерба производить, и, соответственно, вменять их возмещению тем лицам, которые будут выявлены в рамках расследования.

Вы являетесь зампредом межведомственной комиссии по вопросам безопасности гидротехнических сооружений, расскажите, что в этом году было сделано для её обеспечения?

Порядка 200 гидротехнических сооружений мы исследовали в этом году, наши исследования  продолжаются, у нас порядка полутора тысяч объектов подобного рода, ни для кого не секрет, что большая часть из них была создана в период советской власти, так скажем. Носили они предназначение для сельского хозяйства, некоторые из них для водопоя скота. Сейчас мы изучаем вообще необходимость в тех или иных сооружениях, в том числе в части опасности их для нашего населения, в том числе для того, чтобы принять четкие решения относительно либо при необходимости отремонтировать, возможно будут какие-то реконструкции, пока под реконструкцию мы ничего не планируем, и, возможно, какие-то будут демонтированы в принципе, чтобы снять их с учета и не отвлекать людей и не беспокоить относительно их безопасности.

А какие сейчас основные проблемы, связанные с гидротехническими сооружениями, вообще в каком они находятся состоянии?

Я честно скажу, самые сложные объекты, они у нас в достаточно безопасном состоянии, но масса объектов среднего класса опасности, они нуждаются в капитальном ремонте. И мы в рамках совместной работы с федеральным агентством водных ресурсов планируем их капитальный ремонт, проектируем и осуществляем его в рамках финансовой возможности и субсидирования со стороны федерального бюджета.

Сейчас область взяла курс на активное привлечение инвестиций и инноваций, сфера переработки в этом плане достаточно привлекательная, потому что она только начинает развиваться, встает на ноги, вот если подводить итоги по этому году, на сколько получилось привлечь инвесторов в эту область?

Количество потенциальных инвесторов по их числу превышает необходимое количество для МО, тут так же мы можем констатировать факт возможных аукционных или иных споров для того, чтобы любые решения были более эффективными для отрасли в принципе, то есть, соревновательный процесс для заключения соглашения с МО мы уже можем себе представить. Это очень важно, потому что в рамках гарантированного потока отходов в места их переработки мы все-таки видим, что будет некое снижение конкуренции внутри отдельных территорий. Но для того, чтобы стать таким оператором на территории, нужно выдержать серьезный соревновательный процесс. Я считаю, что таким путем мы можем выбрать самого эффективного оператора на отдельно взятой территории. Этих территорий будет, естественно, некоторое количество. Окончательное число будет сформировано исходя из тех участков, которые мы подберем для строительства этих объектов по переработке. И от их месторасположения тоже будет зависеть величина этих участков, на которых будут выбираться операторы.

Если продолжать тему полигонов, в этом году много внимания было обращено в сторону несанкционированных полигонов, их инспектировали, пытались найти организаторов, закрывали, но в итоге они потом вновь открывались. Вот о каких результатах можно говорить в этом году?

Ну, это не носило массовый характер, у нас по решению суда, вот единственный объект, который всё таки решил не закрываться, а путем каких-то манипуляций получил какие-то разрешительные документы, которые не совсем соответствовали той возможности работы, которую они себе представляли, на сегодняшний день он тоже закрыт. Из 12 объектов, которые закрыты с того дня, как мы приняли решение о закрытии 24 объектов, занимающихся хранением отходов, на сегодняшний день 12 закрыты.

Перерабатывающая отрасль - одна из важных, вот в частности, полигоны закрытого типа, когда будет планироваться их строительство и реализация этих проектов?

Мы их собираемся строить в рамках программы, по которой мы будем строить как переработку отходов, так и объекты  захоронения хвостов, остающихся после их переработки, которые не будут востребованы. Естественно, объем их будет ниже, как я говорил выше, соответственно, класс опасности тоже будет ниже. И объекты сами по себе будут представлять собой капитальное сооружение, которое полностью обеспечивает изоляцию от внешней среды этих отходов.

А как далеко они будут находиться от населенных пунктов, и сколько Вы планируете, чтобы их было?

На сегодняшний день требования Роспортребнадзора, который занимается утверждением санитарно-защитных зон, в том числе подобных объектов, составляет 500 метров от жилья. Мы подбираем земельные участки с запасом, то есть, больше чем 500 метров.

А если сравнивать, может быть, с каким-то иностранным опытом, у них такое же количество, тоже 500 метров, или больше?

