facebook_pixel
  • 13 октября 2021, 22:06

    Реаниматолог рассказал о трех патологиях после перенесенного ковида

    Новосибирский реаниматолог Дмитрий Лайвин перечислил три опасных последствия ковида

    Работающий в паллиативном отделении новосибирской больницы реаниматолог Дмитрий Лайвин заявил, что после перенесенной коронавирусной инфекции у пациентов диагностируют серьезные поражения трех органов: мозга, сердца и легких. Спасением таких людей занимаются врачи, практикующие паллиативную помощь. О главных признаках, когда необходимо обратиться к специалисту Лайвин рассказал изданию NGS.ru.

    Реаниматолог рассказал о трех патологиях после перенесенного ковида

    По словам медика, поражения мозга, сердца и легких фиксируют даже у тех людей, кто перенес коронавирусную инфекцию в легкой форме.

    При проникновении в организм человека возбудитель способен нарушить систему кровообращения. Это приводит к кислородному голоданию головного мозга и отмиранию нейронов. В результате у человека меняется характер и поведение. Специалисты паллиативной медицины вместе с психиатрами ищут пути решения этой проблемы.

    Второй диагноз — это дыхательная недостаточность. Его ставят пациентам, которые перенесли тяжелую форму ковида. Коронавирус повреждает ткань легких, которые восстанавливаются только у 30-40%, а остальные остаются инвалидами, которые не способны пройти больше двух шагов без одышки.

    «У легких есть определенный объем. После коронавирусной инфекции, если вирус захватывает объем легких больше 70−80%, это та ткань, которая перестает функционировать. И с 30% оставшейся живой ткани человеку приходится жить», — пояснил Дмитрий Лайвин.

    Третья патология, которую оставляет после себя коронавирус — это сердечная недостаточность. Мышечная ткань сильно изнашивается. В результате человек снова начинает задыхаться. По словам медика, возбудитель словно ускоряет жизнь человека, делая огромную разницу между биологическим возрастом и реальным. То есть у молодого человека после перенесенного ковида сердце может оказаться настолько же изношенным, как у глубокого старика.