Алексей Вайц, председатель комиссии ОП МО по миграционной политике, активист мотоклуба «Ночные волки». Миграционная политика в МО

Свыше 100 тысяч разрешений на работу получили только граждане Таджикистана, и это лишь на территории Подмосковья. Нужна ли официальным органам помощь гражданских активистов, узнаем у председателя комиссии ОП МО по миграционной политике, у нас в студии Ночной Волк Алексей Вайц, это «Интервью 360». 

 

У нас есть легальные и нелегальные мигранты, легальных мигрантов учитывать легко, они все стоят в органах на учете. Если говорить о тех, кто незаконным образом находится на территории страны, тем не менее, должна быть какая-то приблизительная статистика, на Ваш взгляд это какая-то критическая масса людей?

Сейчас, да, это огромное количество людей. 

 

Насколько это создает проблему на территории области, на Ваш взгляд? 

Это может быть не создавало бы проблемы, если бы у нас был период такого бурного роста. В ситуации, когда рынки схлопываются, и грядет кризис, закрываются компании, существует эффект домино неплатежей, эти все люди, они остаются здесь в большинстве своём, потому что у них даже нет денег, чтобы уехать. И в этом есть большая опасность. Опасность, вот вы стали свидетелями недавнего задержания группировки, так называемой ГТА, очень легко вербовать из обиженных и униженных людей, гастарбайтеров, очень легко вербовать кадры для подобных таких деструктивных организаций. Здесь нужно особое внимание обратить на упреждение возможности возникновения таких групп и группировок. 

 

А что может помочь в данном случае на Ваш личный взгляд? 

 

Мне кажется, что здесь как раз должна быть проявлена гражданская самоорганизация и самодеятельность. 

 

То есть, сами граждане должны организовывать?

Должны отсматривать и отслеживать, где возникает стихийно какие-то собрания людей, определенная этническая напряженность, и, соответственно, выстраивать взаимодействие с органами власти, управления, с общественными организациями, для того, чтобы им самим иметь представление, что происходит, потому что, когда есть, допустим, проблема незаконных гостиниц, когда в одном месте собирается большое количество людей, которые бесправны, а еще и к тому же ущемлены, это опасно, чревато этнической напряженностью, если не взрывами. То есть, в этом смысле нужно быть очень внимательными. 

 

Вы говорите о том, что сами люди должны контролировать этот процесс, не кажется ли Вам, что такой формат может вызвать некую напряженность между национальными и этническими группами, потому что сейчас правительство очень активно пытается создать вот это состояние толерантности между людьми, не может ли это создать обратный эффект?

Толерантность - это же не вседозволенность? Должен быть определенный порядок. Общество должно регулировать себя само. Тем более, если исходить из культурно-исторической традиции, которая складывалась в России, общество было достаточно активно, и во времена при большевиках это сильно претерпело. 

 

Но и многонациональным, тем не менее. 

Оно многонационально, да. Россия всегда была терпима к иным верам, к иным национальностям, и именно веротерпимый стержень русской культуры собрал то, как говорил философ Леонтьев, многосложное цветение. Ведь ни один народ за тысячелетнюю историю государства Российского, ни один народ не был утрачен. А наши учителя, наши врачи, сами страдая от этого, за всю историю Российского государства помогали в становлении многих наций, были написаны алфавиты, были вылечены от серьезных болезней целые племена и народы. Поэтому здесь мы должны именно заботиться о тех людях, которые попали на нашу территорию, в данном случае речь идет о Подмосковье, и для их же блага, обеспечивать обратную качественную связь между обществом и властью. 

 

Вы произнесли такой замечательный термин «культура». Это лежит в основе любого общества, люди, которые приезжают на территорию области и Москвы, и России, избежать этого мы не можем, оградить свою страну от них тотальным образом мы не можем, возможно, необходимо создать какую-то культурную базу для них, чтобы некое, скажем так, развитие помогало и ограждало людей от развития таких группировок, культурные точки соприкосновения между людьми возникали?

Маргарит, вот смотрите, Вы прекрасно сформулировали саму идею, но, как говорил Козьма Прутков: зри в корень! Я человек военный, то есть, ни одно действие в армии не делается без разведки. Мы должны понять, уяснить для себя сегодня, карту этнической напряженности Подмосковья, рассмотреть ее внимательно, выявить зоны, где это напряжение происходит, дальше, выявить причины, вплоть до того, что мы должны изучить смыслы, которые деструктивно воздействуют на эту этническую напряженность. А дальше мы должны понять уже, каковы могут быть инструменты. Создание центра…

 

В основе любого деструктивизма лежит отсутствие образования. Почему бы не начать с этого?