Ну, я Вам скажу, у них подобные объекты стоят в городах. Не просто в черте населенного пункта, а прямо в городах. И никому это не мешает. Мы говорим о том, что данные объекты нам нужны, мы очень перегружены. Антропогенное воздействие на территорию МО самое большое, я считаю, в РФ: 7 млн зарегистрированных и 11,5 млн наших соседей, это достаточно большой объем, в том числе достаточно большое количество в том числе для того, что они в большей своей степени Московскую область в том числе используют для рекреационных целей, и хорошо, когда для рекреационных целей, при всем при этом, мы понимаем, что всему этому есть последствия, и за этими последствиями надо наблюдать, надзирать и не допускать. Во всяком случае, в части их отрицательного смысла. Мы должны иметь свои перерабатывающие объекты, мы должны иметь возможность независимо соблюдать меры такой санитарной предосторожности. Мы не должны допускать совмещения этих опасных отходов с грунтовыми водами, что сейчас периодически происходит. И если мы не примем решения о строительстве подобных объектов, мы вынуждены констатировать тот факт, что мы будем захламлять территорию МО. Все, с кем я разговаривал, которые противятся этому строительству, это революции в сфере обращения с отходами, все они признают необходимость подобных объектов, но  они хотят, чтобы эти объекты были в соседней деревне, а не у себя. При этом мы говорим о том, что, сколько сможем объектов, столько и построим. Чем больше мы их построим, тем мощность, требуемая к ним, будет ниже, соответственно, любые нагрузки будут ниже, в том числе на дорожно-транспортную инфраструктуру. Нам в части задают вопрос, а почему мы не построим подобные объекты в местах, где сейчас уже складируются отходы. Их тоже мы рассматриваем на такую возможность, но не везде есть земельные участки для строительства этих объектов. Эти объекты требуют все-таки несколько га земли, это не просто так. И мы с вами понимаем, что все возможности территории должны быть использованы. И эти, и те. Одни не могут заменить другие.

Одним из камней преткновения всегда было достаточно скептическое отношение жителей к разделению и сортировке домашних бытовых отходов. Вы много говорили о работе с населением в рамках популяризации просвещения в этой области, вот каких результатов удалось добиться?

Сейчас МО идет иным путем, системно во всяком случае. Мы не занимаемся раздельным сбором отходов у себя на кухне. Наши кухни примерно одинаковы у всех, каждый может задать себе вопрос, насколько удобно, комфортно, насколько технически возможно разделить отходы на то количество мусорных ведер, в котором они нуждаются. В развитых странах это от 2-х до 5-ти ведер, где какие технические возможности есть. Опять-таки, мы же говорим при обсуждении возможности раздельного сбора о том, почему и для чего это делается, и естественно для того, чтобы большее число отходов подлежало вторичной переработке, возвращению во вторичный оборот. На сегодняшний день на территории МО 23 объекта работают в полном режиме и пропускают через себя все отходы, образующиеся на территории МО, и в рамках этих сортировочных узлов отбираются те объемы сырья, которые подлежат вторичной переработке. Пока что мы считаем, что этот вопрос решается в процентном отношении близко 100. В том числе в Москве есть определенное количество объектов, которые тоже занимаются сортировкой. При этом, мы поддерживаем любые начинания в рамках раздельного сбора. Сегодня у нас имеются и в Домодедовском районе, и в Дубне подобные примеры, когда мусоровывозящие компании стараются пропагандировать раздельный сбор, ставят на контейнерных площадках 2 контейнера: один для общего объема отходов, второй для тех конкретных отходов, допустим, пластик, стекло, бумага и металл, которые сейчас отбираются на сортировочных узлах, для того, чтобы уже только этот контейнер шел на сортировку и разбирался, а тот, который собирает в себе общесортовой отход, ехал сразу на полигон, на захоронение. Сейчас мы к сожалению видим, что не все к этому относятся достаточно честно, трудолюбиво, разделяя отходы у себя дома. Данным компаниям приходится все таки сортировать весь поток на сортировке, неся при этом дополнительные расходы в том числе по вывозу, когда им приходится двумя разными автотранспортными специализированными средствами вывозить эти отходы, иметь 2 водителя, двойную социальную нагрузку, но тем не менее, эксперименты сейчас у нас продолжаются. Я уверен, что так или иначе, если мы не позволим этим фракциям лечь на тело полигона, то это уже исполнение той цели, которую мы перед собой ставим как экологи.

Благодарю Вас за беседу, будем надеяться, что в следующем году граждане будут более осознанно подходить к этому вопросу, а Вашему министерству желаю удачи и новых свершений в Новом Году. Спасибо!


ВСЕ НОВОСТИ