facebook_pixel
  • 24 августа 2015, 09:00

    Почему сложно получить обезболивающее и как упростить этот процесс

    Даже врачам сложно получить и использовать для обезболивания наркотические средства.

    Доступ к обезболивающим средствам даже у больных, остро нуждающихся в них, в больницах России значительно затруднен. В первую очередь это связано с тем, что самими врачам очень сложно получить и использовать для обезболивания наркотические средства. Об этом в интервью журналу "Коммерсант Власть" рассказала директор благотворительного фонда "Подари жизнь" Екатерина Чистякова.

    "Для врача выписка наркотического обезболивающего сразу означает, что у него появляется много хлопот по заполнению разнообразных журналов, отчетных документов. Кроме того, за нарушение процедуры обращения с наркотическими препаратами врач может быть привлечен к ответственности, не исключая уголовную", - сказала Чистякова.

    По открытым источникам Чистякова зафиксировала 17 случаев уголовного преследования врачей за неправильное обращение с обезболивающими в 2011 году и 23 случая - в 2014. В основном, врачи теряли ампулу с обезболивающим, забывали ее в кармане халата, или ящике стола, вместо того, чтобы положить в сейф. Этого достаточно, чтобы врача могли осудить по уголовной статье.

    По этой причине, сильные обезболивающие держат не везде. Морфин, например, чаще всего держат только в отделении реанимации, при этом больные из других отделений тоже нуждаются в нем.

    "В одном регионе была пациентка, она умирала от онкологического заболевания в стационаре, и ей не назначали наркотические средства. Чтобы назначить такие препараты, ее, паллиативную пациентку, пришлось перевести в отделение реанимации. Ей в реанимации делать было нечего совершенно, от чего ее там реанимировать? С какой целью ее туда переводить, если человек умирает? Но у них, кроме как в отделении реанимации, морфина нигде нет. Они не держат его по отделениям. А эта пациентка могла бы лежать и в терапевтическом отделении, и в онкологическом - там, где родственники могли бы находиться с ней рядом. Но в отделениях терапии нет морфина. Хотя там больные испытывают болевой синдром. В реанимации эта пациентка умирала одна. Но и туда бы она не попала, если бы мы не настаивали на обезболивании с использованием административных рычагов", - рассказала Чистякова.

    По ее словам, существуют клиники, где ответственно относятся к выписыванию обезболивающих и назначают их столько, сколько необходимо. Одним из таких учреждений является Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, где лечат детей, больных раком.

    Однако, с обезболиванием детей в России проблемы еще серьезнее. Детей умирает значительно меньше, чем взрослых. По стране от рака погибает около тысячи детей в год. Для детских больниц умирающий ребенок, которому нужно серьезное обезболивание - большая редкость, поэтому они обычно не заказывают морфин. То есть, если умирающий от рака ребенок попадает в больницу, обычно ему там вообще не могут помочь.

    В мире и в России сейчас развито производство неинвазивных форм обезболивающих, то есть, не требующих уколов, например, обезболивающих пластырей. Московский эндокринный завод сообщил, что в этом году у них заказали значительно больше таких препаратов, чем в прошлом, однако это не обозначает что весь заказ будет выкуплен.

    "Их (неинвазивные формы обезболивающих) в России производят, и произвести могут довольно много. Но проблемы в этой области тоже есть. Во-первых, проблемы с распределением, потому что регионы часто просто не заказывают неинвазивные формы. Вот в Тамбовской области в прошлом году не было пластырей", - сказала Чистякова.

    По ее словам, причиной отсутствия заказов на новые, более совершенные формы обезболивания, является отсутствие правовых актов, регламентирующих заказ новых средств. Больницы действуют по стандартам и заказывают то что обязаны заказывать.

    Чистякова считает, что обезболивающий пластырь является лучшей на сегодняшний день формой обезболивания для детей, потому что не требует делать уколы. При этом пластырь разрешен для использования только в возрасте от 14 лет.

    "Для того, чтобы детей можно было обезболивать пластырем, производитель должен провести клинические исследования. И потом это зарегистрировать, внести в инструкцию, что у детей применять можно. Но все это у нас не развито, производитель не заинтересован тратить деньги на клинические исследования: детей умирает мало, много денег не заработаешь, рынок, как говорят, низкомаржинальный".

    Также законодательно запрещено применять опиоиды для обезболивания детей до двух лет, несмотря на то, что они тоже умирают от рака. В таких случаях, врачи обычно применяют обезболивающие, рискуя попасть под уголовное преследование.

    Изменения в законе "О наркотических средствах и психотропных веществах", вступившие в силу 30 июня, немного упростили доступ к обезболиванию. Например, регион может составить список медицинских организаций, уполномоченных к использованию наркотических обезболивающих и заказать их туда. Также в законе отменили обязательную охрану при перевозке таких средств, что значительно снизило их стоимость.

    Сейчас самым действующим способом получить обезболивающее, по словам Чистяковой, является звонок на горячую линию Росздравнадзора. Этот метод является даже эффективнее, чем работа фонда с участием врачей и юристов.

    Ранее сообщалось, что в Москве при городской клинической больнице №11 открыли первый в России Центр паллиативной (поддерживающей) помощи неизлечимо больным гражданам. Читать далее>> 

    Ученые из Кембриджского университета нашли ген, которые отвечает за уровень боли. По их мнению, это открытие послужит основой для создания нового поколения обезболивающих. Читать далее>>