Идея правильная, но мы не можем руководствоваться только такими философскими умозаключениями, потому что образование - это основа культурного взаимодействия, давайте строить культурные центры. Нужно понимание проблемы в целом. Вот Андрей Юрьевич часто говорит о том, что любая проблема должна решаться комплексно, системно и целесообразно. То есть, мы должны выявить причины, сокрытые там, внутри, глубоко, сформулировать для себя некую дорожную карту, и уже в эту карту ставить инструменты. В данном случае культурный центр - это инструмент. Да, он очень эффективен, но в каком приоритете он должен стоять в этой дорожной карте? Тоже зависит, даже площади, даже технические оснащенности этого центра, правильно?

 

А что может еще стоять в этом списке помимо образования?

Мне видится, что это культурные обмены. То есть, мы были в прошлом году, нас принимал Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов, в Дагестане. Человек фантастического образования, и вот, честно признаюсь, я с такой неохотой шел на концерт, сел, и вот с этого момента рот мой не закрывался от удивления, образно говоря, потому что это был вихрь стилей, направлений. Каждая умма представляла, был костюм, был танец, я даже узнал, что, оказывается, есть женская лезгинка, то есть, это просто, каждый танец - это история рассказана, вот, памятуя то своё состояние и понимая ту глубину воздействия, которую я ощутил, я думаю, что культурные обмены и взаимодействия по линии духовной, не религиозной, а духовной, это может быть очень серьезным скрепляющим элементом. Потому что человек верующий, если он верующий, а не фанатик, он всегда поймет и услышит человека верующего. Человек культурный, если он не профессионально-культурный, а если он культурный, изнутри, от органики, от природы своей, он всегда поймет и услышит человека культурного. Если этот человек, постигший собственную национальную идентичность, то он всегда будет с уважением относиться к представителю другой нации. Я даже больше скажу, никакой этикет таким людям не нужен, если в них сочетаются эти 3 качества, никакой этикет  не нужен. Поэтому, конечно же, мы должны снять тему, мне видится так, снять тему религиозного разделения. Мы должны поставить в актуальность тему культуры и духовно-нравственного воспитания, потому что в духовном светском пути развития критерием оценки должен быть поступок. Поступок в сторону любви. А что такое любовь? Это жертва. На чем построена огромность нашей страны? Вот эта вот огромность, мы же по сути дела завоевали эту страну огромностью…

 

А разве можно научить человека жертвенности?

Вся эта огромность, мы ее завоевали. Любовью. На лошадях. Вспомнил один момент, я служил на Кавказе, в дальней авиации, и один раз, разговаривая с почтенного возраста пожилым человеком, который сидел в бурке, папахе, руки крестообразно лежали, он смотрел туда, куда-то в сторону гор. Он произнес фразу, которой я тогда не придал никакого значения. Он сказал: «Русским будет хорошо, и всем будет хорошо. Русским будет плохо, и всем будет плохо». А Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов, он сформулировал тогда, на нашей встрече в прошлом году, такую мысль, которая для меня была откровением. Он сказал, что, прежде чем говорить о национальном вопросе, нужно понять, уяснить себе, роль русского человека, который есть для нашего государства Российского ядро, скрепляющий состав и элита. При этом русский человек всегда стоял позади тех, кому служил, и только в этом случае Россия прирастала. Только в этом случае она развивалась. Когда мы все научимся служить друг другу, когда чиновники станут государственными служащими, когда вместо распределения прибылей, люди будут участвовать в жизни общества и другого человека, когда мы выкинем эту вот коммерческую составляющую, что максимальное извлечение прибыли при снижении издержек на производство является главенствующей, тогда мы начнем меняться. 

 

Достаточно ли лишь обратиться к Вере, для того, чтобы стать на этот путь? Возможно, имеет смысл начать с истории, которую мало кто знает о себе, если говорить об идентичности, которую не все, наверное, осознали, не все к ней пришли. Все-таки, наверное, истоки стоят в истории, которую люди не знают просто, не осознают, где они находятся, какова их роль в этом мире, в этом месте, в котором  они родились?

История - это тот бульон, в котором пестуется личность гражданина, то есть, он обязательно должен быть.  Мы должны находиться вот в этой  среде, нам все должно напоминать и указывать на историческую преемственность, без истории вообще ничего невозможно. Именно в построении гражданского общества. Мы видим ту трагедию, которая произошла с нашими братьями на Украине, когда людям изменили историю, и они стали управляемы. Поэтому, здесь нужно очень трепетно и щепетильно относиться к своей истории, к своей культурно-исторической традиции, своей духовно-нравственной традиции, безусловно, которая невозможна без Веры. Здесь нужно возрождать нам институт семьи, нужно объяснять, что труд - это и высшее благо для самого же человека, потому что он облагораживает человека, и высокая ответственность. Что, помимо всего прочего, есть еще и служение, то есть, это призвание, призвание себя на какой-то подвиг. Нужно вспоминать, что у нас есть Отечество. Отцами даровано, поэтому так называется. Не Государство, а Отечество. То есть, нужно помнить, что наша культурно-историческая традиция указует нам на то, что мы должны заниматься миротворчеством. Но в первую  очередь нужно навести порядок у себя дома. 

 

Но в этом смысле, в современном обществе, насколько эти вещи забыты?  

Нельзя же что-то там замерять? Мне кажется, что есть закваска людей, которые эти вещи знают и помнят. 

 

Не слишком ли они взрослые? Я говорю о молодом поколении. 

Закваска взрослой не бывает. 

 

 

Ну а люди, которые растут сейчас, здесь?

Ну, мы же общаемся, мы же занимаемся общественной деятельностью, у нас в наши задачи входит в том числе и просветительская деятельность. Мы ездим по всей стране, мы встречаемся с молодежью, то есть, это то, на чем мы с коллегами остановили свои желания. 

 

Что происходит сейчас с молодежью в регионах?

Ну, разброд и шатание в целом, но стремительно набирает обороты любознательность у молодежи, внутренний запрос. Я бы так разделил: есть молодежь, которая нацелена на обогащение, то есть, у них на 3 вопроса в одной аудитории они 3 раза ответили «деньги, деньги, деньги», что для вас самое главное. Третьим ответом было «много денег». Это в университете. Есть молодежь, которая собирается вокруг общин, вокруг приходов, и там удивительные по своей силе, они не отпускали, они впитывали всё, что им говорилось, они всё записывали, и потом, когда закончилась уже лекция, невозможно было уйти, потому что спускались по лестнице, останавливали, подходили, спрашивали, прямо с диктофонами, с телефонами, и пожалуйста, а вот это вот, что вы имели ввиду, а вот это расскажите, как то-то сделать. Я бы сейчас для себя определил, что молодежь сильно расколота. Причем, невозможно понять, сколько той, сколько этой, потому что ты встречаешься с аудиторией, но у меня есть ощущение, что сдвиги пошли очень серьезные, причем последние полтора-два года. 

 

Вы, как член общественной организации, что вносите, можете внести, будете вносить для того, чтобы эта ситуация развивалась в каком-то положительном направлении?

Вы имеете в виду, как председатель комиссии? Есть уже много наработок, очень сильно в этом смысле помогает серия форумов, которая сейчас прошла по Подмосковью, «Идеология лидерства».  Потому что мы получаем качественнейшую обратную связь, просто прямо золотые пули  нам там отлили. То есть, потому что мы получаем бесценный материал, конечно, сумбурный, потому что мы же тоже ищем инструменты и как лучше получать эту качественную обратную связь, но сейчас, то, что я для себя уже получил, я вижу там огромное количество идей и всяческих наработок, в том числе культурные центры. Кроме того, после этих форумов, у нас появилась идея запустить изучение карты этнической напряженности в Подмосковье, то есть, мы получаем некие разведданные, с которых мы уже можем стартовать. 

 

Уже получаете?

Ну, я имею в виду, мы, по результатам изучения карты этнической напряженности, сразу же получаем опорные точки, с которых можем стартовать. В том числе, и получаем инструмент, как вот эти вот культурные центры, представление о них, потому что там выступают представители разных диаспор, представители автономий. И мы уже для себя формируем некий инструментарий. Но инструменты должны быть правильно разложены, для этого нам нужно правильно понимать ценностные ориентации, и отношения межнациональные, и вот карты этнической напряженности, она у нас вся должна быть. И самым главным в этой дорожной карте, безусловно, будут культурные обмены. То есть, это танец, это песни, это костюмы - 3 основных таких направления. А дальше уже будем рассматривать. 

 

Вы, как активист, достаточно яркий, Вас поддерживает Правительство, и всячески очень поощряет Ваши действия, насколько другие, на Ваш взгляд, организации, действующие на территории области, тоже вносят какой-то определенный вклад в развитие и продвижение культуры, и вносит до сих пор, если вносит. 

Не знаю, насчет своей активности, я бы так сказал, мог бы больше. 

 

Что-то мешает Вам?

Есть некая инертность в самой системе, такая неповоротливость. Но я думаю, что это все болезни роста. 

 

А насколько неразрешимые проблемы?

А это все зависит как раз от роли общественных организаций. Наша задача сейчас является - это запустить  механизм самоорганизации и самодеятельности гражданской. Тогда мы сможем получать и качественную обратную связь, это как когда организм начинает дышать, когда начинает чувствовать, когда у него просыпаются органы чувств. Точно так же и мы, как большой организм общества, то есть, общий человек,  он начинает просыпаться, и у него запускаются признаки жизнедеятельности. Точно так же общественные организации должны в этом участвовать, то есть, в запуске гражданской самодеятельности. И тогда у нас и разговор пойдет живее с властью, и появятся новые возможности, и люди начнут активнее в этом участвовать во всем, потому что самое ценное в жизни общества - это инициативы и способность эти инициативы воплощать. То есть, рождение инициатив, способность их воплощать при взаимодействии с органами власти и управления. У нас есть с властью, у власти есть государство, а у нас есть Отечество, и вот в этом смысле мы должны очень хорошо сосвататься. 

 

Продать, хотите сказать?

В смысле, продать?

 

Ну, сосватать - продать. 

Нет, слово «продать», оно имеет определенную коннотацию, очень серьезную, здесь должен быть брак по-любви. 

 

Тогда на этой замечательной ноте предлагаю поговорить немножко о премии «Наше Подмосковье», я знаю, что Вы участвуете, что Вы представляете?

Я представляю как раз гражданский диалог, это как раз моя любимая тема, и я опять…

 

В чем его суть?

Как раз в запуске гражданской самодеятельности, в выработке механизмов качественной обратной связи, и я считаю, что у нас настолько талантливый народ, я где-то услышал такую фразу, может приснилось: русский мужик, он ведь пахать не пойдет, пока не разберется, что ж там в Гондурасе-то происходит. Понимаете, да? В этом вся сущность русского человека. Не нужны ему ни лизинги, ни кредиты, ничего, до тех пор, пока не поймет, что же в Гондурасе происходит. Когда он поймет, что Гондурасу нужна пшеница…

 

Вам не кажется, что это жестокий сарказм?

Это данность, я же это чувствую, я же сам нерусский, я сам из немецкой семьи, мой пра-пра-пра-прадед в 1767 году 16 сентября присягнул на служение  Екатерине II. 

 

Насколько ярко Вы ощущаете свои исторические корни? Здесь, живя в России, помогая. 

Я прямо все, у меня дочки учат немецкий язык, мы изучаем свою культуру. Сегодня я встречался с очень удивительным человеком, Алексеем Поддубным, это такой певец из Джанго, он мне сегодня сказал потрясающую фразу: «Русские люди всех национальностей - объединяйтесь!» Понимаете, да?

 

Лучшего лозунга не придумать!

Вообще, для нашей передачи сегодня не придумаешь. Джанго, большой привет тебе!

 

Тогда последнее слово, предлагаю Вам что-нибудь сказать о любви.

Слова Федора Тютчева, мои самые любимые. Можно на камеру?

 

Можно мне. 

Можно Вам? 

 

“Единство, — возвестил оракул наших дней, —

Быть может спаяно железом лишь и кровью...

Но мы попробуем спаять его любовью, —

А там увидим, что прочней…”

 

Волшебно, спасибо Вам огромное, я уверена, что после такого замечательного выступления я и Вы, по крайней мере, точно проникнуты любовью, надеюсь, наши зрители и все остальные тоже почувствуют эту великую силу и начнут двигаться вперед и только прямо, спасибо Вам большое!

С Богом по всем дорогам!


ВСЕ НОВОСТИ